Олег Фомин: Атомная метафизика, или Неоплотинические палимпсесты

Публикую свои ранние соображения об устройстве нашего Мироздания. Мой друг Борозенец своими публикациями вынудил меня рассекретить часть того, что хранилось для обнародования в моей четвертой книге, которая скорее всего будет называться "Обозрение сакральных сфер". Данная часть посвящена метафизике. Хотя мои взгляды относительно предлежащего предмета несколько продвинулись и я во многом совсем иначе представляю себе некоторые явления, описанные мною допрежде, всё же считаю благоразумным обнародовать то, что я написал ранее, в начале 2000-х годов, ныне.
            §1. Единое
            Началом всего манифестационистское сознание полагает Единое. Однако началом чего? Не того ли, что составлено из единиц? Но единиц чего? Яблок, статуй, облаков? Все эти вещи, каждая в своем виде по отношению к другой в том же виде, не тождественны, а подобны друг другу. Если одно яблоко меньше другого, а другое больше их обоих, то почему каждое из них мы называем «единицей»? Должно быть, это некая умозрительная единица, только очень условно соответствующая обозначаемому ей предмету. Но ведь если одно яблоко больше другого, мы можем представить себе и некое яблоко немного больше этого, второго яблока, и еще другое, немного большее, и, в конце концов, такое яблоко, которое своим размером в два раза больше первого. Но где тогда предел их размерам? И не обозначает ли Единое именно этот предел, отличающий Одно от Другого? Но тогда мы вынуждены допустить, что всё, что не Единое, является Другим, Иным по отношению к нему. Но где начинается начало Единого? И если у него имеется начало, то где же его конец и где Единое перестает быть Единым и становится Другим, множеством? Ведь если эта единичность есть что-то, мы неизбежно прийдем к выводу о том, что она не проста, так как у целого есть части. Следовательно, у самого Единого есть начало и есть конец. Но где они? И где само Единое? Можем ли мы точно указать на него и сказать: «Вот оно, Единое». Или: «Вот это Единое». Не будем ли мы каждый раз совершать небольшой промах, указывая не на само Единое, а только на что-то очень близкое к нему или чрезвычайно его напоминающее? Откуда берется, наконец, Единое? Каково оно? Как оно существует? Похоже, мы с легкостью можем ответить только на самый последний вопрос, кажущийся самым трудным, однако же самый легкий, поскольку в его основании уже заложена мера, та форма, из которой возникает всё, следовательно она сама творит все свои подобия, а мы ей только внимаем.
            Но если Единое не является тем, что мы ему приписываем, то неверно и всё остальное, что мы скажем о той множественности, разворачивающейся из него. Однако можем ли мы что-нибудь сказать иное об этом Едином? Манифестационистское сознание полагает Единое началом всех путей и началом всего сущего. Исключив пока из внимания сам акт полагания, которым мы уже отчуждаемся от нашего Единого, однако по аналогии, присутствующей во всем остальном, более сложном, мы можем сделать вывод, что и в самом начале есть то же, представим себе пути, исходящие из этого Единого. Не будут ли эти пути своего рода радиусами, исходящими из центра, точки их пересечения? И не будет ли тогда Единое самим этим центром? Но если это Единое можно назвать центром, то где этот центр? Можем ли мы найти абсолютную точку пересечения этих путей, чтобы наша мысль не представляла себе утолщений этих линий, являющихся нашему представлению чрезвычайно вытянутыми прямоугольниками самой узкой ширины? Но даже если это так, то, представив себе многоугольник, образующийся от пересечения всего множества исходящих из этого центра путей, мы вряд ли сможем назвать его Единицей, так как он имеет протяженность и форму, пускай даже идеальную. Пусть эта протяженность находится надо всем протяженным бытием и даже над мышлением, всё равно уже здесь будет присутствовать то, что становится формой для того, что внизу. Но если мы попытаемся найти Единое как мельчайшее, как центр центра, нам придется разделить его надвое, чтобы найти то, чему хотя бы более подобает быть им. Нам придется отмерить половину пути к центру центра, чтобы оказаться к нему хотя бы на полдороги ближе. Но мы опасаемся, что так нам придется делить очень долго и всё же не найти ответа на вопрос, где то самое малое, из чего слагается всё. Очевидно, что это то мельчайшее, которое поэт[1] именует не иначе как «вот то величайшее-мельчайшее». То мельчайшее, что сравнимо с горчичным зерном из Священного Писания. Малейшим горчичным зерном, из которого, тем не менее, произрастает большое растение. Это горчичное зерно — луз[2] луза, матрица, содержащая в себе все потенции. Стало быть, как нам сдается, речь тут идет о самом Едином, лежащем в основе всего. Но тогда нам становится очевидным, что Единица тем более может быть названа таковой, чем более она приближается к нулю, то есть своему отрицанию и полному исчезновению. Не можем ли мы тогда сказать, что Единица может быть названа тем, чего нет? То есть своим отсутствием? И не может ли тогда быть наоборот, в противоположность сказанному, всякое высказывание о ней заведомо неверным, поскольку, чем больше она есть, тем меньше она есть как Единица?
            Однако если Единица может быть названа тем, чего нет, то как из нее может возникать то, что есть? Ведь если мы имеем одно отсутствие того же яблока, то, взяв тысячу таковых отсутствий, мы не получим кучу яблок, мы получим отсутствующую кучу. Но ведь наш опыт постоянно убеждает нас в обратном? Может быть, тогда нет никакого нуля? И исчислимое, приближаясь к тому, что мы обычно именуем нулем, переходит в некоторое «вывернутое» состояние, так и «не увидев» нуля? Но тогда то, что мы именуем нулем, то, что минует исчислимость, как раз и будет Единицей. И в таком случае получается, Единица и ноль это одно и то же. Но что это за одно и то же, чем являются Единица и ноль? Если Единицу именовать Богом, то можно сказать, что Бога нет. Но если Бога нет даже для нет, то уместны ли хоть какие бы то ни было высказывания в Его адрес? «Он есть», «Его нет» — не все ли равно? Не превратны ли любые наши высказывания на сей счет?
            Все же допустим некоторое абсолютное пересечение всех путей и назовем его Единицей, иначе, в противном случае, нам будет не с чего начать.
 
            Названное нами Единицей, по сути, и есть Единое древних. Его можно определить всем Другим, оно не-Другое, то есть некоторое отсутствие, лишенность, по сути своей трансцендентная. Но это лишь мнимая трансцендентность, поскольку Единое является причиной всего, все из него и оно во всем. Во всем мы обнаруживаем отблеск Единого.
 
            §2. Меон
            Трудно представить себе что бы то ни было более непохожее на то, что мы только что описывали, нежели меон. Меон — несущее, нижние воды, Древний Хаос и Хаос Древних. Это ведь то, что, выглядя самым бурным, как воды океана, на самом деле очень бедно, это полное отсутствие и лишенность. Это материя. Материя индивидуирует, информирует, она содержание. Внутренняя тьма вещей во всех смыслах. Она отсутствие, тьма, с одной стороны. А, с другой стороны, разве не подобает ей какое-либо другое числительное, нежели «тьма», «десять тысяч существ» даосской традиции, понятие наиболее точно выражающее совершенную количественность? И хотя Аристотель и полагает материю потенцией и даже у стоиков еще говорится подобным образом, видимо, речь идет о чем-то ином. О чем они хотели сказать, нам станет ясно лишь в том случае, когда мы вспомним то, что говорил Гесиод относительно рождения первых богов. А они рождаются именно из хаоса. Мы также знаем о некоей силе, находящейся выше богов и управляющей ими. Только этой силы и боятся боги. Это Ананке. В определенном, специальном смысле Ананке можно отождествить с меоном, тем, что искажает чистое свечение Единого, преломляет его лучи в превратностях своей текучести, судьбы, главенствующей над всем сущим, как пучина главенствует над пустившимися в путь навигаторами. Варуна был выше Митры, но позволил последнему стать первым, и тот «повернулся к нему лицом».
            Но если это то, что выше всего и то, что ниже всего, не есть ли это «что» таящим в своем основании нечто общее для верхнего и нижнего основания? Не можем ли мы назвать это общее как раз-таки Сверхсущим Единым или даже тем, что выше его? Но ведь тогда получится, что Сверхсущее Единое и меон — одно и то же! Как так может быть? И как мы стали бы объяснять такое единство противоположностей? Уж не так ли, как нечто совершенно противоположное тому, что в мире, контрадикторное к обоим этим основаниям, Сверхсущему Единому и меону, то есть как то, что имеет общее основание, совершенно несвойственное, контрарное тому, что мы видим здесь, у нас? [I] Нам придется признать такое единство если и не Богом, то его ближайшим проявлением, первой манифестацией. Ведь нам известно из Священного Писания, что Бог творил разрывом, отделяя верхние воды от нижних. Вода, фалесовская вода, это не какая-то конкретная субстанция, но самый состав бытия. И тогда «вода, что превыше небес» означает именно Сверхсущее Единое, а нижние воды — меон. Но ведь они изначально, если здесь можно говорить о каком бы то ни было начале в значении временного первенства или по крайней мере преимущества, имеют общее основание. Стало быть, будучи разделенными, но едиными в своем основании, они с одной стороны сомкнуты, а с другой — разомкнуты. И [формальный] мир, который мы обозреваем в нашей теперешней жизни, это мир разрыва, где материя и дух непознаваемы.
            Если мы скажем: «вот материя» или «это материя», то что внутри этой материи, из чего она состоит? Какова субстанция этой материи? Если мы видим все множество предметов, то где то общее начало, которое всех их объединяет, из которого они все состоят, и отчего все разное, а не одинаковое? Мы видим предмет, но не видим самой материи из которой он состоит. Но если материя непознаваема и является внутренним состоянием вещи, то не является ли она вещью-в-себе? Однако если и является, манифестационистское сознание, в отличие от кантианского, склонно вносить в это понятие скорее онтологический, нежели гносеологический смысл. Хотя бытие и сознание для манифестационизма тождественны.
            Точно так же, как мы искали центр центра для обнаружения Сверхсущего Единого, мы можем попытаться отыскать полюс меона. Однако этот полюс будет не точкой, а бесконечной сферой. Продвижение вглубь меона будет нас бесконечно приближать к его «полюсу», но в нем самом мы так и не сможем очутиться.
            Но если все, что мы видим, имеет под собой подкладку, то мы видим не саму материю, а лишь ее акты, не смотря на то, что Аристотель полагает материю потенцией. Поэтому-то «греки стихийные материалисты»[3]. Но потенциальна на самом деле не материя, а те логосы, что находятся в материи. Но это и не они даже находятся в материи, а материя охватывает Сверхсущее Единое, и от их соприкосновения рождается первое логосное истечение, Нус. Но, как нам кажется, это стоило бы рассмотреть отдельно.
            Если материя движется, а для обладающего большей степенью примордиальности Востока именно материя, Шакти, является энергией и движением, тогда как Шива — неподвижная потенция, осеменяющая Шакти, то нельзя ли и время аспектно соотнести с материей? Ведь что есть время как не постоянные изменения? И разве Судьба, Ананке, сама не является в некотором роде временем? Но только наше время, которое мы измеряем нашими часами, логизируется порядком меры, а время-само-по-себе ничем не логизировано, оно в постоянном движении и изменении, несет нас как челнок по своим водам, течение то замедляется, то убыстряется, то меняет направление, и мы это распознаем как некие «знамения времени». «Велик поток и волн ужасен говор», — говорит о нем поэт. Не являются ли и звезды, связанные с нашей судьбой, о чем говорит Плотин, отпечатком этой материи в верхнем, сообщая о том, что все мы подвластны закону, возвещающему нам смерть и небытие? Но как звезды, будучи проявлением судьбы, могут находиться дальше от самой судьбы, нежели те, на кого они сами влияют? Ведь по Плотину выходит, что души в своем отпадении из Божественного Ума попадают чаще всего изначально на звезды и уже потом, привлеченные состраданием к нам, спускаются в наш мир. То есть они оказываются в Верхнем Космосе, в том месте, которое древние именовали сферой неподвижных звезд. Но не о разных ли звездах идет тогда речь? И этот вопрос мы тоже постараемся рассмотреть.
 
            §3. Форма
            Бездна бездну призывает. Сверхсущее Единое источает свет. Внизу бушует материя. Она выплескивает, как магма, свои протуберанцы, и огненная пневма обжигает ее. Вот он, брак верхних и нижних вод! Разделение и соединение, подобно разбрасыванию и собиранию камней. То, что не было разбросано и всегда пребывало [в Сверхсущем Едином] менее ценно, чем утерянное и потом обретенное. В этом заключается непостижимый смысл творения.
            Верх и низ, внутреннее и внешнее суть не более, чем пространственные метафоры, однако это отнюдь не означает, что мы хотим каким-либо образом подчеркнуть недействительность или даже нереальность таких соотношений.
            То, что рождается от соприкосновения духа и материи, является формой. У Аристотеля форма есть эйдос. Но если эйдос не эйдос без сочетания с материей, то откуда он берется? Не от самого ли сочетания? Но даже если это так и эйдос «высущевывается» из Сверхсущего Единого, точнее, опосредованно из Божественного Ума, впрочем, это в данном случае почти одно и то же, то тогда помимо эйдоса и меона есть еще само их сочетание, которое и будет формой, неотделимой от конкретной вещи. Таким образом, форма является третьим началом, наряду со Сверхсущим Единым и меоном. Уже Божественный Ум по сути есть форма, образованная совокуплением Сверхсущего Единого и меона. Также возникают Душа и Космос.
            Таким образом, форма это то, что есть, и только она обладает способностью быть познаваемой. Она третье начало наряду с логосом и меоном. Причем всякая форма относится к меону так, как к ней самой относится [сперматический] логос. Познаваема только форма, логос и меон всегда трансцендентны. Из любой точки бытия можно описать круг, вернувшись в изначальную точку, так и не познав и не достигнув трансцендентного. Достижение и постижение возможно только в Боге (Витгенштейн).
            Ведь нас, чего доброго, могут, пожалуй обвинить в рационализации непознаваемого. Но мы и не претендуем на это. Всякий акт трансценденции есть имманентизация потустороннего к познающему-творящему. Просвещая верхнюю или нижнюю мглу, мы их формализуем, то есть опять-таки трансцендируем. Каждый раз мы хватаем убегающую тьму за вуаль, но она окаменевает в наших руках, а сама беглянка оказывается неуловимой. В акте познания одного другим, иначе, в интенции логоса к меону или, наоборот, меона к логосу, познаваемое перестает быть самим собой для познающего. Логос проникает в материю. Это соприкосновение образует как бы шурф формы, которая третье, существующее начало. Логос больше, чем существует, а меон меньше. Но, «высущевываясь» формами, логос есть, а когда он есть, то он меньше самого себя как возможного, он реализуется, индивидуируясь превратностями меона.
            Но формы нет по отношению к логосу и меону. То есть можно сказать, что кроме формы ничего нет, но из этого еще не следует, что она есть. Не получится ли так, коли мы попытаемся найти границу между логосом и меоном, что она так же будет убегать от нас, как убегало Сверхсущее Единое? Но если Сверхсущее Единое и меон едины в Боге, то в творении они разорваны формами, своего рода «обожженными отпечатками» логоса в меоне и меона в логосе. Но разрыва мы так же не находим, проникая из меона в логос, мы окружаемся формами, и наоборот, проникая из логоса в меон, мы также окружаемся формами.
            Материя проникает формой в дух, образуя выпуклости. Дух проникает формой в меон, образуя вогнутости. Так реализуется то, для чего мы не находим иного именования, кроме как сверх-эротизм пространства[4]. Вожделеет одно к другому, не смея повернуть вспять, чтобы обрести само себя в Боге. Себя, говорим мы, ведь в формах логос, как в зеркале, видит себя, а меон себя. Поэтому дух телесен, а тело духовно. Не также ли и мы, вожделея силой рода к воспроизведению себе подобных, отвергаем истое единение нас самих в самих себе, но смотримся в зеркало с подкладкой того, чем мы не являемся и что не является нами, оттого-то и видит каждый свое в другом? Но вожделение не есть обладание, а напротив того, своего рода абстиненция, эрос немощен и нищ, именно поэтому он вожделеет, созерцая формы. В этом созерцании форм, по которым можно познать самое себя, содержится интенция к движению. Оттого-то все, что вокруг, на самом деле и есть мы, оно относится к нам как предмет к субъекту, внутренняя же сторона форм остается для нас непознаваемой. Внутренняя сторона форм — это чистый объект. Который должно понимать преимущественно как «вещь-в-себе», внутренняя тьма вещей, меон, а не как это делает современная философия. Бердяев договорился до того, что вещь-в-себе это Бог. На самом же деле вещь-в-себе — тот же меон, но не в онтологическом, а гносеологическом аспекте. Формы вожделеют к себе подобным по направлению движения. Выпуклые к вогнутым, вогнутые к выпуклым. Формы, повторяясь по подобию, «рифмуются». Во всем действуют принцип метафоры и повтора. Метафора основана на тождестве различного, а повтор на различии тождественного. Воздействуя друг на друга, элементы бытия, формы, образуют цепь миров, пламенеющих друг ко другу.
 
Рациональное отступление
 
            В сущности, на этом «научно-мифологическая» и метафорическая часть нашего описания заканчивается. Все дальнейшее является логическим развитием мифологических представлений о едино- и троеначалии. Если доводить учение о Едином и меоне до конца, то, в целом, окажется, что речь идет об одном и том же. Меон — «оборотная сторона» Единого. Таким образом, манифестационистское мировоззрение является в итоге монистическим. Дуалистическая система начинает складываться лишь тогда, когда меон и Единое начинают рассматривать как «дискретные». Это, по сути, уже креационистская тенденция, достигшая своего апогея в авраамической традиции, сложившись в последовательно креационистское мировоззрение.
 
            §4. Субординация форм
            Идея формы, «Сына», является логическим выводом из идеи «сочетания» Единого и меона. В неоплатонике Нус истекает (προοδος) из Единого как его бытие. Иначе говоря, как только Единое осознает, что оно есть, так сразу же возникает различие между самим Единым и его бытием (Нусом). Однако без «иного» такое «осознание» не было бы возможным. И этим «иным», тем, что «не есть Единое», как раз и является меон. Справедливо возникающий вопрос о том, что первично — осознание Единым своего бытия в результате осознания бытия «иного» или же возникновение «иного» в результате осознания Единым своего бытия — здесь не может найти своего ответа, поскольку само понятие «очередности» неприменимо по отношению к первопринципам. Одно можно сказать с уверенностью: стоит нам допустить троеначалие, как формы начинают множиться и множиться. Сначала возникает форма меона и Нуса, между этой формой и меоном, а также между ней и Нусом возникают еще формы — и так до бесконечности. Если опять-таки воспользоваться языком неоплатоники, то здесь налицо субординация трех начал: сущности, субстанции и формы. Но это, в отличие от Единого, меона и собственно формы, уже чисто технические, абстрактные понятия, показывающие отношение, а не какую-либо «абсолютную локализацию».
            Понятие субстанции — одна из фундаментальных категорий в истории философии. У Аристотеля оно разводится с понятием сущности, которое на латинский язык переводится как essentia. Сущность — чтойность, предикат, а субстанция — нечто, подлежащее. В принципе, до известной степени понятие субстанции можно соотнести с понятием материи, уле, точно так же, как и сущность — с духом. Так да не так. Представления о сущности и субстанции скорее онтологичны, нежели физичны. У Аристотеля по поводу субстанции есть много неясностей. Путаница, кстати, содержится уже в самом переводе понятия «субстанция» — не только как «подлежащее», «подкладка», но и как «сущность». У Плотина мы находим такое высказывание: «но если мы обратим свой взор к высшему, то увидим то, что там вместо субстанции. И это несомненно будет сущность». Из этого высказывания мы можем сделать вывод, что та субстанция, которая внизу, — не единственна. Плотин откровенно говорит, что, например, псюхе — материя для нуса, а космос — материя для псюхе. Таким образом, у Плотина мы наблюдаем синтез платоновской и аристотелевской мысли. Но вернемся к Аристотелю. Субстанция для него первая, наиболее значимая, категория, тогда как остальные девять — колличество, качество, отношение, место, время, положение, состояние, действие, страдание привходят как акциденции. В разных местах Аристотель говорит о субстанции по-разному, что позволяет сделать два противоречивых вывода: либо Аристотель сам не мог определиться с тем, что же все-таки именовать субстанцией, либо он уже отдавал себе отчет о субординации сущностей и субстанций. Множественное число здесь условно, конечно. Никакой дискретности здесь нет. Аналогия такого рода соотношений находится в субординации родов, видов и подвидов из средневековой схоластики. Кстати, в Средневековье мы встречаем отнесение понятия «субстанция» даже к Богу. Это за 400 лет до Спинозы! Но у Спинозы все непрерывная субстанция и все Бог. Декарт совмещает понятие субстанции с понятием материи, которая также оказывается тождественна пространству. То есть здесь мы имеем большую степень конкретизации, привязанности к проявленному миру. У Канта субстанция — одна из категорий, но не главная, она входит подвидом в категорию отношения. У Гегеля субстанция является подвидом действительности, которая является подвидом сущности.
            Из всего сказанного можно сделать следующий вывод: никакой «абсолютной субстанции» не существует. Точнее, это понятие применимо лишь с известной долей погрешности к меону. «Погрешности», говорим мы, так как для культуры «монолита», которая безусловно основывалась на манифестационистских воззрениях, нет «начала» и «конца» — иными словами, «субстанцией» для меона будет являться само Сверхсущее Единое, что, кстати, выглядело бы довольно абсурдным для неоплатонической школы Плотина — Прокла, однако вполне вписывается в учение стоиков, обладающее большей степенью «примордиальности», — учение, утверждавшее, основываясь на словах Гесиода, что первые боги родились из хаоса.
            Таким образом, «субстанция», как и «сущность», — понятия относительные. Их основания, в целом, обладают даже некоторой долей «наивности». Ведь в конечном итоге «субстанция» — это «то, что ниже», а «сущность» — это «то, что выше». В самих понятиях уже присутствует некий разрыв, в общем-то несвойственный изначальному манифестационизму. И то, что послужило причиной возникновения этих понятий, было шагом на пути к чисто креационистскому мировоззрению. Неоплатоника, таким образом, играет роль промежуточного, посредующего звена между этими двумя мировоззрениями. Отсюда большой интерес античной платонической философии к иудаистической традиции. Отсюда раздвоенность Аристотеля в отношении к субстанции. Она уже вычленена им, но ее соотнесенность с сущностью, которая, в конечном счете, «такая же субстанция», только «та, что сверху», пугает философа, хоть и двигающегося в направлении креационизма и дискретизации бытия, но органически принадлежащего манифестационистскому мировоззрению. Мы, со своей стороны, отдаем себе отчет в неприменимости понятий «сущность» и «субстанция» к области манифестационистской метафизики. Однако, как уже было заявлено ранее, видим своей задачей «культур-перевод», конвертацию из одного «языка» в другой, поэтому-то сознательно обращаемся к неоплатонике — еще не креационистской, но уже и не вполне манифестационистской. Мы разлагаем манифестационистское мировоззрение на составляющие, понятные метаязыку Модерна, дигитализируем его или, если угодно, атомизируем. Потому-то и говорим об «атомной метафизике».
            Соотношение сущности и субстанции, как неких закрепленных в акте познания-различения локусов, подразумевает наличие между ними третьего, посредующего начала, которое и будет формой. Но не следует забывать того, что «под» всякой субстанцией всегда будет находится «другая субстанция», соотносящаяся с ней как субстанция с сущностью. Это явление можно обозначить как субординацию форм, поскольку всякая субстанция, как по отношению к «надлежащему», так и по отношению к «подлежащему» будет именно формой, неким усреднением или, говоря фихтеанским языком[5], «точкой равнодушия», но только применительно к этим абстрактным понятиям — сущности и субстанции.
            В такой картине мира, в конечном итоге, любая сущность, субстанция или форма будет одновременно и сущностью, и субстанцией, и формой, но по субординации с другими сущностями, субстанциями и формами.
            Для манифестационистского сознания вопрос о различии форм, справедливо возникающий в рамках, скажем, схоластики (применительно к гносеологии), вовсе не является неразрешимым. Изменения в логосы вносит меон, являющийся чистым актом и чистой «текучестью». Имя Шивы на санскрите созвучно слову «труп» («шава»). Он неподвижен — даже когда совокупляется с Шакти в позе, именуемой «майтхуна-випарита», она «пляшет» на нем, производя разнообразие форм, в каждой из которых, однако, присутствует, если посмотреть на этот акт глазами стоиков, «сперматический логос» Шивы.
            Отсюда возникает вывод: если всё в бытии, в рамках манифестационистского мировоззрения, коррелирует друг с другом, то всякая точка будет являться центром, имеющим соотнесение с периферией как с «верхом» (сущностью) или как с «низом» (субстанцией). Как только мы задаем точку, так сразу же возникает ее «верх» и «низ», а соответственно центр, «полюс полюса». Рене Генон в фундаментальном труде «Символы священной науки»[6], разбирая символизм радуги, европейской диатонической музыкальной гаммы и в целом «седмицы», указывает на онтологические основания этого символизма. Всякий полюс при развертке в пространстве дает не три, а семь полюсов: верх — низ, право — лево, перед — зад и, собственно, центр, не имеющий бинарной оппозиции, но являющийся матрицей для всех остальных полюсов, в которой все бинарные оппозиции снимаются. «Роза ветров», образуемая полюсами, вписывается манифестационистскими доктринами в шар, иногда яйцо. (Генон пользуется термином «Космическое Яйцо» по отношению к онтологической модели манифестационизма.) Применительно к географическому пространству, разбитому на такого рода умозрительные зоны, этот шар видится как развернутый на плоскости. Отсюда понятие «круга» в древнейшей географии. Даже у средневекового автора Снорри Стурлусона мы еще встречаем это чисто манифестационистское понятие — «Круг земной» — так называется его собрание королевских саг, из чего мы можем сделать вывод, что не только географическое пространство представлялось манифестационистскому мировоззрению в качестве круга, но также и «пространство хронологическое». Чрезвычайно важное замечание, которое нам понадобится в дальнейшем, когда мы обратимся к соответствию в манифестационистском мировоззрении времен года, времен суток, географических направлений и этапов герметической работы.
            Справедливым из всего сказанного было бы заключить, что у подобных онтологических полюсов, а также их разверток, в манифестационистских традициях имеются не только аналогии в музыкальной и цветовой гамме, но также и вербальные, «логические» в прямом смысле слова соответствия. Но это стоит разобрать отдельно.


[1] Поскольку ссылка на поэта обязательна в такого рода размышлениях, то пусть это будет наш друг Олег Грановский.
[2] Так Священное Писание именует «самое само» человека, «миндальный орех». Считается, что он пребывает в основании позвоночника — в копчике. Именно из этого «миндального ореха», согласно христианским и каббалистическим преданиям, в Судный День будет воскрешен к жизни каждый человек.
[3] Как любил шутить Лосев.
[4] Хотя пространство есть всего лишь одно из формальных проявлений. Но в своей ограниченности пятью органами чувств, мы, даже оперируя абстрактными категориями, вынуждены внутренне и, так сказать, для личного пользования «переводить» их в пространственные понятия.
[5] Философия Фихте во многом является своего рода «манифестационистской гносеологией».
[6] Рене Генон. Символы священной науки. — М.: Беловодье, 1997. Глава «Символизм радуги».

Комментарии

Лев Каждан аватар

И Фаворский Свет и шиитский

И Фаворский Свет и шиитский сир-ар-рубубия и свет китайских практик-это Свет Единого.В одинаковой мере.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Mahtalcar аватар

Если "в одинаковой мере", то это не Православие,

 а именно что суфодаохазм. Вы неортодоксальны, Лев Маркович.

Максим Борозенец аватар

Олег, большое спасибо за

Олег, большое спасибо за "раскрытие" текста. Признаюсь, читая, я иногда терялся в словах ("Слишком много нот" - как сказал Сальери, просматривая опусы юного Моцарта), так что хорошо бы их иллюстрировать какими-то фигурами-диаграммами. Соображения возникли следующие:
В понятии Единого нужно прежде всего различать метафизические ноль и единицу - оба единые, но каждый со своим аспектом. В моем понимании "0" - это и есть меон, то есть чистая потенциальность. В этой массе вечного "могу" иногда вспыхивают "хочу" - "протологосы", первичные намеки на волеизьявление. То есть у Уробороса иногда проскальзывают шаловливые мысли - "а не выпустить ли хвост?" И вот когда "хочу" наконец отрывается от "могу" и преобразуется в "должен" - тогда круг разрывается в линию и 0 становится 1. Это рождение Огненного Бога, Первологоса, великой "1", Bing Bang - то есть Единого как первого в символическом ряду разделений. Поэтому можно понимать "Единое" как "Всё, Общее", равно как и "Первое, Единственное". Эта непрозрачность понятий похожа как раз на проблему "сущности". Я вообще предлагаю избегать "сущности", и пользоваться исключительно терминами "эссенция" и "субстанция". Когда меон взрывается Первологосом, эссенцией, меон сам становится субстанцией, то есть в свете мужского начала обретает свою женскость, которая до этого была непроявлена в примордиальном хаосе.

Ex Borea Lux!

Всё правильно. И до тех

Всё правильно. И до тех мыслей, про которые ты говоришь, я дозрел примерно в году 2002-2003. Получилась такая схема: сверху - Единое (1), внизу - меон (восьмерка на боку), справа - форма (числа), А СЛЕВА - 0, "точка равнодушия" (Фихте), где мать и отец повернуты друг ко другу спинами. Что касается любого логосного проявления, то оно невозможно без движения меона. Любой логос возможен лишь в силу того, что он отпадает от Единого, а отпасть он может лишь по причине меонизации Единого. Само-то Единое остается. А вот его слепок, получившийся от соприкосновения со случайностями меона, делает логос ИНДИВИДУАЛЬНЫМ. Сначала это очень простая индивидуация, но по мере соединений теперь уже этого логоса с меоном рождаются более сложные формы. И так вплоть до полного хаоса.

Олег Фомин, главный редактор портала "Артания"

Максим Борозенец аватар

Я вот подумал, понятию

Я вот подумал, понятию "сущность" (essentia) можно противопоставить "cущество" (substantia). Существо не как какой-то зверек, а как состояние, вроде как "естество", "вещество". Полагаю, что суффиксы вполне отображают аспекты понятия.

Ex Borea Lux!

Вот Карпец, кстати, именно

Вот Карпец, кстати, именно так и переводит. Так многие философы понимали. А я бы всё-таки не стал так отождествлять. Ведь отсюда, на мой взгляд, и все ошибки философии. Существо - это скорее форма, то есть то, что можно постигнуть непосредственно. Субстанция же - в принципе не ощутима и не познаваема органами чувств, как и эссенция.

Олег Фомин, главный редактор портала "Артания"

Лев Каждан аватар

Сущность(Божественная)-это

Сущность(Божественная)-это как раз и есть Единое Поэтому она и излучает Свет(Фаворский)

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

"То есть у Уробороса иногда

"То есть у Уробороса иногда проскальзывают шаловливые мысли - "а не выпустить ли хвост?" И вот когда "хочу" наконец отрывается от "могу" и преобразуется в "должен" - тогда круг разрывается в линию и 0 становится 1." Это крсивое метфоричное описание тем не менее сюда может прийти шофер и спросить как из ничего получить все.К сожалению 0 не сможет родить 1.Вернеее он это сможет получить при взаимодеймтвиях соответствующих если 0 уже есть в этой системе и это надо понимать. Тоесть есть скажем двенадцати полярный макрокосм(но замедте не абсолют ). A AB ABC ABCD ABCDE ABCDEF ну и так далее до 12. Вот он из A шаловливо размыкая хвост сможет получить B.
Лев Каждан аватар

Уроборос свой хвост прочно

Уроборос свой хвост прочно закусил

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Если бы уроборос закусил

Если бы уроборос закусил прочно свой хвост то перед нами не было бы такой прекрасной вселенной.Хотя если вы имели в виду уроборос человеческого рода с этим соглшусь.
Лев Каждан аватар

А вот у гностиков насчет

А вот у гностиков насчет прекрасности Вселенной было другое мнение

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Я уже говорил о

Я уже говорил о расщепленности чувст в человеке.А когда я говорил о прекрасной вселеной я имел в виду лес,закаты,восходы, тоесть то что еще дано нам в ощущении.
Лев Каждан аватар

Лес и впрямь прекрасен Вы

Лес и впрямь прекрасен Вы слазийте на karpets.livejournal.com и посмотрите юзерпики То медведь то олень Одни только лесные звери Судя по всему это связано с сакральностью леса Но только в десакрализованном мире лес не берегут И когда все окончательно вырубят прекрасного не останется И можно будет закрыть проект Вселенная

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Единое может быть

Единое может быть представлено единицей, меон, его противоположность, - множеством. 0 - это их тайная точка встречи, никогда не явленная духовному обозревателю. Это точка, где между Абсолютом и материей нет никаких противоречий. Эта точка непознаваема с помощью человеческого разума. Только с помощью интеллектуальной интуиции, о чем писал Генон. Но это не любая интуиция вообще, а интуиция именно интеллектуальная. Это некий особый орган, вероятно, не присущий ни одному из участников форума, включая автора этих строк. Хотя про себя он может сказать, что подобные знания изредка открываются ему в озарениях на грани между явью и сном. И во многом всё, что я пишу - блеклый отблеск, воспоминание об этих озарениях, воспоминание, воспитанное и воскормленное моим рацио. Да, рацио. Но это лишь инструмент объяснения. В основе же лежит чистое, ни чем не замутненное восприятие.

Олег Фомин, главный редактор портала "Артания"

Например у света который

Например у света который имеет 7 полярностей единое есть белый свет а ноль будет черным светом и две тройки базовых цветов.Однако для познания столь великолепных вещей не нужно интелектуальной интуиции нужен всеголиш глаз(зрение).Человек может познать все что он может познать а в остальном ему не поможет интеллектуальная интуиция.
Максим Борозенец аватар

Олег Ф. и говорил о

Олег Ф. и говорил о ментальной интуиции как о Глазе. Это именно тот Глаз, который изображается в масонской символике. Олег Ш., не забывайте, что мы не исследователи клеток в пробирках, а испытатели границ человеческого разума, где вещество и явление становятся чистым символом, архетипом, пифагорейским числом. Уловить что-то оттуда может позволить только интуиция, "голубая кровь" нашего разума, Psyche. Рацио это только скальпель уже последующего анализа. Равно как и глаз, который различает цвета, но не принципы, которые эти цвета являют собой.

Ex Borea Lux!

Иными словами вам интересно

Иными словами вам интересно то что думает слышит смотрит нюхает осязает субстанционален ощущает вкус.Эту проблему вы не сможете локализовать поскольку как толко вы приблизитесь к ней вы исчезнете в Сатори.
Максим Борозенец аватар

Если попытка локализации

Если попытка локализации увенчается Сатори, то я буду просто благодетелем человека. Вы можете локализовать Бесконечное? Символ и есть таковая локализация метафизического. Вам это скажет любой религиозный практик. 

Ex Borea Lux!

Лев Каждан аватар

Сатори или Фаворским Светом

Сатори или Фаворским Светом Не забудьте что у слова "просветление" корень "свет"

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

В данном случае вы будете

В данном случае вы будете локализовывать локу которая не доступна восприятию человека,тоесть это будет метафизический предел человека но это не будет бесконечность.Это будет Неопределенное,Самадхи,Сон снов но не бесконечность. А благодетелем вы не станете поскольку исчезнете один правда если вы вернетесь и стнете учить людей тогда да.
Лев Каждан аватар

Черный Свет фигурирует в

Черный Свет фигурирует в люминофании суфия Наджмуддина Кубра

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Черный Свет - это свет

Черный Свет - это свет потенции, невидимый свет. Этот свет никто не зрит. Его зрение - удел избранных, надеюсь, вы не относите себя к ним. Я - точно не отношу. Вы просто не понимаете того, о чем болтаете задешево так, Лев Маркович! Вы не понимаете, что за теми реальностями, о которых вы П И З Д И Т Е, сокрыты слезы и страдания, несравнимые ни с какими вашими огорчениями по поводу того, что кто-то обидел вас на форуме или где-то еще. Я не знаю, какая вам плетка нужна, чтобы проснуться наконец и видеть хотя бы в извращенном свете реальность. (Вы сейчас не видете даже этого.) Нам всем очень далеко даже до представления об этом свете, а вы дерзаете о нем так нагло говорить. С вас очень жестоко спросят. Очень жестоко.

Олег Фомин, главный редактор портала "Артания"

Лев Каждан аватар

А Наджмуддин Кубра и не

А Наджмуддин Кубра и не говорил что надо видеть именно Черный Свет.Он говорил что можно увидеть свет всех других цветов.Черный же-это Свет который обозначает не Энергии Аллаха а Его Самого.Претендовать на видение Черного Света=нарушать тасавуф-трансцендентность Аллаха.В исламе за это полагаются жесточайшие казни.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

а как насчет того, что у

а как насчет того, что у Единицы есть МИНУСЕДИНИЦА?

Тогда это называется МИНУС-Я.

Тогда это называется МИНУС-Я. Здорово, еще вернулась или уже нет?

Олег Фомин, главный редактор портала "Артания"

Лев Каждан аватар

Эх хорошо бы восстановить

Эх хорошо бы восстановить статью Анны про волков.После arthania.ru/node/97 она совсем не лишняя.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Подозреваю, что контора

Подозреваю, что контора рубанула сайт именно за эту статью. Это было предупреждение. А второе предупреждение было после моей статьи в ЖЖ про гомосеков из федерального центра. Тогда захватили мою почту. Так что лучше пусть АННА НИКОЛАВНА про чистую метафизику пишет.

Олег Фомин, главный редактор портала "Артания"

Лев Каждан аватар

Интересно а почему за мою

Интересно а почему за мою "Роль религиозного нонконформизма" никто ничего не рубанул?Назвал кадровыми "Единую Россию" и никого не подставил?Вряд ли Олег Валерьевич наши недоброжелатели в конторе(кремлевские либералы которые после прихода Медведа резко активизировались) занимаются Артанией.Скорее они рубанули бы Россию-3 или Евразию.Орг.Там политика.а здесь одна культурология.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

какого ты высокого мнения о

какого ты высокого мнения о конторе- они что там все пернатоязычные?

Лев Каждан аватар

Им вообще-то по долгу службы

Им вообще-то по долгу службы полагается быть пернатоязычными.Но только зачем им рубить Артанию?Да в Кремле много наших врагов(вся либеральная башня).Да они стали активнее с приходом Медведа.Но если дело дойдет до операций конторы против дугинских сайтов пострадают в первую очередь те что связаны с политикой(Евразия и Россия-3).А не Артания и Арктогея.Кстати это подтверждает и моя "Роль религиозного  нонконформизма" на которую вообще никто не обратил внимание.Кроме разумеется Ушкуйника и Фомина.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

а что такое религиозный

а что такое религиозный нонконформизм???

Лев Каждан аватар

arthania.ru/node/97.Идите по

arthania.ru/node/97.Идите по этой ссылке там я все сказал.Кстати буду Вам признателен за отзыв.Эта моя работа очень похожа на Вашу статью про волков.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Normal 0

Лев Маркович, причем тут прилагательное РЕЛИГИОЗНЫЙ ?

Ваши параллели не понятны- любая традиция-религия от и до = нонконформность по отношению к системе.

Нонконформизм  всегда и во все времена присущ интуиции, тарикату (пути к истине)...

Религиозный нонконформизм-ИМХО- это обозначение эзотерической позиции с поляны возмущенной экзотерики. Другими словами- религиозный нонконформизм- это поиск Бога ЖИВОГО. Это, о чем так страстно анафематствует Малер...

"Вот почему для даосской и старообрядческой традиций была характерна революционность,о чем и пойдет речь в данной статье".

да можно провести миллион параллелей- от традиций урду до, мною неприемлемых учений в одну голову (Штайнер, Рерих, Гурджиев и т.д.)-  вплоть до Лютера...

Один сплошной нонконформизм (с разными акцентами), на лицо...

Итого, Ваша тема не очень понятна мне (имхо)- на мой взгляд, это подобно исследованию о различии белого и зеленого цветов, забывая о наличии палитры в целом, ее сути и смысла...

т.е. прочитанное мною- частность не противоречащая ничему, но не понятная "чтобы что?" и о чем...

Normal 0

Олег, пока мы с тобой болтали мой постинг приобрел некий мета уровень, который его и обозвал- начинаю пугаться. Писала ответ Льву Марковичу как обычно- откуда ета шапка и название в два слова- ума не приложу...

Normal 0- это круто... Я ж тебе говорю про 0, а ты...

 

Но тем не менее согласитесь

Но тем не менее согласитесь что благодатный системы(Рюриковичи или обладающие дэ китайские императоры) для религиозных людей приемлемы и бунта у них не вызывают.

Автор предыдущего

Автор предыдущего поста-Каждан.

бунт как темпеРаТура

бунт- это не массы, а слышащий и видящий. Когда во главе более или менее- тогда бунта в массах менее или более.

на мой вопрос о прилагательном Вы так и не ответили

Лев Каждан аватар

А какой смысл отвечать?Итак

А какой смысл отвечать?Итак понятно что нонконформизм обоснованный даосской или старообрядческой теологией это религиозный нонконформизм.Не светский же.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Лев Каждан аватар

А какой смысл отвечать?Итак

А какой смысл отвечать?Итак понятно что нонконформизм обоснованный даосской или старообрядческой теологией это религиозный нонконформизм.Не светский же.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Лев Каждан аватар

А какой смысл отвечать?Итак

А какой смысл отвечать?Итак понятно что нонконформизм обоснованный даосской или старообрядческой теологией это религиозный нонконформизм.Не светский же.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Лев Каждан аватар

Прошу Олега Валерьевича не

Прошу Олега Валерьевича не удалять мой пост оставленный анонимно.Это и впрямь мой пост.Просто я ездил в штаб ЕСМ делать радиопередачу о Радоване Караджиче оттуда зашел на Артанию и не успел зарегистрироваться на есмовском компьютере.Черкащенко толкал в шею  угрожая что уйдет и меня запрет.А остальные все уехали на концерт.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

admin аватар

они пархатоязычные. больше их

они пархатоязычные. больше их знает только злой толстый Иегова, приказавший разрушить славный арийский город Иерихон с помощью злых дудок и наславший на благородных египетских поселян пёсью муху

Администратор портала "АРТАНИЯ"

Лев Каждан аватар

Арийский ли?Все-таки хананеи

Арийский ли?Все-таки хананеи были финикийцами.А Финикия-это Карфаген.Тут все были семиты.С одной стороны креационисты с другой- торгаши.Все друг друга стоили.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

ЯКОРЬ

вот, что есть Единый и его опозиция

а "-1" в Логосе Радикал, по образу и подобию радикальной троицы

http://metane.livejournal.com/3086.html

 

Лев Каждан аватар

Диктатура Ничто

 Я прошелся по Вашей ссылке и затем по ссылке Метане.Там я наткнулся на свою знакомую с фоминского дня рождения.Единое это Витухновская?Ну что ж если стать на даосскую точку зрения это вполне возможно.Единое=Дао=Все-Ничто.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

воспоминания детства

да нет, Лев Маркович, Единое не может быть тетичкой-читай архе-ее-радикалом.

Единое- это все, Тетичка= пассивность и лишенность по приемуществу (конечно в метафизике и в теоретической идеальной физике, т.е. в вакууме :)

МИНУСОДИН была Первая (этаж Алины), а Один- был второй, нну или Третий, смотря как считать...

посему и носилась над водами, что по ту сторону и Отца и Сына...

а Таухид... да- БессамеляиРРахманиРРахим

это Вам скажет любая "-1"

Лев Каждан аватар

Я видел Алину на фоминском

Я видел Алину на фоминском дне рождения и не могу сказать что она тетечка.Вполне молодая девушка.Очень даже привлекательная.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

тетечка в моем эпистолярье-

тетечка в моем эпистолярье- не возраст, а Слово, обозначающее конкретное из Архе-дуальности

Лев Каждан аватар

Понял.

Понял.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

ИСЛАМО-НЕПРОХОДИМЫЙ АВГУСТ

кстати, таким образом ислам в его аутентичности религия феминная по преимуществу (не в смысле конфессии, а в смысле профетического послания= валайята).

к стати слово Родина по нерабски- ВАТАН

:-)

а ТАБАК в переводе с негоже- тарелка, такс-погода, хазин-грустный,а салат-молитва...

это про смешное, а далее про подумать...

зикра- воспоминания...

наззара-очки

мирадж- восхождение

асль-архетип

шарк-восток (Шрэк?! и Ишрак)

ноум-сон

худа-Бог

ард-Земля, а хамса-пять (для Бафомина эспешели!)

маан- скрытый смысл

пардон, что так вульгарно обращаюсь с сакральным языком, но кому надо посмотрите написание сами...