*Заговор 20 июля 1944 года: Пруссия и Священная Германия против Гитлера*

20 июля 1944 года, когда полковник Клаус фон Штауффенберг безуспешно попытался осуществить покушение на Гитлера в ставке «Вольфшанце»,  символизирует собой гордый дух Пруссии, открыто бросивший вызов нацизму. Журнал СС «Der Schwarz Korps» («Чёрный Корпус») так и обозначил  потом самого лютого врага «фюрера и рейха» — «Пруссия». Прусская строгость, дисциплинированность и героика как бы воплотились годы спустя в  рабоче-крестьянской и русофильской Германской Демократической Республике, ставшей возрождённой Пруссией. Восточная Германия как  государство «прусского социализма» (или, исходя из консервативно-революционной терминологии, «прусского большевизма») стало воплощением,  пусть даже и не самым полным и где-то, несомненно, спорным, замыслов немецких революционных национал-консерваторов и  национал-большевиков. 
Есть и ещё один важный аспект, который исследователи антигитлеровского заговора 1944 года порой упускают либо рассматривают поверхностно  и без особого внимания — Клаус фон Штауффенберг и его брат Бертольд были христианскими консервативными революционерами и гражданами  «тайной Германии». В 1920-х годах они присоединились к небезызвестному элитарному кружку поэта-мистика и романтического националиста  Стефана Георге, чья новаторская вдохновенная поэзия, воспевавшая средневековое благородство, народную традицию, тайную Германию и  героико-эсхатологическое «Новое Царство-Das Neue Reich» Духа Святого, стала для братьев не только подлинным откровением, но и путеводной  звездой. Клаус фон Штауффенберг был монархистом, консерватором, патриотом Германии и глубоко верующим католиком. Однако впоследствии  его взгляды стали более левыми и социалистическими. Фон Штауффенберг, много дискутировавший с другими заговорщиками, говорил о нации,  революции и социализме. Он был последовательным консервативным революционером, который желал не только уничтожить Гитлера,  прекратить самоубийственную для Европы войну и заключить мир с Советским Союзом, но и национал-революционно преобразовать Германию.  Разумеется, что эта его позиция значительно расходилась с послевоенным мифом о «полковнике фон Штауффенберге — либеральном демократе»,  каким его хотела представить буржуазная западногерманская пропаганда.
После провала заговора Бертольд фон Штауффенберг на допросах в гестапо заявлял, что нацистская «практика» превратила здравые идеи  национального социализма в свою противоположность и полностью изуродовала их. Выдающийся консервативный революционер Эрнст Юнгер  высоко оценил личность и поступок Клауса фон Штауффенберга, принесшего себя в жертву во имя Священной Германии, с именем которой на устах он  мужественно принял смерть.
Священная Германия-Heilige Deutschland Клауса фон Штауффенберга должна была стать идеальным социал-монархическим, аристократическим,  народным и социалистическим государством. Есть версия, что перед смертью он выкрикнул слова своего духовного наставника Стефана Георге  «Es lebe das geheime Deutschland!» — «Да здравствует тайная Германия!». Эта потаённая Германия пророков, рыцарей, мистиков и поэтов была тем  исконным сакральным «Третьим Царством», объявившим войну осатаневшей швали, нагло возомнившей себя «господами мира». ES LEBE DAS  HEILIGE DEUTSCHLAND!

Подготовлено Алексеем Ильиновым

Комментарии

Mahtalcar аватар

Надо было добавить и про роль

Надо было добавить и про роль Эрнста Юнгера в деле 20 июля...

"эти растяпы не смогли

"эти растяпы не смогли взорвать Кньеболо ( Гитлера) в его логове"(с) Эрнст Юнгер.

Осторожно!  возможна провокация!

Максим, о Юнгере я и не

Максим, о Юнгере я и не собирался как-то писать. На самом деле сей текст — это творчески обработанный фрагмент статьи национал-коммунитариста Люка Мишеля. Меня заинтересовала именно консервативно-революционная позиция братьев фон Штауффенбергов и «Священная Германия», которая, как выяснилось, имела прямое отношение к мистическому «Новому Царству» Стефана Георге. 

Поздравьте меня,

Поздравьте меня, коллеги-артанцы! Меня тут Владимир Игоревич опубликовал - http://karpets.livejournal.com/889820.html Приятно, ей Богу! Стало быть труды мои не напрасны.

Лев Каждан аватар

Поздравляю друже!И желаю

Поздравляю друже!И желаю почаще заходить в мой блог.Мне жаль что твоих комментов под моими статьями практически не бывает.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

А сегодня как раз до

А сегодня как раз до полвторого ночи смотрел «Освобождение» Озерова на канале «Звезда», как раз ту серию, где был показан заговор 20 июля 1944 года. Там, в отличие от голливудского фильма с Томом Крузом (недурного, в общем то, и документально точного), был сделал акцент на связи фон Штауффенберга с коммунистами (американцы, естественно, об этом умолчали). Именно об этом он и говорит с остальными заговорщиками, для которых прекращение войны на Западе означало, к прискорбию, продолжение войны на Востоке, ибо был страх перед вторжением Советской Армии в Европу. Полковник фон Штауффенберг же заявил, что не мыслит новую Германию без социалистов и коммунистов.
Ну а неудача фон Штауффенберга была вполне понятной. Во-первых, ему пришлось спешно и одной рукой заряжать бомбу, во-вторых, заседание с участием Гитлера было неожиданно перенесено из бункера наверх, в открытый дом. Если бы взрыв произошёл в закрытом пространстве бункера, то Гитлер был бы убит наверняка и новым рейхсканцлером стал бы генерал Людвиг фон Бек. И поражающая сила взрыва была бы намного мощнее даже в случае, когда портфель с бомбой был случайно отодвинут в сторону от Гитлера. Прогремевший взрыв потому и был слабее, ибо ударная волна пришлась на дом, где были открытые окна и двери. Разумеется, были и жертвы, но сам Гитлер, как известно, не пострадал.