Неоязычество и религиозные устремления Юлиуса Эволы в сравнительно-историческом аспекте

Максим Медоваров

Форпост восстанья против мира
- Гробница Ваша снежная, барон.

С.А. Яшин. Барон Эвола

Небольшая статья Юлиуса Эволы «Против неоязычников» представляется исключительно важной по нескольким причинам, прежде всего, потому что в ней в наиболее сжатой форме выражены религиозные устремления великого итальянского традиционалиста, а также и потому, что буквально все черты «неоязычества», которые критиковал Эвола в 1942 году, сохраняются и сегодня, спустя семь десятилетий. Феномен неоспиритуалистских духовных течений на Западе XIX – XX вв., проникших и в Россию, может быть понят и осмыслен только как феномен Модерна и, соответственно, в противопоставлении подлинным древним «языческим» религиям. В конечном счёте, дело сводится к тому, что есть Религия в различных её формах и есть учения, Религией не являющиеся, даже если они называются таковыми.

Юлиус Эвола. Против неоязычников

Недоразумения относительно «неоязычества»

Возможно, следует указать на недоразумения, возникшие сейчас в некоторых радикальных кругах, верящих, что решение лежит в направлении неоязычества. Это недоразумение видно уже из самого использования терминов «языческий» и «язычество». Сам я, употребив эти выражения как лозунги в книге, изданной в Италии в 1928 г. и в Германии в 1934 г., выражаю по этому поводу искреннее сожаление. Несомненно, слово «язычник», paganus, появляется у некоторых латинских писателей вроде Ливия без какой бы то ни было негативной окраски. Но это не отменяет того факта, что с приходом новой веры слово «язычник» стало определённо пренебрежительным выражением, используемым раннехристианскими апологетами. Оно происходит от слова pagus, означающего городок или деревню, так что paganus относится к крестьянскому мышлению: некультурному, примитивному и суеверному.

Мета-идеологические парадигмы власти и возможность альтернативы.

Александр Иванов

 Введение в проблематику.

С самого начала следовало бы наверное рассмотреть вопрос о теме, заявленной в оглавлении – а что собственно есть «мета-идеология», и есть ли она вообще. Может быть – это некая фантазия, пробужденная релятивистким дискурсом,и только для того, чтобы увести человека от собственно насущного вопроса об идеологии, о фундаменте того, что французы определяют выражением «l'action politique»

Рене Генон. Вопрос о махатмах

Из книги "Теософизм, история одной псевдорелигии".

Мы оставили г-жу Блаватскую в тот момент, когда она в 1876 году помышляла отправиться в Индию; ее отъезд, случившийся только 18 ноября 1878 года, кажется, был вызван прежде всего, если не исключительно, той справедливой критикой, объектом которой она стала. «В этом и заключается причина того, - писала она сама, делая намек на публикацию «Происшествий в моей жизни» Дугласа Хоума, - что я уезжаю в Индию навсегда; от стыда и горя мне нужно удалиться туда, где никому не известно мое имя.

Аталанта и Уроборос

Александр Иванов

Дар Киприды вынес вон юноша предерзновенно - / Плоды Сада Гесперид незабвенны и незванны. / Числом три плода - их все Деве юноша бросает - / Плод один, другой, за ним - третий красный, полн росою. / Легконога и быстра, мчится Дева за плодами,  / Он - за ней, она же - вдаль, в путь неведомый ведома. /  Яблоко золотое он бросает - Дева медлит... / Оглянувшись на него, взгляд любовный, словно мед, льет, /  И опять бежит - когда ж она третий плод поймает, / Вот тогда-то наш атлет Аталанту взять сумеет. (пер. В.И.Карпца)

Такой эпиграммой начинает свою книгу«Убегающая Аталанта, или Новые Химические Эмблемы» немецкий автор XVIIв. мистик Михаил Майер. Попытаемся проследить, насколько это конечно возможно, за его мыслью.

«Соль Земли» (герметизм и православная традиция)

Александр Иванов

В принципе все в общих чертах знакомы с такой христианской дисциплиной как герменевтика, многие слышали о герметике. Лишь профанов не смущает близость звучания обоих терминов – из-за чего они их постоянно путают...  Но многие уже и не раз отмечали ту ситуацию, когда простаки пародоксальным образом оказывались ближе к истине, нежели умудренные модернистcким образованием религиоведы и историки философии.

 

Эпистрофе как восстание. Добродетельный Град аль-Фараби

Натэлла Сперанская

Доклад, прочитанный на семинаре в Русской Школе Неоплатонизма 16.11.2011

Вдохновлённый идеей идеального государства Платона, Фридрих Ницше учил, что прежде, чем придёт сверхчеловек, должны возникнуть «люди высшего порядка», те, что перейдут через мост, а мост, как известно, Ницше связывал с понятием «человека». Точная цитата - «Человек - это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком, - канат над пропастью. В человеке ценно то, что он мост, а не цель», - сегодня известна каждому.

К кому мы обращаемся? Особенности типологического подхода

Натэлла Сперанская

Часто, когда мы хотим публично изложить свои мысли, мы забываем, что обращаемся к людям двух разных типов. С одной стороны нам внимают те, кого можно назвать людьми традиционного склада, а с другой – детища плоть от плоти эпохи Постмодерна.  В результате, избирая определённый язык (а в нашем случае – это язык традиционализма, денотаты которого, как верно подмечено Александром Дугиным, тождественны денотатам неоплатонизма) мы тут же превращаем одну часть нашей аудитории в сборище глухих, и говорим исключительно для первой.

Имперским Русским маршем

Русский марш поддержал лозунг "Нет России без Кавказа!"
Очередной смотр национально-патриотических сил прошел в Москве 4 ноября в ходе ставшего уже традиционным Русского марша. В публичных шествиях, митингах и маршах в Москве и по всей России приняли участие все, кто хоть как-то относит себя к националистическим, патриотическим, консервативным силам или пытается играть на этом политическом поле. В этом смысле акции 4 ноября, в День народного единства, можно оценивать не только как выражение гражданами своей политической позиции, но как неформальное соревнование между самими националистами за влияние в соответствующей среде.

Год без Головина

«Чудесный гений» в зеркале воспоминаний учеников и друзей


ЛУЧИ БЫТИЯ
Я был поражён тем, насколько уход Евгения Всеволодовича Головина произвёл на меня сильнейшее впечатление. Давно было известно, что он болеет. Уходил он постепенно. Головин сам говорил, что, частично, он уже "там". Он завис между двумя мирами, без особого энтузиазма относясь к обоим. При этом, когда Головин ушёл, он каким-то образом подчеркнул самого себя. Этот год без Евгения Всеволодовича для меня был годом с Головиным в большей степени, чем много предыдущих лет. По степени яркости, живости и пронзительности отношений с ним, с его духом, с его идентичностью. Для меня это было сопоставимо с теми годами в начале восьмидесятых, когда я с ним познакомился. После тех лет это был самый яркий год с Головиным. Я неотступно о нём думал и думаю, вспоминаю любые эпизоды, которые наполняются всё новым смыслом. Я читаю его поэзию, статьи, слушаю его песни. Быть может, когда Головин был в расцвете сил, писал, творил, читал лекции, он был дальше от меня, нежели теперь, когда он ушёл. Такое парадоксальное впечатление.

Синдикация материалов