Максим Борозенец: ФИЛОСОФСКО-РОМАНТИЧЕСКИЕ ПОПОЛЗНОВЕНИЯ К ШИЗОАНАЛИЗУ

В ХХ веке одновременно в философии и психиатрии возникло новое направление «шизоанализ», противопоставившее себя психоанализу и сформировавшееся на базе его критики. Шизоанализ был разработан Ж. Делёзом и Ф. Гваттари в работах «Анти-Эдип» и «Тысяча плато». Его основная идея состоит в том, что в наше психическое бессознательное прочно интегрирован социальный фактор. Личность человека функционирует по аналогии с марксистским производством, у которого есть инвестиции, инструменты производства («машины желания»), собственно производство, воспроизводство и все с ними связанное. Согласно шизоанализу, психоаналитическая редукция производства желания к одной семейной «трагедии», т.е. Эдипову комплексу, является несостоятельной. На почве психики, как утверждают шизоаналитики, разыгрывается не только Эдипова, но и все мифологические трагедии мира, и нельзя сводить либидо только к «грязной семейной истории», не достигая уровня «социальных инвестиций». По нашему мнению, социальными инвестициями цивилизации являются культура и ее история. В Западной Европе, твердыне Просвещения и родине психо- и шизоанализа, культурным героем обычно был мученик познания. 
 
Известно, что античная история Европы, пройдя через мифопоэтический период Гомера и Гесиода, описывала не только хроники разнообразных династий, но также учения и жизнеописания философов, занимавшие в ней существенную часть. Философ как художник мысли обычно проживал свое учение, собственной судьбой подписываясь под отстаиваемыми постулатами и концепциями. Гедонист Аристипп, например, вел великосветский образ жизни, много путешествовал, богато одевался, жил в изнеженности и роскоши. Бытие киника Диогена, обитавшего в бочке и онанирующего на собраниях, сравнимо с поведением современных панков и бомжей. Родившийся рабом стоик Эпиктет всю жизнь провел в лишениях, будто утверждая свой тезис «Терпи и воздерживайся». 

Многие века спустя традиция мудрствования под натиском христианского догматизма переехала из солнечного Средиземноморья на север, где окончательно укоренилась на поприще немецкой классической философии, в ее протестантской обители чистого разума. Немецкий идеализм, следуя декартовскому «cogito ergo sum» (я мыслю, следовательно, существую), полагал, что все проблемы философии как особой науки так или иначе вращаются вокруг вопроса о мышлении и его взаимоотношениях с внешним миром. Поэтому рационализм, этот дистиллят духа Просвещения, требовал от своих практиков соответствующего «бытия от ума». Знаковой фигурой здесь, безусловно, является И. Кант. Создатель отточенной системы рационально обоснованных категорий, он последовательно воплощал ее в жизнь, подчиненную строгому режиму. Результатом была точность, доведенная до механической безукоризненности – Кант никогда не болел, не заводил супругу или домашних животных, потреблял только избранные продукты в умеренных количествах, все его поступки и слова были запланированы и так же умеренны. Известен тот факт, что жители Кенигсберга даже настраивали свои часы по ежедневным прогулкам Канта. Только однажды его система дала сбой – когда он остался дома, увлеченный чтением «Эмилии» Руссо. В течение нескольких дней жители Кенигсберга были вынуждены опаздывать по своим делам.

Француз Жан-Жак Руссо был диаметральной противоположностью Канта – эксцентрик, оригинал, повышенно эмоциональный, особенно в крайностях, поэт-хулиган, трикстер-параноик. Руссо, которого впоследствии карикатуристы изображали не иначе как в идиллическом пейзаже с адамическим фиговым листочком, этим последним рудиментом рассудочности на пути к единению с природой, был одним из первых, кто заявил о подавленной в человеке витальности. Систематический рационализм, доминировавший в немецких университетах того времени, оказался не в силах удержать поток древнего темного мифа, вытесненный за пределы Царства Чистого Разума, и Кант, и даже пытавшийся модернизировать рационализм Гегель стали последними бастионами на его пути.

Первый в просвещенной Европе серьезный поворот от разума к чувствам произошел в конце XVIII века в атмосфере так называмоего сентиментализма. Именно сентиментализм сформировал тот образ конфликтующего с жизнью бледного меланхолика, бредущего сквозь ветер по унылому осеннему саду, с которым обычно ассоциируется современный образ «романтика». Хотя сентиментализм еще не порывал с Просвещением, оставаясь верным идеалу нормативной личности, в его рамках впервые уделено внимание трагизму бытия, которое уже романтизмом было доведено до метафизического мировоззрения. Трагические образы гётевского Вертера и карамзинской Лизы оказались востребоваными пострационалистической молодежью. Минорное настроение стало модой. Немецкие бюргеры XVIII века, увидевшие в Вертере своё социальное лицо, начали ему подражать во всём, вплоть до одежды. Степень эмоционального воздействия вертеризма сравнима разве что с феноменами рок- и поп-культуры ХХ века, когда концерты Элвиса или «Битлз» доводили публику до оргиастического экстаза. Характерна также появивишаяся в то время крылатая фраза: «Ни одна очаровательная женщина не вызвала столько самоубийств, как Вертер». Сам Вертер сделался предметом обожания и символом «культа слез», принимая в сознании поклонников черты реально существовавшего человека. К могиле кончившего самоубийством философа Иерузалема, с которого Гёте отчасти списал портрет Вертера, устраивались настоящие паломничества. То же самое происходило и на пруду, где якобы утопилась бедная карамзинская Лиза: многие паломники предпочли также разделить ее экзистенциальный подвиг. 

Мировоззренческие, идейные основания романтизма были наиболее полно сформулированы в творчестве «Йенского кружка» - братьев Шлегелей, Новалиса, Л. Тика и др. с 1798 по 1802 гг. По мнению романтиков, рациональное включение человека в мир обусловлено его поклонением господствующей религиозно-философской системе ценностей, тогда как подлинные ценности зарыты, как клад, в непосредственных переживаниях человека. Таким образом, романтизм провозгласил примат субъективного над объективным, лиризм, экспрессивность, экзальтацию. В своей литературной программе Новалис заявил: «Поэт постигает природу лучше, нежели разум ученого ... Только индивидуум интересен, отсюда все классическое не индивидуально».

«Личность творит свой мир» - такова была романтическая трактовка «абсолютного Я» Фихте. Утверждалось первостепенное значение искусства в мироздании в целом - а в центр этого мироздания члены Йенского кружка ставили личность беспредельно свободного художника, созидающего мир силой своего воображения. Однако романтики уже тогда понимали, чего может достигнуть принцип абсолютной свободы на практике. Поэтому одним из важных положений эстетики Фр. Шлегеля явилась теория романтической иронии. В противовес односторонней серьезности простветительского мышления, ирония вскрывала относительность ценности жизненных явлений, превращая жизнь в игру, где «все должно быть шуткой и все должно быть всерьез». Вырастая из критического отношения к действительности, романтическая ирония на практике часто приводила к крайнему субъективизму, но утверждаемый ею принцип релятивизма нес в себе безусловно рациональное начало. Этот химерический гибрид рационального ядра в романтическом ореоле озвучили ритмы бравой «Марсельезы», под которые скатилась голова монархии. Они еще не раз потом прогремят зловещим эхом над пространством Европы и России, когда человеческая масса, эта накипь «возмущенного разума», попытается ответить на вопрос Достоевского «тварь я дрожащая или право имею?» и осмелится смести все «антикварные» ценности культуры во имя светлых идеалов. Но только для того, чтобы тут же стать рабом очередного диктатора, который, вняв фихтеанскому постулату, сумеет рассказать неискушенной толпе увлекательную сказку, а заодно предложит сделать ее былью. Увы, так часто происходит с романтически настроенным гением, ослеплённым своим триумфом и забывающем о сдерживающем факторе иронии.

Представителями английского романтизма начала XIX века, которым была характерна неприязнь к буржуазному обществу, являлись Вордсворт, Кольридж и Байрон. Байрон стал воплощением демонических стихий, скрывающихся в тени разума, все его творчество проникнуто пафосом борьбы и протеста против современного мира, воспеванием свободы и индивидуализма. Именно из-под его крыла выпорхнули монстры нового мифотворчества, ставшие современными культурными архетипами. Реальный факт уже сам по себе звучит как страшная история: в 1815 году почти всю планету настигла вулканическая зима из-за извержения вулкана Томбор в Индонезии, и 19-летняя Шелли приехала в гости к лорду Байрону, который для развлечения предложил ей и ее персональному врачу, доктору Джону Полидори, сочинить какие-нибудь страшные истории. Основываясь на квазинаучных настроениях того времени, Шелли придумала приснившегося её Франкенштейна, а Полидори написал «Вампира», который стал основой «романтического вампирского жанра» - именно на него ориентировался Брэм Стокер, создавая своего знаменитого Дракулу. Таким образом, лабораторные зомби а ля Франкенштейн и сонм оборотней-вампиров, которые в наши дни популярны не меньше, чем 200 лет назад, родились почти одновременно. 

Байрон стал воистину эпидемией нового века, заразившей всех скучающих чуть ли не патологической витальностью, исполненной мистическим духом Франкенштейна и Дракулы. Яркий пример тому - Э.Т.А. Гофман, создавший многочисленные фантастические повести и сказки, из которых современному обывателю известен, пожалуй, лишь «Щелкунчик». Гофман был аутсайдером, его психика была расшатана вином и бессонницей. Картины, создаваемые его воображением мучительными ночами, иногда приводили в ужас его самого. По утрам же Гофман «перевоплощался» в усердного служащего на ниве юриспруденции. 

Романтические настроения бушевали и в философской заводи. Это направление позже назовут иррационализмом, отстаиванием ограниченности человеческого ума в познании мира, чьи мотивы уже замечены в учении Шеллинга об объективном идеализме. Одним из самых ярких противников немецкого идеализма был С. Кьеркегор (1813-1855 гг.). Он обосновал вторичность рациональности и первичность чистого существования (экзистенциальности). Личность по Кьеркегору, пройдя сложный диалектический путь развития, может найти свой смысл только в вере. Задумываясь о смысле человеческой жизни, Кьеркегор создал беспредельно пессимистическую картину жизни, связанную с реальной действительностью общества своего времени, в первую очередь, с религиозным лицемерием и формальной обрядностью протестантской церкви. Учение Кьеркегора было впоследствии развито французскими экзистенциалистами ХХ-го века. 

Еще более радикальным в своем пессимизме, возведенным в единственно разумное восприятие мира, был А. Шопенгауэр (1788-1860 гг.). В противовес утверждению Лейбница, что мы живем в «наилучшем из миров», он называл мир «наихудшим», скованным общими законами, в которые вписана даже воля, сама создающая себе иллюзию свободы выбора. Если теософ Е. Блаватская создала гибрид индийской философии и европейского оккультизма, то Шопенгауэр, также любивший спиритизм и магию, породил дитя европейской философии и индуизма. «Упанишады» были его настольной книгой, в то время как к своим соотечественникам Шопенгауэр относился с открытым презрением – как к Фихте, лекции которого все-таки посещал, так и к Гегелю. Будучи приват-доцентом в Берлинском университете, он назначил свои лекции на те же часы, когда читал Гегель, и был вне себя от того, что почти не собирал студентов. Единственным отечественным кумиром Шопенгауэра был Кант – ему он пытался следовать не только в образе мыслей, но и в режиме дня… Из 800 экземпляров изданной в 1818 г. книги Шопенгауэра «Мир как воля и представление» за полтора года было продано лишь 100 экземпляров. Оставив для продажи еще 50, издатель превратил невостребованные книги в макулатуру. Махнув рукой на прижизненное признание, пессимист Шопенгауэр поверил в свое посмертное бессмертие. Когда, незадолго до смерти, друзья спросили угасавшего философа, где бы он желал быть похороненным, Шопенгауэр ответил: «Все равно... они найдут меня». 

Психологические портреты вышеописанных героев философского эпоса XIX века нельзя назвать иначе, как душевно патологическими. Шопенгауэр славился скупостью, резкостью суждений, нетерпимостью и параноидальной мнительностью – ему казалось, что все его замалчивают и плетут против него заговоры. К людям он относился с подозрением – каждый раз перед сном перепрятывал ценности, опасаясь грабежей, спать ложился с оружием. Панически боясь умереть от заразной болезни, он часто менял место жительства. Его посмертное «они найдут меня» читается совсем иначе в таком контексте. Кьеркегор же всю жизнь чувствовал себя человеком глубоко несчастливым: его вечными спутниками были меланхолия, ипохондрия, преодолеваемые пароксизмами творческого вдохновения. Датскому философу нынче приписывается целый букет отклонений - шизофрения, эпилепсия, эдипов комплекс, мазохизм, нарциссизм, бессознательный гомосексуализм и маниакально-депрессивный психоз.

Даже позитивизм, верно следовавший идеалам рационализма, выпорхнул из-под крыла не совсем нормального человека, само имя которого звучит как пародия на Канта. Его зачинатель О. Конт (1798-1857 гг.) был, мягко говоря, персоной неуравновешенной. После третьей из лекций по позитивной философии, которые он проводил в собственной квартире, Конт впал в умопомешательство, в припадке которого убежал из Парижа в Монморанси. Помещенный сначала в психиатрическую лечебницу Эскироля, он скоро был взят домой на попечение жены и матери. Припадки умоисступления периодически возвращались к нему, в один из них он бросился в Сену, но был спасен. В 1832 и 1833 гг. Конт безуспешно обращался (лично и письменно) к министру народного просвещения Гизо с просьбой учредить для него кафедру общей истории математических и естественных наук. Гизо, тепло отозвавшийся о первом сочинении Конта, в своих записках скажет о нем как о добросовестном и убеждённом, но ограниченном и полоумном фанатике. 

Все последующие годы своей жизни Конт с переменным успехом участвовал в общественной жизни, не теряя своих амбиций преобразователя, что вылилось в большие сиквелы его учения – позитивную политику и позитивную религию, которые призваны были объединить все народы. Объявив себя первосвященником новой религии, Конт обращался со своим проектом к русскому императору Николаю I и к великому визирю Решид-паше, но особенно старался привлечь на свою сторону орден иезуитов. Последним предлагалось: 1) отказаться от своего имени и принять название игнациане, 2) официально провозгласить генерала ордена главой католической церкви и переселить в Париж, оставляя папу князем-епископом Рима, 3) «игнацианам» вступить с позитивистами в религиозно-политический союз для искоренения протестантства, деизма и скептицизма и для преобразования всего человечества на общих католическо-позитивных началах, и 4) назначить публичное открытие совместных действий на 1862 или 1863 г. Сегодня старания Конта были бы расценены как значительный вклад в теорию мирового заговора, но в то время дерзкое предложение не было воспринято, на что Конт возмущенно заявил, что иезуиты просто «не понимают неизмеримого превосходства Игнатия Лойолы перед Иисусом».

Список вышеупомянутых философов, воспевающих в той или иной мере кризис европейской культуры вопреки или же благодаря собственному душевному кризису, был бы неполным без имени Фридриха Ницше (1844-1900 гг.). Болезненная жизнь и трагическое творчество Ницше, слитые воедино, сделали его поистине культурным героем нового европейского эпоса. Закончив свои дни в клинике душевнобольных, Ницше был посмертно возведен в ранг пророка ХХ века, и не в последнюю очередь - путем разнообразных интерпертаций и фабрикаций. Ницше родился в семье лютеранского пастора, в атмосфере святости и набожности. Гимназические товарищи даже сравнивали его с «двенадцатилетним Иисусом Христом в храме». Однажды он удивил их своей силой воли, когда взял в руку раскаленный уголь, чтобы доказать презрение к боли и смерти, как это сделал древнеримский герой Сцевола. Получив сначала духовное, потом классическое филологическое образование, он уже в 25 лет состоял профессором классической филологии при Базельском университете. Однако с годами Ницше разочаровался не только в христианстве, но вообще в эллино-христианской традиции. Обличению исчерпавших себя идеалов, обманывавших его вплоть до зрелого возраста, Ницше посвятил оставшуюся жизнь, в течение которой он заводил головокружительные романы с новыми идеалами. Наконец, переболев Вагнером и возрождением германо-скандинавского мифа, подавленного христианским логосом, Ницше создал собственный миф, обращенный в будущее, этот пророческий идеал нового века.

Подобно Канту, которого сам он называл «фанатиком морали», Ницше строил в себе космос собственной философской концепции. Но это не была блистающая стерильная лаборатория умозрительных категорий, это был жуткий родильный дом новой сверхчеловеческой морали, мученическое становление которой осуществлялись только последовательным уничтожением традиционной человеческой морали par excellence. Игры Ницше с собственным мифом в конце концов превратили в миф его самого. Всю жизнь он страдал сильными головными болями и приступами не вполне выявленной болезни, будто расплачиваясь за созданный им сверхчеловеческий мир, не вмещавшийся в рамки постижения простым смертным. В 1889 г. с ним, презревшим мораль и посмевшим убить Бога, при виде старой, забитой кучером, лошади случился нервный припадок, и на этом акте сострадания его психика окончательно пошатнулась. Последние годы своей жизни он провел в психиатрической клинике. 

Только после смерти в 1900 г. Ницше предстояло вернуться во всей красе, воскреснуть в чудовищно преображенном образе. Сказанным им однажды словам «наверняка не ранее 1901 года мысли эти начнут доходить вообще до ушей» суждено было стать пророческими - столетие началось с настоящего бума ницшеанства. Как говорил Ницше устами своего Заратустры: «Кто пишет кровью и притчами, тот хочет, чтобы его не читали, а заучивали наизусть». Увы, притчи всегда становились смертоносным орудием в руках умелых толкователей. Ницшеанство шагнуло намного дальше своего создателя, безумного поэта, произведя громадный массовый эффект: Ницше читали и цитировали все, от кабинетной интеллигенции до все сильнее звереющего пролетариата, как в Европе, так и в России. Именно озверением обернулась «ярость благородная» толпы, посягнувшей на роль сверхчеловека. Если подтитул книги «Так говорил Заратустра», адресовавший текст «для всех и для никого», символически воплотился в строках Интернационала: «кто был ничем, тот станет всем», то их классовым противникам, возомнившим себя истинной расой господ, также удавалось сплошь и рядом находить подтверждение собственных теорий в текстах Ницше. 

Ницше, пророчившего приход Антихриста, в конце концов самого сделали Антихристом. Так, Р. Сесиль, последний лорд на должности премьер-министра Великобритании, говорил тогда в своем публичном заявлении: «Миссия Антанты – заменить волю к власти, это дьявольское учение немца, волей к миру». Это заявление было не единственным - из всех уголков Европы доносилось, что эта безбожная война – непосредственное наследие Ницше. Следует также упомянуть, что после смерти философа был организован Архив его работ, руководство над которым взяла его сестра, Элизабет Фёрстер-Ницше. Именно она, пытавшаяся вместе с мужем основать в Парагвае «Новую Германию», совершала различного рода махинации с текстами своего усопшего брата, придавая им антисемитский и расистский характер. Первым об этом публично заявил антропософ Р. Штейнер, долгое время работавший в Архиве и отказавшийся стать редактором сфальсифицированных материалов. А осенью 1934 г. Архив посетил Гитлер, включивший в последствии Ницше в пантеон «героических провидцев отечества».

Так началась великая борьба за Сверхчеловека, силами того же рационального ядра в романтическом ореоле. Ницше не дожил до своего Великого Полдня и не мог предугадать последствия своих сверхчеловеческих идей, воплощенных человеческими, слишком человеческими страстями. Романтик ХХ века был уже не мечтатель-утопист и кабинетный бунтарь, а раздраженный человек, отчаявшийся найти ответ на извечный вопрос посредством отвлеченного мудрствования и начавший революционно «философствовать молотом». Поднятые зовом Ницше белокурые бестии, эти «грядущие гунны», прорвали нависший над Европой серый флер нигилизма, «чтоб сказку сделать былью». Но увы, как далека оказалась эта сказка от тех изящных воздыханий Лизы и Вертера, что лежали в ее истоке.
 

Комментарии

Лев Каждан аватар

Коль скоро все великие

Коль скоро все великие философы были эксцентриками, я тоже могу считать себя таковым.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Максим Борозенец аватар

Лев Маркович, осталось только

Лев Маркович, осталось только публично испражняться и жить в коробке из-под кухонного комбайна. 

Ex Borea Lux!

Лев Каждан аватар

До этого пока не дошел.Но

До этого пока не дошел.Но дошел до многого другого.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Лев Каждан аватар

Таковым в смысле

Таковым в смысле философом.Эксцентрик я итак.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Михаил аватар

Можно ли ожидать появления

Можно ли ожидать появления второй части эссе - о философах XX века?
Максим Борозенец аватар

Постараюсь что-то состряпать,

Постараюсь что-то состряпать, но не скоро. Так как весьма загружен работой.

Ex Borea Lux!

Лев Каждан аватар

Главное-не забудьте упомянуть

Главное-не забудьте упомянуть известного философа в обгрызанных очках.Как самый яркий пример философской эксцентрики.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Лев Каждан аватар

Следующие эссэ будет о

Следующие эссэ будет о Каждане.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Михаил аватар

"Эссе" пишется через "е".

"Эссе" пишется через "е".
Лев Каждан аватар

А если оно о Каждане?

А если оно о Каждане?

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Михаил аватар

Тогда вот так: "ЫССЭъ". Или

Тогда вот так: "ЫССЭъ". Или лучше "АССА!!!" ))))
Лев Каждан аватар

Согласен.

Согласен.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Ключарь аватар

Аввакум про шизоанализ

"Так-то и нынешние алманашники, слыхалъ я, мало имеютъ покоя.Срать пойдетъ, а в книшку поглядитъ:
здорово ли высерется. Бедные,бедные!Какъ вам не соромъ себя! Оставя промыслъ своего творца, да дьяволу работаете,невродяне, безчинники!..... Свиньи и коровы больши знаютъ вас, предъ погодою визжатъ да ревутъ, и под повети бегутъ. И после того бываетъ дождь.А вы, разумные свиньи, лице небу и земли изъмеряете, а времени своего не искушаете, како умрете! Горе с вами да только!..."
                                                                                    Из сочинения Аввакума о сотворении мира
Вот и весь шизоанализ.

 зри в корень "Ур"

Максим Борозенец аватар

Тот звезд не видит, кто не

Тот звезд не видит, кто не видит в них
живого серебра, что в некий миг,
цветам подобно, вспыхнуло в музыке,
чье эхо на вселенском древнем лике
поднесь не смолкло. Не было б небес —
лишь вакуум! — когда б мы жили без
того шатра, куда вперяем взоры
на шитые эльфийские узоры;
негоже землю нам воспринимать
иначе, чем благую Первомать.
Сердца людей из лжи не до конца.
Внимая Мудрость Мудрого Отца,
сколь человек отложенным ни был
днесь от Него, Его он не забыл
и не вполне отпал и извратился.
Быть может, благодати он лишился,
но не утратил прав на царский трон —
и потому хранит поныне он
лохмотья прежней княжеской одежды
как память о былом и знак надежды.
В том царственность, чтобы владеть всем миром
в твореньи и не почитать кумиром
Великий Артефакт. И наконец,
ведь человек, хоть малый, но творец! —
он призма, в коей белый свет разложен
и многими оттенками умножен
и коей сотни форм порождены,
что жить у нас в мозгу насаждены.
Хоть гоблинами с эльфами в миру
мы населяем каждую дыру
и хоть драконье семя сеем мы,
творя богов из света и из тьмы, —
то наше право! — ибо сотворяя,
творим, Первотворенье повторяя.
 

Ex Borea Lux!

Лев Каждан аватар

И тем не менее Аввакум-это

И тем не менее Аввакум-это тоже философ.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Лев Каждан аватар

Это чьи стихи?

Это чьи стихи?

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Максим Борозенец аватар

Дж.Р.Р. Толкина, одного из

Дж.Р.Р. Толкина, одного из демиургов ХХ века. Поэма обалденная, я плакал, когда читал ее в первый раз. Это истинный гимн манифестационизму. Наверное, ее стоит опубликовать тут целиком, если Фомин не сочтет его за "несерьезного автора".

Ex Borea Lux!

Михаил аватар

Отличные стихи, и удачный

Отличные стихи, и удачный перевод. 
Я до недавнего времени Толкиена вообще не воспринимал всерьез, а Властелина Колец, честно говоря, "ниасилил" - показалось скучно (наверное, надо было читать лет в 12-13, тогда бы пошло)
Лев Каждан аватар

Насколько мне известно Фомин

Насколько мне известно Фомин и Карпец считают Толкиена  русофобом.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Максим Борозенец аватар

Не буду возражать, но все

Не буду возражать, но все имена Высоких Людей из "Властелина Колец" скроены на славянский лад (Боромир, Фарамир, и т.п.). Как по мне, Толкин - один из самых достойных мыслителей среди англо-саксов, которых читать также необходимо, как и консервативно-революционный лагерь, будь они и русофобы. Будучи креационистского склада ума, Толкин использовал его как трамплин в манифестационистские бездны. Его методы были абсолютно не позитивистскими.  

Ex Borea Lux!

admin аватар

На славянский, да. Но заметь,

На славянский, да. Но заметь, они все с "изъяном". Алчные братоубийцы. У Толкиена четкая иерархия: замечательные заокеанские эльфы (американцы), эльфы, хоббиты и т.д. Средиземья (европейцы), не слишком хорошие, но терпимые гномы (восточная Европа и Кавказ), похуже "всадники Рохана" (Рохан - новгородское вече, славянские республиканцы), наконец, очень плохие Саурон и Саруман (чистые евразийцы). Саурон живет на Востоке. Его имя содержит в себе сакральный русский корень САР. Мордор - красно-коричневый, красно-золотой. Мордва (иранские русы-марды, колонизировавшие финно-угров, что ныне признают даже позитивисты) отсюда же (Гоблин, шутивший про Мордовию был не далек от истины). Так что Толкиен - это, извините, оккультное НАТО. В детстве читал его много. Практически всё. "Ниасилил" только СИЛЬМАРИЛЛИОН. Очень уж занудно показалось и своего на руках не было. А так - прочел взахлеб. Я тогда как раз активно начал заниматься медиевистикой и мне было очень интересно, откуда и что Толкиен взял. Так же я в свое время распотрошил "Гарольда Ши" Спрэга де Кампа, "Пэка с холма Пака" Киплинга, "Хронику Амбера" Желязны. Все они были замечательными медиевистами (даже Киплинг, как ни странно) и редко что придумывали из головы.

Администратор портала "АРТАНИЯ"

Лев Каждан аватар

Вот о том и речь что

Вот о том и речь что оккультное НАТО.Карпец кстати считает что геополитический толкиенизм опасен а вот толкиенистский традиционализм ничего реального собой не представляет просто постмодернистический симулякр.Т.е.в итоге работа Толкиена была на контринициацию и атлантизм.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Ключарь аватар

А припомните, кстати, господа хорошие, флаг

 А припомните, кстати, господа хорошие толк и нисты флаг с белой дланью недавно мелькавший !

 зри в корень "Ур"

Лев Каждан аватар

А Саурон-это Рус-Арон.От

А Саурон-это Рус-Арон.От слова "рус".

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Михаил аватар

И тут без Арона таки не

И тут без Арона таки не обошлось :). Ой-вэй...
У Карпца был другой вариант: RAS-UR-ON.
Ключарь аватар

С.А.урон

С.А.урон-если допустить, что Советская Армия-это силы добра,то Саурон-это Советской Армии урон.

 зри в корень "Ур"

Максим Борозенец аватар

 Ага, а сам Толкин -

Ага, а сам Толкин - "кельт-толкователь"? А Гарри Поттер - это "Горшечник", то есть Бог-Креатор, ваяющий из глины?
Вам бы не этимологией, а занимательной энтомологией заниматься, ножки у хтоники всякой хитиновой выдергивать... 
 
Английским ухом и глазом - Sauron - это что-то хтоническое, ящерообразное, так как "завр" в английской традиции так и читается - dinosaur. Поэтому, он не Саурон, а Заврон.
 

Ex Borea Lux!

Лев Каждан аватар

Ключарю и Максиму

Но корень "рус"-то все равно есть.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Ключарь аватар

Ну тогда-Завулон? Все равно досуг не ограничен.

Значит эта ящерица неплохо прижилась среди людей

 зри в корень "Ур"

Максим Борозенец аватар

Саурон и Завулон - одного

Саурон и Завулон - одного поля ягодки. Если верить конспирологу Д. Айку - ящеры не только живут среди нас, но и искусственно вывели человечество тыщи лет назад.
 
А если потереть наждаком о каштан - вызовешь Каждана, детишек солярных пужать...

Ex Borea Lux!

admin аватар

Насчет ящеров и змеев

Насчет ящеров и змеев совершенно верно. Но Айк, как англо-сакс всё упрощает. И это не он автор идеи. У истины, как известно, вообще не может быть авторства. Всем читать "Повесть о Светомире-царевиче" Вячеслава Иванова, сказы Бажова и все легенды о Мелюзине. В начале всякого подлинного царского рода находится змей. Даже фредегаровский "Квинотавр" исходит из моря, что сближает его с драконом Апокалипсиса или Левиафаном (что, кстати, одно и то же). Не будем забывать, к тому же, что по одной версии Китоврас сын Матери-сырой-земли, по другой - Царевны-Лягушки (так что Макарыч не прав, когда разводит лягушек с заврами). Но это еще не вся правда. Главное в том, что змеи могут жить в нашей крови. Эта кровь содержит этажи нашего бессознательного, оттуда к нам приходят озарения и слышатся голоса. :) Змея шепчет изнутри. Недавно мне приснилось, что я изблевал из себя сотни змей, а одна из них, огромная красная, длинною в несколько метров уползла за угол. :) И затем хлынула чистая вода. :) (Эх, жаль Карл Густавович умер, я был бы для него просто находкой с таким символизмом снов.) Один божественный старец, работавший со мной на изгон духов злобы поднебесной, видел эту змею. Он сказал мне, что это змея непомерной гордыни. Вот и встает, но пока еще только вопрос, нужна змея или нет? Хорошо это или плохо? Но во всяком случае, змея в роду - претензия на царство. Кстати, индуизм хорошо знает нагов и нагинь, подземных существ, змеев, на самом-то деле, вступающих в брак с людьми. И эти браки небесплодны.

Администратор портала "АРТАНИЯ"

Лев Каждан аватар

Кстати что ни говорю про

Кстати что ни говорю про Мелюзину и Каролингов а ведь Мировей-это тоже змеевидное морское чудовище.Как ни крути.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Максим Борозенец аватар

А як же ж

"Вот и встает, но пока еще только вопрос, нужна змея или нет? Хорошо это или плохо? Но во всяком случае, змея в роду - претензия на царство." - не забывай, что у нас у всех есть Кундалини, змея, обвившаяся вокруг позвоночника.

Ex Borea Lux!

Лев Каждан аватар

Значит мы все потенциальные

Значит мы все потенциальные цари.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Максим Борозенец аватар

Слова не либераста, но

Слова не либераста, но Традиционалиста.

Ex Borea Lux!

Лев Каждан аватар

Наконец-то меня признали

Наконец-то меня признали традиционалистом.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Лев Каждан аватар

Они испугаются скорее Яра.

Они испугаются скорее Яра.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Ключарь аватар

Не уж то и Хозяйка Медной горы

Не уж то и Хозяйка Медной горы из этих?

 зри в корень "Ур"

Лев Каждан аватар

А кто такая Хозяйка Медной

А кто такая Хозяйка Медной Горы?

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Максим Борозенец аватар

Это Мать Евразии - в

Это Мать Евразии - в Малахитовом Зале, на Изумрудном троне.

Ex Borea Lux!

Ключарь аватар

ОООООО, маса, это наше все!

ООООО, маса, это наше все! ( в отличии от рапа Пра великого)

 зри в корень "Ур"

Лев Каждан аватар

А где о ней можно почитать?

А где о ней можно почитать?

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Максим Борозенец аватар

В сказках Бажова. А затем

В сказках Бажова. А затем наложить их на сакральную географию и прочее тайнознацтво.

Ex Borea Lux!

Ключарь аватар

Прочитайте

Прочитайте

 зри в корень "Ур"

Лев Каждан аватар

На днях сьезжу в Детскую

На днях сьезжу в Детскую Республиканскую Библиотеку открою Бажова и напишу новую статью.Максим подскажи какую именно надо читать сказку.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Максим Борозенец аватар

Был, конечно, соблазн дать

Был, конечно, соблазн дать тебе импульс встать, ноги поразмять, ну да ладно. Вот тут есть все, что нужно. Особенно первые 10 сказок - http://www.rusf.ru/books/959.htm

Ex Borea Lux!

Ключарь аватар

Не надождь! Не читай!

Не надождь!Не читай! Не оскверняй(!) (ся?).
Кто с домыслом досужим букви си узрит
Тот как с "Хозарского словарика" умрит.

 зри в корень "Ур"