*Возрождённая Испанская Фаланга ("Независимая" и "Аутентичная") и проблемы единства фалангистов в 1970-х годах*

C 1977 годом в бурной истории антифранкистского консервативно-революционного фалангизма связан один весьма важный эпизод, о котором стоит упомянуть отдельно. Фалангистские и национал-синдикалистские организации Доктринальный Кружок «Руис де Альда» (Circulo Doctrinal Ruiz de Alda), Фронт Студентов Синдикалистов (Frente de Estudiantes Sindicalistas (FES)), Фалангистская Молодёжь (Juventudes Falangistas) и Юношеская Ассоциация «Октябрь» (Asociacion Juvenil Octubre), объединившиеся после смерти Франко в легальную Испанскую Фалангу, решили прибавить к своему основному названию слово «независимая» (independiente). Своё решение они мотивировали тем, что никто, лицо или группа, не может претендовать на монополию имени Фаланги и её символов, ибо они являются собственностью всех фалангистов. В официальном заявлении было сказано, что несмотря на четырнадцать лет борьбы в национальном движении, организация никоим образом не стремится к тому, чтобы быть исключительно единственной Falange Espanola de las J.O.N.S. Было также высказано сожаление по поводу раздробленности фалангистов на разнородные, порой принципиально непохожие друг на друга, группы с существенно противоречивыми взглядами. Независимые фалангисты заявили о своём категорическом непризнании группы Раймундо Фернандеса Куэсты (Raimundo Fernandez Cuesta) и отвергли её право говорить от лица всей Фаланги, сославшись на то, что в рядах данной группы есть немало лиц, причинивших некогда много вреда фалангистскому движению. Помимо этого не признан был и эдильизм (то есть оппозиционный фалангизм Мануэля Эдильи, скончавшегося в 1970 году) Аутентичной Испанской Фаланги (Falange Espanola Autentica).
Немного позднее Педро Конде (Pedro Conde), новый лидер FE de las J.O.N.S. (Autentica), высказался о нежизнеспособности взаимопонимания между фалангистами и франкистами в связи со словами Раймундо Фернандеса Куэсты о необходимости единения всех без исключения фалангистов. Конде отметил, что ситуация внутри партии сложилась весьма «деликатная» и потому Куэста, теряющий свои позиции, явно никак не может так открыто говорить о единстве. Ещё он добавил, что группы, выступавшие против Франко, вскоре, наконец, объединятся. И особо подчеркнул, что не может считать Куэсту и его сторонников фалангистами.
Таким образом, исходя из вышесказанного, можно утверждать, что в неофалангистском движении дискуссии и размежевания существовали всегда и споры между «аутентичными, хосеантонианскими» («falangistas joseantonianos») и «официальными, франкистскими» фалангистами были нередко ожесточёнными.

Подготовлено Алексеем Ильиновым