Фотоальбом «ЗЛЫДОТЫ»

Злыдота. Гетическая группа 
  

  

 

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ НА ФОРУМЕ «ЗЛЫДОТЫ»

 

ЦДЛ. 1 июня 2001 г. Творческий вечер Института журналистики и литературного творчества (ИЖЛТ), где учился Олег Фомин. Первое по времени публичное выступление «Злыдоты» в составе: Олег Фомин (цитра), Мирон Кравченко (электрогитара)
 

 

Олег Фомин с «гуслями» — детской немецкой цитрой — и Мирон Кравченко с используемой в качестве баса гэдээровской электрогитарой «Музима», доставшейся «Злыдоте» по наследству от ушедшего в нейрохирургию Данилы Крпенского, игравшего, кстати, на этой самой гитаре смычком в 1999–2000 гг. в симфо-панковом проекте «Friederiche Freude», где также участвовали Олег Фомин и поэт Ярослав Кузнецов, давший название проекту «Бронзовый Век».
 

Звучат «Арсамаки». В самый разгар песни озверевшая от того, что «Злыдота» взяла программу вечера под свой контроль, кураторша факультета Юля Бейгун (для своих Бейгуниха) выпустила на сцену группу студенток с танцевальным номером, которые вместо того, чтобы пресечь безобразие, принялись отплясывать что-то совершенно умопомрачительное, напоминающее не то самбу, не то босанову, вышагивая на заднем плане гуськом под 120 бпм «Арсамаков». Увы, на фото не сняли. Говорят, сохранилось видео, но где оно — доподлинно неизвестно.
  

 

 

Владимир Микушевич, поэт, философ, переводчик, духовный учитель «Злыдоты» и «Бронзового Века», старший преподаватель ИЖЛТ, вел этот вечер. Соль же всей ситуации в том, что помимо «Арсамаков» на этом вечере прозвучал «Час чаши», собственно, на слова Микушевича, и «Лэта», представляющая собой двойной перевод. Дело в том, что Микушевич пишет стихи на нескольких европейских языках. «La Lettre» («Буква») было написано им по-старофранузски. Владимир Карпец, ученик Микушевича перевел это стихотворение на несколько архаичный русский. Оригинал и перевод были опубликованы в № 22 «Бронзового Века». А 3 года спустя, Олег Фомин перевел это стихотворение, отталкиваясь от обоих текстов, на древний псевдосириакский и положил на архаичную музыку, где звучит всего 4 ноты, как если бы это была форминга, на которой бряцал Гомер, она же древняя «арфа» (Арта, artha), инструмент Орфея (Артея). Именно это Микушевич и объясняет присутствующим. «Разве вы не узнали? — спрашивает он публику. — Это перед вами Орфей выступал». Перевод, по Микушевичу, невозможен, однако при поэтическом писании неизбежен, поскольку любое произведение — перевод с языка птиц.
 
  
 
 
5 июля 2001 г. На дне рождения Владимира Микушевича — у него на даче в Малаховке (Красково тож).
 
Мирон, под влиянием Фомина, увлекшегося тогда старообрядчеством (обратите внимание на лестовку, старообрядческие четки, у него на левой руке), принялся вновь отращивать бороду, незадолго перед концертом в ЦДЛе начисто сбритую, что видно на фотографии. Старообрядчество и православие в целом стало тем фундаментом группы, без которого она теряла свою идентичность. Идея религиозная влияла на философию музыки, на ее форму и контент. Старообрядческие наоны, анинайки, попевки, основы крюкового пения были заложены в этот год, когда Фомин был активным прихожанином, а по совместительству чтецом, звонарем, библиотекарем и певчим в криптоединоверческом храме Свят. Николая на Берсеневке, отличавшемся непримиримой позицией по отношению к глобализации, вживляемым микрочипам, абортам, штрих-кодам, ИННам.

   

Марья Лушникова, однокашница Фомина и любимая ученица Микушевича, попала в группу после кастинга, когда несколько претенденток были отсеяны в виду недостаточно хорошего чувства ритма и полного отсутствия ответственности. Марья (так принято произносить это имя по-старому), имевшая музыкальное образование, подошла для «Злыдоты» как нельзя лучше. Фомин в то время носился с идеей, согласно которой в группе должна стучать исключительно девка, точно так же, как это было в «Velvet Underground». Девушек даже звали сходным образом. У барабанщицы VU, Морин Такер, кстати, было два правила, полностью перешедшие в «Злыдоту»: первое«не учись играть дроби и сбивки», и второе«к черту выкинь эти тарелки». Ни того, ни другого вы в «Злыдоте» не найдете. Перефразируя Лу Рида, можно было бы сказать, что есть два типа ударников: «Маша Лушникова и все остальные». Причем, по замыслу Фомина, стучать Маше Лушниковой, предстояло не на барабане, а только на бубне. Причем на бубне, едва ли не большем по размеру, чем сама эта хрупкая девочка. Позже Фомину, когда он таскал этот бубен через всю Москву на своем горбу вместе с гуслями, лютней и комбиком, пришлось не раз пожалеть о своей экстравагантной выдумке. В этот момент, однако, бубна еще не было. Он только делался в Питере на заказ у мастера по имени Влад.

 

 

«Злыдота» поздравляет Микушевича и празднует свое основание.
 
 
 
Осень 2001 г. Малый зал ЦДЛ. После выступления на поэтическом вечере «Журнала ПОэтов» Константина Кедрова.
 
 
На том вечере, помимо прочих, были Вадим Рабинович, автор книги «Алхимия как феномен средневековой культуры», у которого Фомин всё никак не может защититься, и Сергей Летов, известный саксофонист, отнесшийся к детской цитре Фомина, на которой тот только что исполнил «Арсамаки», с раздражением и ревностью профессионала, каковые усилились еще больше, стоило Кедрову предложить всем поэтам совместно возвысить голоса в чтении своей нетленки, а музыкантам заиграть каждый в свою дуду.
 
 
 
 
Декабрь 2001 г. Касимов.
 

 

 

На вершине касимовского минарета XV в. В конце декабря Фомин поехал в краеведческую поездку в Касимов, где по мотивам местных легенд им было написано стихотворение «Плачет каган», ставшее впоследствии едва ли не визитной карточкой «Злыдоты». «Спит мертвица под водой», омывающей своды тайного подземного хода, берущего по преданию начало именно в подвалах этого древнего минарета. С этой поездкой связаны истоки гетической мифологии: Баташов, муромские леса, древнерусская алхимия, касимовские царевичи, висящие в гробах на золотых цепях.

  

    

Январь или февраль 2002 г. Чистые пруды

 

После заседания Евразийского клуба (ныне Византистский клуб «Северный Катехон») Олег Фомин, один из его сооснователей (наряду с правым философом Аркадием Малером и революционером-ситуационистом Алексеем Цветковым), играет для друзей знаменитую песню про зайца по мотивам традиционного духовного стиха, которую поэт Константин Кедров предложил назвать «Евангелием от зайца».

 

 

 

Ребята пляшут под «Арсамаки». Слева — поэт Олег Морозов, печатавшийся в «Бронзовом Веке» еще с середины 90-х гг., ныне муж Фотины Ивановой, благодаря которой во многом «Бронзовый Век» стал тем, чем стал. Домашний салон Фотины, ученицы Владимира Микушевича, «Диотимы», как ее тогда часто называли, стал одним из ключевых центров русского традиционализма, где шел диалог между сторонниками «Арктогеи», «Волшебной Горы» и «Бронзового Века». На переднем плане — Алёна Матьязова, ныне супруга Аркадия Малера, который пританцовывает справа. Прямо за Фоминым — Мирон Кравченко, с которым Фомин, кстати, познакомился в стенах Института философии РАН, где, собственно, и проходили заседания Евразийского клуба. Они познакомились благодаря общей подруге Фомина и Матьязовой, Оксане Ладыгиной, состоявшей в матьязовском Антиамериканском фронте и учившейся в ИФ РАН, где она ставила студенческие авангардные спектакли. В одном из таких спектаклей — «Сон Елизаветы Бам», — по очень вольным мотивам известной пьесы Даниила Хармса, принимали участие Аркадий Малер (актер), Алёна Матьязова (фортепиано) — кажется, она играла довольно сложную пьесу Скрябина, Олег Фомин (гитара) — причем гитара была настроена весьма специфическим образом, а игрались на ней петли, напоминающие фрипповский минимализм времен «Лиги ушлых гитаристов». Фомин сидел при этом в самом конце зала, что производило неожиданный эффект. Малер ходил по сцене, читая газету и время от времени глубокомысленно изрекал: «Павловский...» На этом-то спектакле как раз и познакомились Мирон и Фомин.

 

 

24 мая 2001 г. На палубе корабля «Святитель Николай», плывущего по каналу имени Москвы

На корабле (слева) Олег Фомин с цитрой и за ним Владимир Карпец, автор довольно большой части текстов песен группы «Злыдота». Корабль принадлежит общине храма  Свят. Николая. Этот маленький круиз посвящен именинам о. Кирилла (Сахарова). Приходская община плывет в грузинский ресторан (у о. Кирилла грузинские корни). В ресторане будут выступать осколки группы Талькова, а после концерта произойдет конфликт между черносотенными националистами и евразийцами в лице Фомина и Карпца. Но пока всё безмятежно. Фомин готовится спеть духовные стихи, а Карпец перебирает лестовку.

 

 

1 июня 2002 г. Царицыно. Концерт для бедных хиппи

Первое выступление «Злыдоты» в классическом составе и «каноническом» виде, принесшее группе определенную известность. Народный мастер России Владимир Теплышев, по прозвищу Дзен-Баптист, обшивающий язычников и хиппи, разработал для «Злыдоты» образы-костюмы, выражающие символические архетипы на языке практической этнографии. Слева-направо: Мирон Кравченко в костюме Леса с гудком, выполненным на заказ известным мастером и музыкантом, лидером группы «Русичи» Виталием Галицким, Данила Крпенский в костюме Древа Жизни, как всегда прячущий свое лицо, с блок-флейтой, Олег Фомин в сарматском кафтане и с лютней от Галицкого, и Марья Лушникова в костюме Рожаницы с бас-бубном. Звучит гетическая интерпретация «Вороны» Игоря Стравинского, написанной им по мотивам русских традиционных песен.

 

Звучит «Евангелие от зайца». Данила играет на бас-лютне — искусственном конструкте на основе русской лютни и по мотивам западных средневековых басовых интсрументов. Бас-лютня была придумана Олегом Фоминым и разработана Виталием Галицким. На головке грифа виден геральдический лев. Ее дополняла орлиная головка грифа лютни. Предполагалось, что эти инструменты будут дополнены тельцеголовой контр-бас-лютней (инструмент был выполнен, однако в силу технических недоработок так никогда и не использовался) и ангелоголовой колесной лирой. Однако колесная лира была выполнена Галицким в барочном стиле, а летом 2004 г. утрачена в Плёсе, вместе с гуслями.

 

Перед концертом. Мирон и Данила состраиваются.

 

«Злыдота» после выступления.

 

Вот она, настоящая гетика!

 

Скомороший колпак шута горохового, он же Царь-Горох, на голове Мирона алеет, как царский венец.

 

Незаходимый мрак Средневековья.

 

Мирон жгёт «Арсамаки».

 

«Злыдота» играет культовый «Колодец герметикум».

 

Живое воплощение гетики.

 

«Колодец герметикум»: «Что ты мне, жена-самаряныня...»

 

«Колодец герметикум»: «Принесла его я от колодца...»

 

«Колодец герметикум»: «Я и сам, ты знаешь, сам того...»

 

«Колодец герметикум»: «Если голубь, значит голубой!»

 

 

 


Звучит «Лэта». Марья играет на валихе — африканских гуслях. С приобретением этого экзотического инструмента связана занятная история. Одно время на Кузнецком мосту, чуть не доходя хорошо известного магазина «Рондо», в подворотне работала музыкальная комиссионка, куда стекалось Бог весть что не только со всех концов бывшего Союза, но, казалось, и всего мира. Одно время там были выставлены на продажу эти самые африканские «гусли», стоившие 200 $. Цена была для Фомина, главного и единственного скупщика всех инструментов «Злыдоты», совершенно неподъемная. Со временем ее скинули до 100 $, но легче от этого не стало, поскольку  в скором времени нужно было срочно заплатить за колесную лиру. Досидевшись до упора, Фомин дождался, наконец, когда комиссионку собрались закрывать. Продавец предложил последнюю цену — 50 $ и ушел разбирать какую-то требуху на складе. Его же напарник весело подмигнул Фомину, добавив, что его зовут Орех, а «где орех, там и грех». Фомин не долго думая, сунул ему 500 рублей, схватил валиху под мышку и дернул со всех ног из магазина, слыша как до него с доплеровским эффектом доносится рев того, второго вернувшегося со склада продавца. С тех пор у «Злыдоты» есть инструмент. Фомин решил, что играть на нем предпочтительней смычком.

 


Олег Фомин.

 

Олег Фомин.

 

Фомин после концерта играет по просьбе зрителей на бас-лютне «Арсамаки». На заднем плане известный антиизраильский журналист Израэль Шамир (еврейский Лимонов, как его иногда называют), пытавшийся в то время ухаживать за барабанщицей «Злыдоты» Марьей Лушниковой.

 

Мирон и Данила уже после концерта поют тревожную немецкую песню.

 

Сами себе аккомпанируют, не обращая внимания на антифашистского антисемита Изю Шамира, сидящего на заднем плане.

 

Фомин хочет подыграть германофилам на жалейке. Но жалейка звучит диссонансно, и это всех забавит.

 

Данила угрожает фотографу не то ножом, не то напильником. Ну, не любит сниматься человек.

 

Что-то узнаваемое есть в позе Мирона... А Маша зачем-то взяла гусли... И теперь не знает, как от них отделаться.

 

Гуськом.

 

Мирон Кравченко.

 

Данила показывает «гетику».

 

Марья Лушникова.

 

Марья высвистывает начало «Летучего серебра» на свистульке, поразительно напоминающей кукушку. Эта кукушка была куплена Фоминым в Ростове Великом, знаменитом своим промыслом черно-лощеной керамики.

 

 

5 июля 2002 г. День рождения Владимира Микушевича

Фомин камлает на даче Микушевича.

 

Маша в ужасе от образины Фомина.

 

Фомин проповедует Лесную Жуть.

 

 

5 января 2003 г. День рождения Марьи Лушниковой

С давних пор в группе сложилась традиция праздновать сатурналии (зимний сольстис) и купалии (летний сольстис). Ко второму, помимо собственно дня летнего солнцестояния, относились дни рождения Олега Фомина, основателя группы (07.07, Иван-Купала по старому стилю) и Владимира Микушевича (05.07). К первому — Татьянин день (именины жены Микушевича) и день рождения Марьи Лушниковой, барабанщицы группы (05. 01). По современному русскому обычаю оказалось принятым праздновать купалии едва ли не с середины июня по конец первой декады июля, а сатурналии с начала последней декады декабря едва ли не по конец января. На фотографии (слева-направо): Владимир Микушевич (идейный вдохновитель группы), из-за него выглядывает Аркадий Малер, основатель Евразийского клуба, впоследствии Византистский клуб «Северный Катехон», философ Елена Матьязова (ныне жена Аркадия Малера), Мирон Кравченко (басист группы), Диа Диникин (известный поэт и писатель-порнограф, автор «Еще» и «Лимонки», известный тем, что он в группе «Злыдота» что делает? правильно, пьет), Марья Лушникова (барабанщица группы), Олег Морозов (поэт, писатель, муж Фотины Ивановой), Олег Фомин (основатель группы), Фотина Иванова (писательница, ученица Владимира Микушевича), Юлия Смиренская (друг «Злыдоты», в 2004 году арт-директор группы). 

 

Персоналии те же. Диа Диникин пытается объять необъятного Микушевича. «Злыдота» играет и поет «Арсамаки». Камерное исполнение для своих.

 

«Злыдота» неоднократно отзывалась на приглашения поиграть гетику в «Белых Облаках». Мы никогда не пренебрегали никакими предложениями. Какая разница, где явится подлинное. В течение нескольких лет мы многократно выступали в клубе «Белые Облака». Трудно уже упомнить, когда произошло настоящее выступление. Кажется в мае 2004 г.

.

Мирон играет на бас-лютне. Пожалуй, это последнее выступление «Злыдоты», где использовался этот инструмент. Бас-лютня изначально была разработана с ошибкой и игра на ней предполагала сверхординарные усилия со стороны играющего. На фотографии — второй классический состав «Злыдоты». Слева-направо: Мирон Кравченок (бас-лютня), Олег Фомин (гусли), Марья Лушникова (бубен), Владимир Теплышев (дизайнер группы).

 

Александр Наумов — закончил джазз-колледж. Профессионал высокого класса. Сценический псевдоним, отчасти придуманный им самим, апеллирующий к восточно-европейской эстетике, но в то же время соотносящийся со стилистикой гетики: Беглый Бурсак. В «Злыдоте» играл на басу, лютне, гудке, ударных. Костюм Леса, который он одевал на концертах, был преображен, в силу его индивидуальности, в костюм Скомороха.

 

Мирон Кравченко всегда был духовным лидером группы, главным заводилой и свистуном. Во многом благодаря ему «Злыдота» приобрела нынешний свой статус. К сожалению, Мирон, как человек слишком увлекающийся, поддался веяниям нашего времени, увязнув в праворадикальной политике, что часто исключает подлинно творческую работу.

 

Олег Фомин играет на колесной лире, очень редком русском музыкальном инструменте. Инструмент был выполнен Виталием Галицким в барочном стиле. Инструмент был утрачен в 2004 г. в Плесе.

 

Марья Лушникова — лицо коллектива. Бессменная барабанщица группы в костюме Рожаницы или Царевны-Лягушки.

 

Группа после выступления в «Белых Облаках». Слева-направо: Олег Фомин, Марья Лушникова, Мирон Кравченко, Александр Наумов. Классический состав.

 

Марья Лушникова и Мирон Кравченко после концерта провоцируют фотографа.

 

«Злыдота» идиотничает перед камерой после концерта.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

   

Комментарии

Хорошо!Надо БЫ! Вам сделать страничку на майспэйсе с музыкой и со всеми делами-иогу я сделать-материалы присылайте на почту!(если пожелаете)

admin аватар

Были бы премного благодарны. Только зачем по почте слать? Можно ведь взять всё нужное прямо с сайта. Я здесь всё выложил. Кроме видео. Видео нужно почистить, а всё времени нет.
Олег Фомин, главный редактор портала "АРТАНИЯ"

Администратор портала "АРТАНИЯ"