Метафизические граффити: музыка и актёрство в "обществе спектакля"

Митра рождается из камня (rock), и рок музыка имеет символ, соотносящий нас с его божественным образом. Само это название «рок», такое ненужное и неопределённое, сводящее великое многообразие музыкальных явлений последних десятилетий к тенденции, вызывающей исключительно протест и недоумение, должно было бы оказаться отброшенным за ненадобностью, если бы не его сжатое воплощение – камень преткновения – нашедший воплощение в Led Zeppelin: чёрная дыра, лишённая дна и такая жёсткая, какой может быть только бездна, втягивающая в себя предшественников и последователей, поклонников и противников, а также тех, кто полностью игнорирует её. Философский камень, упавший с Венеры, как падает из мира прекрасных эйдосов громоздкая конструкция свинцового дирижабля. Платон говорил, что идеи либо парят, либо умирают, но эта идея постоянно возрождается в своём безостановочном падении к корням земли. Недаром Роберта Планта в юности называли Парцифалем - Перси: его рок подобен Граалю – Камню, как писал Мигель Серрано в «Воскрешении героя», выпавшему из короны Люцифера.
 Смерть Бонема – Тельца – сопоставима с совершённым Митрой приношением в жертву Быка. Каут и Каутопат – слуги Митры – символизируют переход от света к тьме,  - совсем, как в гитарных партиях Пейджа. И митраизм этой музыки возвращает нас в порочные и напыщенные времена Диоклетиана и Гелиогабала, этого «коронованного анархиста».
Если у современного мира и есть какое-то оправдание кроме того не вполне достаточного, что он уже существует, так это декадентский образ его величия и упадка, данный нам этой группой.

Настоящую музыку – возможно, это даже странно, - пишут люди, исходящие во многом из актёрства или самосимволизации. То, что они создали - это подлинная школа для начинающего актёра, и приобретённые здесь навыки особенно полезны в нашем «обществе спектакля». Итак, он может научиться:
у Игги Попа – жизни;
у Happy Mondays – расхлябанному веселью, тем более безудержному, чем меньше поводов для него, и совсем запредельному, если поводов вообще нет;
у Джеймса Брауна – двум уровням невозможности: 1) одежде и прическам Джеймса Брауна; 2) (с большим отрывом) – конвульсивным сбивкам, делающим из жёсткой энергии, способной убивать, источник жизни;
у Сида Вишеса в «My way» - предельной откровенности, открываемой в том, что совершенно чуждо исполнителю: то есть переходу от человека к типу;
у Coil – мимическим и фонетическим тренировкам перед обратной стороной зеркала;
у Doors – поэтическому рассказу как поводу для музыки;
у Ника Кейва – музыке как поводу для поэтического рассказа;
у The Velvet Underground – простым иллюзиям новаторства, сложности, интеллектуальности и будуарной правды;
у Bauhaus – конструированию стиля из простых компонентов, таких, как костюм, ритм, текст, видеоряд, поведение на сцене и т.д.;
у Дэвида Боуи (в соавторстве с Брайаном Ино) – конструированию стиля из сложных компонентов, таких, как костюм, ритм, текст, видеоряд, поведение на сцене и т.д.;
у Kraftwerk – конструированию стиля из компонентов средней сложности;
у The Cure в альбоме «Pornography» - тому, что тотальная концентрация из вчерашних подростковых панков и завтрашних самопародийных фриков способна была в том уже давнем сегодняшнем дне создать авторов настоящего шедевра;
у Боба Марли – вибрациям, о которых писал Гермес Трисмегист в своём «Асклепии», в их позитивном ключе;
у Black Sabbath – вибрациям, о которых писал Гермес Трисмегист, в их негативном ключе;
у Боба Марли и Black Sabbath – обращению к корням и принципу двойственности активного и пассивного начал, о котором было написано в «Асклепии», и не только там;
у Джимми Хендрикса – тому, что природный талант и изнуряющий труд, подобно магниту, притягивают к себе внешние препятствия, на которые только и можно рассчитывать в крестовом походе против завершённости;
у Егора Летова в «Прыг-Скок» - предельной, из детства вынесенной откровенности относительно того, о чём раньше даже не подозревал;
у Джи Джи Аллина – тому, что, вопреки Гермесу, внизу не совсем то же, что и вверху, однако разница действительно невелика;
у Дженезиса Пи-Орриджа – отсутствию границ и тому, что анархия – это дисциплина;
у Яна Кёртиса – ответственности;
у Петра Мамонова – актёрскому мастерству;
у Тома Уэйтса – всему, кое-чему и ничему (в произвольном порядке).

А так же и настоящий рэп - актёрство, он почти всегда кинематографичен.
(В наше время, когда пишешь о чём-то настоящем, получаешь необьяснимое скучноватое удовольствие, сходное, наверное, с тем, какое возникает при чтении утопических романов).

Но именно профессиональные исполнители – Пейдж, Плант, Бонэм и Джонс – выступили как актёры эпохи, увешанные драгоценными камнями образы-герои её пасмурной и сырой лондонской полночи. И если Варез, Колтрейн и чёрные блюзмены задолго до них показали нам, что это – ночь, и что вся музыка современности подобна шуршанию, вою, лаю, крикам и уханью её обитателей, Led Zeppelin в своём парадоксальном падении приподняли нас над атмосферой Земли, чтобы дать послушать: там, в темноте, где черпал вдохновение лавкрафтовский Эрих Занн, - там, высоко, где рождаются и гибнут солнца, - никогда и не было дня.
 

Комментарии

Ключарь аватар

 Не много не в тему, но про

 Не много не в тему, но про Митру много интересного у Архивариуса

http://arhivar-rus.livejournal.com/146712.html

 И не только на этой ссылке. Возможно стоит поизучать весь журнал...

 А как бы вы оценили  музыкальное творчество Олега Фомина? По моему, он проявлен во всех указанных вами качествах, впрочем это только мое частное мнение. 

 зри в корень "Ур"

Митра и Олег Фомин

Благодарю вас, Ключарь, за интереснейшую ссылку.

Я являюсь большим поклонником книги Олега Фомина "Сакральная триада": это замечательное произведение, к которому я часто и с удовольствием обращаюсь. Но что касается его музыкального творчества, то пока я сохраняю в этом отношении внутреннюю интригу. При этом уверен, что ваше частное мнение имеет под собой более чем достаточное основание.

Валентин

Часть из названных персоналий

Часть из названных персоналий на меня оказала неоспоримое влияние. Особенно VU и Хендрикс. Часть оказала влияние, которое затем ушло, как вода в песок - Joy Division, Летов и Doors. К иным я равнодушен - как к Бобу Марли и Black Sabbath. Иных уважаю за свежесть музыкальной мысли, но редко слушаю, как Лёд Запилен, Мамонова и Уэйтса. иные мне неприятны почти физиологически - Пи-Орридж и Койл. Всё, разумеется, много слушал. Главных для меня здесь, кроме первых упомянутых пяти, нет. Хотя и эти первые пять не главные - а скорее - во второй или третьей пятерке. Я при всей своей дионисичности и хаотизме, внутренне очень солярен и строг. Мои герои - Фрипп, Ино, Терри Райли, Владимир Мартынов. Это шизики-интеллектуалы, которые очень "крепко держат марку". Интеллектуализм в музыке, доведенный до фашизма. То же касается и кино - Параджанов, Ходоровский, Гильям. Некоторые из упомянутых авторов опускались до "общества спектакля". Но это было низкое парение олимпийского орла над невысоким плебейством, до которого они были готовы снизойти. Пожалуй, только две фигуры в прогрессиве 70-х из числа хаотов продолжают оказывать на меня влияние. Это Дэвид Оллен (не путать с Джи Джи), лидер GONG и Кристиан Вандер - лидер MAGMA. Обе группы французские, по-своему ёбнутые на всю голову. MAGMA в последнее время ценю несравнимо больше за разработанность мифологии, за соединение Мусоргского с Колтрейном, за "буее мiра". Еще бы из хаотов помянул Анна-Ворни - SOPOR AETERNUS, безумного гота, пишущего такую музыку, будто на дворе не 90-е и 2000-е, а глухое Средневековье. Существо само полностью оскопило себя и выступает голым, готически плача о том, что сотворило над собой. Ну, это я, конечно, иронизирую. Плачет Анна-Ворни (примерно как "Аня-Ваня") о бессмыслице этого Бытия. На обложках группы - рогатое существо, распятое на кресте, показывающее в небо фак. Это мне близко и понятно. Что-то настоящее. Насчет сына генерала Моррисона - до конца не уверен, был ли он "порождением ехидновым" ("I`m a lizard king!") или это просто симулякр. Частью похоже на правду, частью - климовская дегенерация. Хотя, вот, переслушивал недавно все альбомы. Его музыка отчасти ассоциируется у меня с бросившей меня за полгода до свадьбы невестой. Но одно дело оценка интеллектуальная - другое, отклик сердца. Очень жаль также, что вы не упомянули Фрэнка Заппу. Вот уж кто был настоящий гений. Орфический тип, соединивший в себе дионисическое анархическое буйство и аполлоническую выверенность строгого интеллектуала.

Олег Фомин, главный редактор портала "Артания"

часть от части

Было бы странно, если бы я упомянул в этой статье Фриппа - как и Ино в отрыве от Боуи. Они совершенно, на мой взгляд, чужды актёрства, полностью погружены в музыку. Конечно, они гениальны именно как музыканты. А Моррисон, напротив, пропитан нарочитостью и позёрством, но когда у него ещё нет для них особого повода (на первом альбоме) или он уже устал (на последнем), получается здорово. Фрэнка Заппу смотрел, слушал, читал; но для меня он, вполне в кантианском духе, источник совершенно незаинтересованного удовольствия.

Валентин

Ну хотя я и не получаю

Ну хотя я и не получаю огромного наслаждения от Заппы, я всё же против этого вашего последнего высказывания. Это - бешенный интеллектуал. Он первым освоил домидийные синтезаторы и писал на них симфонически сложные сюиты. Мое детское прозвище - Зюпа - которое мне столь ненавистно сейчас во многом, ассоциировалось у многих 20 лет назад именно с Заппой. Я также множествен, как он, обезьянне, мартышечно охоч на выдумки. Я попрыгун. С темы на тему. С ремесла на ремесло. Правда, я не могу больше двух альбомов слушать Заппу - он тяжек, очень тяжек в виду своей избыточности.... но я и сам таков. я также утомляю в музыке избыточностью. это Дионис в бешенстве цветения. "Незаинтересованное" - пожалуй, правильно. Но вот "удовольствие" - не согласен. Заппа - это пытка, это насмешка, надругательство.

Олег Фомин, главный редактор портала "Артания"

Согласился бы с вами, если бы

Согласился бы с вами, если бы не был убеждён в том, что удовольствие и есть один из основных источников, даже проводников тяжести, избыточности. В общем-то, многое в современности, что избыточно и тяжеловесно, что является пыткой, началось с доставлявших удовольствие насмешек Вольтера. В ироничности Заппы, конечно, нет той лёгкости, но и результат не заставил себя ждать, будучи выражен в самом творческом процессе, без проектирования (как у просветителй), где-то даже по-розановски.

Валентин
Отто Устриц аватар

Если говорить о музыке и

Если говорить о музыке и актёрстве в "обществе спектакля", то нельзя, мне кажется, не упомянуть американскую группу "The Residents", создавшую свой уникальный музыкально-сюрреалистический театр. Примечательно, что наибольшего воздействия, можно сказать даже инфернального великолепия, их музыка достигает в сочетании с видеорядом, выполненным в жанре 3D-анимации. The Residents - это, наверное, квинтэссенция постмодерна.

Конечно же, но вы сами

Конечно же, но вы сами видите, что список мой - сугубо личностный. Не включил я в него и таких выдающихся представителей музыкального театра, как Сергей Курёхин с "Поп-Механикой" и Диаманда Галас.

Валентин