Звездозвук

Владимир Микушевич

Мы не заметили, как стихи вытеснили Стих. Никак нельзя сказать, что "Слово полку Игореве" написано стихами, но это не проза, это именно Стих.

Стих и Слово синонимичны в древнерусской поэтической традиции. "Слову о полку Игореве" сопутствует "Стих о Голубиной книге".

Стих и Слово восходят к Божественному Слову, которое было в начале. Изначальное Слово воспринималось древними как Имя Божье. Во всех именах присутствует звук или хотя бы отзвук этого истинного Имени.

Великий лингвист Фердинанд де Соссюр усматривает в древней поэзии главную заботу автора – подражать слогам священного имени.
Отсюда торжество звука над отдельными словами. Звук преодолевает их рознь, выявляет надсловесный смысл, приближающийся к сверхслову.

Так возникает анаграммный стих, основывающийся на осмысленном звуке. Звук заведомо выходит за пределы так называемого благозвучия. Всё "Слово о полку Игореве" – в сущности, единый звукоряд, в котором "слово – соловей – слава" совпадают со светом, торжествующим над тьмой. В анаграммном стихе звуки уподобляются звёздам. Они образуют осмысленные созвездия, астрологические констелляции, из которых исходит прорицание и пророчество.

Задолго до того, как древнейшие хроники впервые упомянут Русь, у ветхозаветного пророка Иезекииля появляется слов "Рос" (великий, главный), таинственным образом предвосхищающее судьбы Руси-России. В Апокалипсисе Святого Иоанна Богослова засвидетельствовано послание к Ангелу Смирнской Церкви. Литовско-французский поэт Оскар Милош прочитал в слове "Смирна" имя византийской императрицы Ирины, покровительницы православия, истолковав послание как пророчество о гонениях, которым Русская Церковь подверглась после 1923 г. к этому можно прибавить, что Ирина означает "мир", а Смирна соотносится со смирением, высшей добродетелью именно Православной Церкви. Вот уже четыре века историков озадачивают астрологические прорицания Мишеля Нострадамуса. Между тем они определяются не только небесными, но и словесными созвездиями. Нострадамус называет город Варенн, где во время Французской революции будет арестована королевская чета. В сбывшемся прорицании, кроме астрологических данных, сказывается и созвучие города с французским слово reine (королева).

Анаграммный стих преодолевает не только словесную, но и языковую рознь. Он торжествует над вавилонским смешением языков, возвращая нас к единому райскому языку рода человеческого. Не знаю, подтвердит ли когда-нибудь филология родство слова "Русь" и санскритского "Сурья" (солнце), но для меня поэтическая истина "Солнце – Русь" – Ярилин ярус мироздания. Соединение Стиха и Слова создаёт славянскую стихиру, позволяющую по-новому раскрыть вечную проблематику современности.

Для многих христианских мистиков была неприемлема идея ада, вечной казни, несовместимой с Божественной Любовью, как им казалось. Звуковой анализ показывает: воистину существует лишь Рай, вечность, которую не Бог, а человек превращает в ад, злоупотребляя своей свободой. Адрай – одна и та же Божественная вечность. Она будет раем для тех, кто привнесёт в неё любовь и творчество. Она будет адом для тех, кто отравит её душевной пустотой, завистью и ненавистью.

http://rusnar.livejournal.com/395780.html

Фото с сайта burdonov.ru:

http://burdonov.ru/Podval1/ALL_AUTHORS/Mikushevich_Vladimir/1.html

Комментарии

Александр Иванов аватар

"Задолго до того, как древнейшие хроники впервые упомянут Русь."

Созвучно очень Св. Иустину, Иринею, Мелитону Сардийскому, которые единодушно считали, что название «Пасха» (Pascha) происходит не от древнееврейского pesah, «проходить мимо», а от греческого глагола paschein, «страдать». Например, святой Мелитон Сардийский (IIв. по Р.Х.) так говорит об этом: «Что такое Пасха? / Ибо она называется этим именем от случившегося: / от pathein («претерпевать») / произошло paschein (πασχειν «страдать», или «праздновать Пасху»)». Примечательно здесь что? То, что "вселенский премудрый учитель" прекрасно знал арамейский, и отстоял от ап. Иоанна (Теолога) на одно звено преемственности, а поэтому должен был прекрасно ориентироваться, как в этимологии, так и в традиционной герменевтике и ономастике.