Татьяна Василенко: ЛЕСТВИЦА ИАКОВА

     В прошлую субботу в муниципальном клубе «Дружба» (Евразийский культурный центр «Патрия») кинопрограмма «Бунт и служение» была продолжена фильмом Генри Бина «Фанатик».
     Про фильм много и разно говорили и писали. Оценки колебались от: «“Фанатик” обращен прежде всего к евреям, он сделан “своими для своих”» (Леонид Цыткин), до запрета демонстрации (например, в Волгограде) за пропаганду фашизма и антисемитизма.
     Сюжет «Фанатика» прост — это драма молодого еврея, ставшего активистом неонацистской группы (кстати, нечто подобное действительно произошло, где-то в 60 гг. XX века). Фильм, несмотря на свою, в общем, вполне голливудскую стилистику, производит впечатление и дает пищу для размышлений. Картина построена на диалоге героя с отсутствующим Богом и его попыткой призвать к участию в этом диалоге своих соплеменников. Собственно говоря, с этого и начинается «Фанатик», когда Денни избивает юношу-еврея, призывая его к сопротивлению.
     Что до темы антисемитизма в фильме, то, если, с одной стороны, безусловно верным кажется заявление героя: «если бы Гитлера не было, то евреи его непременно выдумали», то ведь с другой, не менее верно и то, что «никто кроме антисемитов не солидарен с признанием особого мистического статуса евреев среди других народов» (Дугин, цитата с интернет-форума «Арктогеи»). > Для Денни этот статус ничто по сравнению Авраамом, предавшим сына. В своем возмущении покорностью и Авраама, и старого еврея из психологической группы моментами герой выглядит то ли гуманистом, то ли одним из братьев Карамазовых, пытающимся разрешить вопрос о слезинке ребенка. Но в данном случае этот вопрос обостряется осознанием своей принадлежности к народу, лишенному Бога, как постоянного присутствия, Бога, как вечности. И смерть в газовой камере, — или от штыка, для Денни, — естественно, менее трагична, чем смерть безусловная, конечная. Эту конечную смерть герой ощущает как бы на двух уровнях — духовном, от того, что «там» никого нет, и человеческом — от того, что принадлежность к строгому креационизму помещает еврея в изоляцию от всего остального мира. Бог бросил, мир не видит… Денни, став нацистом, борется за внимание к себе, как к еврею, и со стороны Бога, это на первом уровне, и со стороны человечества, это на втором уровне.
     В первом случае видна прямая аналогия с Иаковом (и с его богоборчеством, и с его знаменитой лествицей).
     И вся жизнь Денни также — сбегания вниз по ступеням лествицы для борьбы с Богом, а, в завершении, подъем по той же лествице для примирения с ним.
Что мы знаем о лествице Иакова?: «И пришел на одно место, и остался там ночевать, потому что зашло солнце. И взял один из камней того места, и положил себе изголовьем, и лег на том месте.
     И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней.
     И вот Господь стоит на ней и говорит: Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака. Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему.
И будет потомство твое, как песок земной; и распространишься к морю и к востоку, и к северу, и к полудню; и благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные.
     И вот Я с тобою, и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь; и возвращу тебя в сию землю, ибо Я не оставлю тебя, доколе не исполню того, что Я сказал тебе.
Иаков пробудился от сна своего и сказал: истинно Господь присутствует на месте сем; а я и не знал!
     И убоялся, и сказал: как страшно сие место! это не иное что, как дом Божий <Beth-El, Вефиль, Вифлеем — Олег Фомин>, это врата небесные.
И встал Иаков рано утром, и взял камень, который он положил себе изголовьем, и поставил его памятником; и возлил елей на верх его» (Быт., 28, 12–18).
Помимо лествицы — дороги к Богу, как общего лейтмотива, можно обратить внимание и на то, например, что Денни взрывает себя на закате (семь вечера), а изголовьем ему становится камень (тора), и надгробный памятник ему — руины синагоги.
     Момент богоборчества подчеркивает исключительность Денни, именно как еврея, и тут опять же прямая связь с Иаковом, Израилем, единственным из ветхозаветных героев, боровшихся с Богом.
     «И остался Иаков один. И боролся Некто с ним до появления зари; И, увидев, что не одолевает его, коснулся состава бедра его и повредил состав бедра у Иакова, когда он боролся с Ним.
     И сказал: отпусти Меня, ибо взошла заря. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня.
     И сказал: как имя твое? Он сказал: Иаков.
     И сказал: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь (Быт., 32, 24–28)».
     Безусловно, внутренне Денни чувствует себя благославенным на борьбу с евреями, за евреев.
     Что до второго, человеческого уровня (нацизм Денни, как попытка завоевать для себя — еврея, и всех евреев вообще — мир), то тут, вопрошая: «Ты стал нацистом, чтобы постоянно говорить о евреях?», его любовница абсолютно права. Именно для этого — чтобы говорить (словом ли, оружием ли): «я еврей, но я есть, я не смирился с отрицанием меня», и быть услышанным.
     И на человеческом и на надчеловеческом уровне бунт Денни, несомненно, демонстрирует его желание стать субъектом, нарушить границы, навязанные ему его верой. Тема созидательности агрессии, агрессии как неотъемлемой части реальности является важнейшей частью философии традиционализма. Навязанная нам модель, по которой агрессия либо строго запрещена, либо нуждается в оправдании, спотыкается при обращении к традиции. «…Традиция рассматривала сам факт существования границ как выражение неполноты космоса относительно его Причины, которая мыслилась как нечто Абсолютное, Единое и лежащее по ту сторону всех пределов. Следовательно, стремление к расширению своего существования, к экзистенциальной экспансии, к “нарушению границ” – по-латински это transcendere, “трансцендирование” — виделось, как глубинный импульс движения к Божественному, как отголосок заложенной в мире и существах мира тоски по Абсолюту» (А. Дугин, «Субъект без границ», Элементы № 7).
     Несомненно, морализм иудаизма совпадает для Денни с общим морализмом общества. Как отметил Хорст Малер: «именно наш морализм привел нас к терроризму. Многие из нас … прошли этим путем… Тот кого не оставляет равнодушным далекая борьба, несомненно найдет революционную перспективу более привлекательной и легко станет морально пробужден. Юная жизнь, лишенная мотивации из-за чувства абсурда, обретает в соучастии в революционном движении спасение от нигилизма и отчаяния». Безусловно, общий абсурд усугубляется для Денни абсурдом Торы. Вспомним его диалог с любовницей:
     «Девушка: ...Ты не только не можешь видеть или слышать Его, но ты даже думать о нем не можешь. Тогда какая разница, существует он или нет?
     Дэнни: Нет никакой разницы.
     Девушка: Христианство — глупость, но там хотя бы есть во что верить или не верить. В иудаизме нет ничего?
     Денни: Ничего, кроме пустоты. Иудаизм — это не совсем вера. Главное — совершать действия. Соблюдать шабат, зажигать свечи, навещать больных.
     Девушка: А потом приходит вера?
     Денни: Потом ничего не приходит. Ты делаешь это не потому, что это разумно или глупо, не потому, что это тебя спасет (ведь никто не спасется), ты делаешь потому, что так велит Тора.
     Девушка: Чушь какая-то».
     Кстати, в связи этим интересно, что главный еврей-враг для Денни, банкир, несомненно представитель буржуазии, той самой, о которой Жорж Сорель сказал, что всё возвышенное в ней умерло, и возвышенное теперь отыскать можно только в насилии.
     В целом, фильм, как мне кажется, о невозможности человека традиции, относящейся к строгому креационизму (в данном случае характеристика традиции важна), изменить ей, тем паче если эта традиция впитана им с молоком матери, срослась с генетическим кодом, вошла в кровь.
     В грядущую субботу готовится к показу культовый голландский апокалиптический фильм СЕВЕРЯНЕ.

Комментарии

Очень похоже на

Очень похоже на меня,тоже отрекшегося от креационистского иудаизма во имя манифестации(исихазма,даосизма,суфизма).Мой личный вопрос к автору статьи(не зная отчества,обращаться не буду):"Как Вы думайте,я похож на Дэни?"Судя по моим постам.

дво-дво-дво-имся

вы всегда похожи на себя уважаемый провокатор, ничиная с ночнина (с ночи начи...)и кончая этим многопеньем (простите я вас не посчитала!) Татьяна

Уважаемая

Уважаемая Татьяна Василенко!Лично я отношусь к Вам с огромным уважением. Олег Валерьевич говорил мне о Вас только хорошое.Я хотел с Вами наладить диалог.И потому совершенно не понимаю,почему Вы считаете,что я-провокатор.
Ушкуйник киберпространств аватар

Провокатор -не

Провокатор -не всегда однозначно плоxо (по крайней мере, в моём разумении). Возможно, поэтому -обижаться не на что.

конечно не

конечно не плохо, "провокатором" я называю всё что выходит из дырок (всех), капает с пальцев, варится в колбах, рождается в мастерских. "Провокатор" - философский камень постмодерна! Татьяна (впредь иллюстратор)

Значит,Вы меня

Значит,Вы меня не обидели?Ну,спасибо.

от иллюстратора

потому что иллюстратор. Так всё и вижу, и если сам Олег представляется персонажем с иллюстрации к вечной теме АГД "постмодерннннннн" (или телевизор взором нежным в телевизор...), вы получаетесь иллюстрацией к Олегу (не хамлю, иллюстрирую) С уважением :)

Для меня честь.

Для меня честь.
Ушкуйник киберпространств аватар

Да, фильм этот

Да, фильм этот мне понравился. Пожалуй, самый удачный фильм "про это" -то бишь про ультраправые современные группировки. Без обычного идиотского финала -где гл. герой обычно "осознаёт-раскаивается-разоружается" (как в "Американской истории Икс", напр.)и прочий моралин и маразмалин. Лев, а вам очень xочется быть поxожим на Денни? -Ну побрейте голову, что ли)) И татуировку в виде трёxлучевой сваcтики не забудьте. Советовать вам взрывать синагогу я не стану. "Люди не поймут"))

Я-евразиец.А

Я-евразиец.А евразиец скином быть не может.Имейте чувство юмора,Герр Ушкуйник!
Ушкуйник киберпространств аватар

"голландский

"голландский апокалиптический фильм СЕВЕРЯНЕ" прочёл - и первая ассоциация -Герман Вирт, потому что - 1)голландский, 2)апокалиптический -а кто-то из исследователей наследия Вирта называл его "вестник Апокалипсиса", 3) название "Северяне". В общем, заманчиво.

Интересно

Интересно посмотреть.Пришлите на Артанию.
Ушкуйник киберпространств аватар

Вспомнил

Вспомнил насчёт Вирта. (Ассоциации,опять же.) Видел на одном сайте, посвящённом старообрядчеству, рисунок начала двадцатого века (наск-ко помню) -"баба Яга едет на свинье с коркодилом дратися". Когда увидел его -почему-то возникли ассоциации с -примордиальным нордическим матриарxатом (по Вирту). любопытно, вообще, откуда такое изображение. т.е. получается примордиальн. нордич. матр-т плюс свинья как символ Гипербореи против "коркодила". Рисунок я передрал к себе, можете посмотреть loshadnik.livejournal.com

Пришлите на

Пришлите на Артанию.

Кстати,свою

Кстати,свою заметку под этой картинкой я оставил.А Вы,пожалуйста,Герр Ушкуйник,отреагируйте на мою статью про Беловодье.