*Великий князь Александр Михайлович Романов: "Россия больше никогда не опустится до положения мирового отстойника"*

Александр Михайлович Романов (1866 - 1933) — великий князь, сын великого князя Михаила Николаевича, брат великого князя Николая Михайловича, муж  великой княгини Ксении Александровны, отец княжны крови Ирины Александровны.

"— По-видимому, “союзники” собираются превратить Россию в британскую колонию, писал Троцкий в одной из своих прокламаций в Красной армии. И разве на этот раз он не был прав? Инспирируемое сэром Генрихом Детердингом*, или же следуя  просто старой программе  Дизраэли-Биконсфилда**,  британское министерство иностранных дел обнаруживало дерзкое намерение нанести России смертельный удар… Вершители европейских судеб,  по-видимому, восхищались своею собственною изобретательностью: они надеялись одним ударом убить и  большевиков, и возможность  возрождения сильной России. Положение вождей Белого движения стало невозможным. С одной стороны, делая  вид, что они не замечают интриг  союзников, они призывали… к священной борьбе против Советов, с другой стороны — на страже русских национальных интересов стоял не кто  иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы  протестовать против раздела бывшей  Российской империи..."

* Британский “нефтяной король”.
** Государственный деятель Великобритании в 1840 - 1870-х годах.

Великий князь Александр Михайлович Романов "Книга воспоминаний", М., 1991

***

"Мне пришло в голову, что, хотя я и не большевик, однако не мог согласиться со своими родственниками и знакомыми и безоглядно клеймить все, что делается Советами только потому, что это делается Советами. Никто не спорит, они убили трех моих родных братьев, но они также спасли Россию от участи вассала союзников.
Некогда я ненавидел их, и руки у меня чесались добраться до Ленина или Троцкого, но тут я стал узнавать то об одном, то о другом конструктивном шаге московского правительства и ловил себя на том, что шепчу: "Браво!". Как все те христиане, что "ни холодны, ни горячи", я не знал иного способа излечиться от ненависти, кроме как потопить ее в другой, еще более жгучей. Предмет последней мне предложили поляки.
Когда ранней весной 1920-го я увидел заголовки французских газет, возвещавшие о триумфальном шествии Пилсудского по пшеничным полям Малороссии, что-то внутри меня не выдержало, и я забыл про то, что и года не прошло со дня расстрела моих братьев. Я только и думал: "Поляки вот-вот возьмут Киев! Извечные враги России вот-вот отрежут империю от ее западных рубежей!". Я не осмелился выражаться открыто, но, слушая вздорную болтовню беженцев и глядя в их лица, я всей душою желал Красной Армии победы.
Не важно, что я был великий князь. Я был русский офицер, давший клятву защищать Отечество от его врагов. Я был внуком человека, который грозил распахать улицы Варшавы, если поляки еще раз посмеют нарушить единство его империи. Неожиданно на ум пришла фраза того же самого моего предка семидесятидвухлетней давности. Прямо на донесении о "возмутительных действиях" бывшего русского офицера артиллерии Бакунина, который в Саксонии повел толпы немецких революционеров на штурм крепости, император Николай I написал аршинными буквами: "Ура нашим артиллеристам!".
Сходство моей и его реакции поразило меня. То же самое я чувствовал, когда красный командир Буденный разбил легионы Пилсудского и гнал его до самой Варшавы. На сей раз комплименты адресовались русским кавалеристам, но в остальном мало что изменилось со времен моего деда.
- Но вы, кажется, забываете, — возразил мой верный секретарь, — что, помимо прочего, победа Буденного означает конец надеждам Белой Армии в Крыму.
Справедливое его замечание не поколебало моих убеждений. Мне было ясно тогда, неспокойным летом двадцатого года, как ясно и сейчас, в спокойном тридцать третьем, что для достижения решающей победы над поляками Советское правительство сделало все, что обязано было бы сделать любое истинно народное правительство. Какой бы ни казалось иронией, что единство государства Российского приходится защищать участникам III Интернационала, фактом остается то, что с того самого дня Советы вынуждены проводить чисто национальную политику, которая есть не что иное, как многовековая политика, начатая Иваном Грозным, оформленная Петром Великим и достигшая вершины при Николае I: защищать рубежи государства любой ценой и шаг за шагом пробиваться к естественным границам на западе! Сейчас я уверен, что еще мои сыновья увидят тот день, когда придет конец не только нелепой независимости прибалтийских республик, но и Бессарабия с Польшей будут Россией отвоеваны, а картографам придется немало потрудиться над перечерчиванием границ на Дальнем Востоке.
В двадцатые годы я не отваживался заглядывать столь далеко. Тогда я был озабочен сугубо личной проблемой. Я видел, что Советы выходят из затянувшейся гражданской войны победителями. Я слышал, что они все меньше говорят на темы, которые занимали их первых пророков в тихие дни в "Кафе де Лила", и все больше о том, что всегда было жизненно важно для русского народа как единого целого. И я спрашивал себя со всей серьезностью, какой можно было ожидать от человека, лишенного значительного состояния и ставшего свидетелем уничтожения большинства собратьев: "Могу ли я, продукт империи, человек, воспитанный в вере в непогрешимость государства, по-прежнему осуждать нынешних правителей России?"
Ответ был и "да" и "нет". Господин Александр Романов кричал "да". Великий князь Александр говорил "нет". Первому было очевидно горько. Он обожал свои цветущие владения в Крыму и на Кавказе. Ему безумно хотелось еще раз войти в кабинет в своем дворце в С.-Петербурге, где несчетные книжные полки ломились от переплетенных в кожу томов по истории мореплавания и где он мог заполнить вечер приключениями, лелея древнегреческие монеты и вспоминая о тех годах, что ушли у него на их поиски.
К счастью для великого князя, его всегда отделяла от господина Романова некая грань. Обладатель громкого титула, он знал, что ему и ему подобным не полагалось обладать широкими познаниями или упражнять воображение, и поэтому при разрешении нынешнего затруднения он не колебался, поскольку попросту обязан был положиться на свою коллекцию традиций, банальных по сути, но удивительно действенных при принятии решений. Верность родине. Пример предков. Советы равных. Оставаться верным России и следовать примеру предков Романовых, которые никогда не мнили себя больше своей империи, означало допустить, что Советскому правительству следует помогать, не препятствовать его экспериментам и желать успеха в том, в чем Романовы потерпели неудачу.
Оставались еще советы равных. За одним-единственным исключением, они все считали меня сумасшедшим. Как это ни покажется невероятным, я нашел понимание и поддержку в лице одного европейского монарха, известного проницательностью своих суждений.
- Окажись вы в моем положении, — спросил я его напрямик, — позволили бы вы своей личной обиде и жажде мщения заслонить заботу о будущем вашей страны?
Вопрос заинтересовал его. Он все серьезно взвесил и предложил мне перефразировать вопрос.
- Давайте выразим это иначе, — сказал он, словно обращался к совету министров. — Что гуще: кровь или то, что я назвал бы "имперской субстанцией". Что дороже: жизнь ваших родственников или дальнейшее воплощение имперской идеи? Мой вопрос — это ответ на ваш. Если то, что вы любили в России, сводилось единственно к вашей семье, то вы никогда не сможете простить Советы. Но если вам суждено прожить свою жизнь, подобно мне желая сохранения империи, будь то под нынешним знаменем или под красным флагом победившей революции — то зачем колебаться? Почему не найти в себе достаточно мужества и не признать достижения тех, кто сменил вас?"

***

"Еще более жаркие дебаты ожидали меня в Клубе Армии и Флота [в США]. Его руководство считало само собой разумеющимся, что я буду проклинать Советскую Россию и предскажу неминуемый крах пятилетнему плану. От этого я отказался. Ничто не претит мне больше, нежели тот спектакль, когда русский изгнанник дает жажде возмездия заглушить свою национальную гордость. В беседе с членами Клуба Армии и Флота я дал понять, что я прежде всего русский и лишь потом великий князь. Я, как мог, описал им неограниченные ресурсы России и сказал, что не сомневаюсь в успешном выполнении пятилетки.
- На это может уйти, — добавил я, — еще год-другой, но если говорить о будущем, то этот план не просто будет выполнен — за ним должен последовать новый план, возможно, десятилетний или даже пятнадцатилетний. Россия больше никогда не опустится до положения мирового отстойника. Ни один царь никогда не смог бы претворить в жизнь столь грандиозную программу, потому что его действия сковывали слишком многие принципы, дипломатические и прочие. Нынешние правители России — реалисты. Они беспринципны — в том смысле, в каком был беспринципен Петр Великий. Они так же беспринципны, как ваши железнодорожные короли полвека назад или ваши банкиры сегодня, с той единственной разницей, что в их случае мы имеем дело с большей человеческой честностью и бескорыстием.
Так получилось, что за столом председателя, прямо рядом со мной, сидел генерал, потомок знаменитого железнодорожного магната и член советов правления полсотни корпораций. Когда под звуки весьма нерешительных аплодисментов я закончил, наши глаза встретились.
- Странно слышать такие речи от человека, чьих братьев расстреляли большевики, — сказал он с нескрываемым отвращением.
- Вы совершенно правы, генерал, — ответил я, — но, в конце концов, мы, Романовы, вообще странная семья. Величайший из нас убил собственного сына за то, что тот попытался вмешаться в выполнение его "пятилетнего плана".
Какое-то мгновение он молчал, затем попытался уйти от темы:
- Но что бы вы нам посоветовали предпринять, чтобы оградить себя от этой опасности?
- Честно говоря, не знаю, — сказал я. — Да и потом, генерал, это взгляд с вашей колокольни. Я русский, разве не видите.
Что же до остальных членов Клуба Армии и Флота, то я должен честно признать, что, когда первое потрясение прошло, они обступили меня, жали руку и хвалили за "искренность" и "мужество".
- Знаете, что вы сегодня натворили? — спросил президент клуба, когда я собрался уходить. — Вы сделали из меня почти что большевика..." 

Комментарии

Mahtalcar аватар

Браво! Гениально!!! Что

Браво! Гениально!!!

Что дороже: жизнь ваших родственников или дальнейшее воплощение имперской идеи?

Величайший из нас убил собственного сына за то, что тот попытался вмешаться в выполнение его "пятилетнего плана".

Изумительные слова!

А по поводу поляков и проч. вспоминаю песню:

На Дону и в Замостье

Тлеют белые кости,

Над костями шумят ветерки,

Помнят псы-атаманы,

Помнят польские паны

Конармейские наши клинки...

Лев Каждан аватар

Конармейский марш?Кстати я

Конармейский марш?Кстати я тоже очень люблю эту песню.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Лев Каждан аватар

Величайший из нас-Иосиф

Величайший из нас-Иосиф Сталин."Я генералов на солдат не меняю".И дело тут было не в пятилетнем плане а в том что немцы в обмен на жизнь Якова Джугашвили требовали свободы Паулюсу.И сколько бы побед над советскими войсками еще одержал бы этот безусловно талантливый полководец дай Сталин слабину мы не знаем.В истории нет сослагательного наклонения.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Mahtalcar аватар

Зато потом Паулюс стал

Зато потом Паулюс стал основателем армии ГДР.

Лев Каждан аватар

ГДР была саттелитом СССР и

ГДР была саттелитом СССР и чтобы основать ее армию не грех было и Паулюса отпустить.С точки советских интересов разумеется.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Mahtalcar аватар

Очень смешно читать Ивана

Очень смешно читать Ивана Ильина, который равно ненавидел СССР и Германию (любую, с любым режимом): он думал, что ГДРовская армия Паулюса снова нападет на СССР...

Это я, Максим, известную

Это я, Максим, известную книгу Вадима Кожинова сейчас читаю ""Черносотенцы" и Революция". Оттуда и взята первая цитата о "союзничках". Прочее нашёл в Интернете. Но цитаты - более чем показательные. И, самое главное, нынешние нео-"белячки" ну ни хрена не изменились. Та же хрень в головах и на языке... "вся власть учредительному собранию" и "равнение на европейскую демократию". А уж Ельцин в их глазёнках так вообще - "честь и совесть белой гвардии". Настоящая то Белая Гвардия (в булгаковском смысле) вместе с Красной и Чёрной Сотней Белый Дом в октябре 1993 года защищала.

Mahtalcar аватар

Кстати, я считаю, что плюсы

Кстати, я считаю, что плюсы Петра I и Екатерины II перевесили все их жестокости, преступления и односторонности. Страна понесла огромные жертвы, но они вознесли её на небывалую высоту. Это того стоило. Тот же царевич Алексей - что он хотел? Он мечтал о тихой аполитичной жизни в Москве и не желал расширять границы на Запад, хотел помириться со шведами, оставшись при довоенных границах. Дремавшие русские силы продолжали бы дремать и дальше. Петру пришлось принести эту невинную жертву - но, как учит Фомин, невинная жертва молится за своего палача и способствует его попаданию в рай! Эта жертва была во благо России. Думается мне, что и Николай II, которому было многое открыто духовными очами, сознательно заклал себя в жертву, чтобы на его мученической крови было построено великое здание Советского Союза. По образу Христа, Своим Рождением и Своею Кровию освятившего Великий Рим.

Лев Каждан аватар

"Народ не с нами.Он против

"Народ не с нами.Он против нас.А это гроб.Крышка."(Мышлаевский).

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Лев Каждан аватар

Но ведь тот факт что Петр

Но ведь тот факт что Петр уничтожал традиционную Русь все равно остается фактом.И вестернизатором он был мы и с этим не будем спорить.И старообрядчество преследовал.И Дугин его не жалует и обвиняет что он был атлантист и хотел континентальную державу изуродовать превратить в морскую.Как со всем с этим быть?

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Михаил аватар

И вестернизатором он был мы и

И вестернизатором он был мы и с этим не будем спорить.

Причем именно русским вестернизатором, таким же как и постсоветские вестернизаторы - с упором на некритическое заимствование формы при полном непонимании содержания.  От того, что русских заставили выучить слова "гофкригсрат" или "корпоративный менеджер по маркетингу", мы почему-то не превратились ни в Голландию, ни в Америку. 

По факту же петровские реформы закончились таким закрепощением народа, бюрократизацией и чиновничьим воровством, которых не знала московская Русь.

Но с другой стороны, "что-то же надо было делать" - и это понимал тот же Василий Голицын. В противном случае, традиционная Русь довольно скоро разделила бы судьбу традиционных Китая или Персии.

Mahtalcar аватар

Слова Петра о том, что Европа

Слова Петра о том, что Европа нужна нам временно и уже через одно поколение мы должны от нее отвернуться - подлинные. Обнаружены в архиве Петра еще в XIX веке, но остались малоизвестны.

Азиатская политика Петра, кстати, была не менее активной, чем европейская.

Коллеги, мы с вами, всё-таки,

Коллеги, мы с вами, всё-таки, историки, причём с высшим университетским образованием, которые прекрасно понимают, что светлая гармоническая утопия остаётся именно утопией и неприглядная реальность вносит свои жёсткие и порой абсолютно бесчеловечные, презирающие всякий гуманизм, коррективы. Разумеется, в неё, в утопию, иногда очень даже стоит и «поиграть», как, например, я это тут три года тому назад делал. Естественно, что «ноосферный коммунизм», который я тут активно «пропагандировал», это тоже весьма привлекательный вариант археофутуристического моделирования, но пока это всего лишь «голубые города», как о них писал «красный граф» и национал-большевик Алексей Толстой. Но глаза то сонные открывать рано или поздно приходится и приходится принимать мир таким, какой он есть — грубым, «неинтеллигентным» и пахнущим, к сожалению, дурно — потом, кровью и несвежей мочой. 
Как Пётр Великий, так и Владимир Ильич Ленин - они порой люто ненавидели что-то в традиционном русском менталитете, но они же и вполне искренне, идя на жертвы, тянули его ввысь, к невиданным высотам. Пример тому — мой родной город Воронеж, где стоит памятник Петру, который здесь, на воронежских верфях, строил могучие морские корабли, громившие и турок, и шведов. Кем был бы наш город без Петра? Маленьким провинциальным городком в южнорусских степях с зевотой и ленью. Но однажды туда пришли сильные, крепкие и умелые русские корабелы, принесшие с собой солёный морской ветер.  

Лев Каждан аватар

А как же АГД?Он этих самых

А как же АГД?Он этих самых корабелов называл атлантистами и обвинял их в том что они нарушили континентальную ориентацию России а также угробили русскую традицию.Как-то же нам надо определиться с нашим отношением к высказываниям Вождя.Не делать же нам вид будто он этого никогда не говорил.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Михаил аватар

Каспийские и черноморские

Каспийские и черноморские походы русов - это тоже часть нашей традиции. Да и поморы - явно не атлантисты. Соломбальская государственная судоверфь близ Архангельска была заложена Иваном Грозным в 1581 году.

В XX веке все флагманы цивилизации суши - и Россия-СССР, и Германия, и Япония, обладали мощным флотом.

 

Mahtalcar аватар

АГД, как и ЕВГ (который

АГД, как и ЕВГ (который вообще был "атлантистом" во всех смыслах!), оба придавали огромное значение алхимическому образу Королей Из-за Моря. Даже Карпец (в "Повести о повести") поступил так же. Король Из-за Моря - важнейший персонаж Традиции. Архетип, который на уровне эмпирической истории проявляется то как Рюрик, то как Петр I, то как Bonny Prince Charly (Карл III Стюарт), то как многочисленные Короли Из-за Моря у Толкиена. Согласно Карпцу, именно поэтому царевича Алексея Николай II одевал матросом... А еще можно вспомнить статью Эволы "Мореплавание как героический символ". Эвола уж точно не был атлантистом.

Лев Маркович, дружочек ты мой

Лев Маркович, дружочек ты мой дорогой, ну давай из Дугина не делать косного догматика. Подходить к нему нужно творчески, как к Марксу. Ещё раз внимательно перечитай дискуссии и некоторые материалы в первых «Элементах», где как раз шла речь и о ВМФ. Защищать нашу Великую Евразию должны не только старцы-молитвенники в скитах, но и сверхсовременные ракетоносцы с ядерными боеголовками и новейшие компьютеры. Да, мы берём из западных достижений НТР всё самое лучшее и полезное (вот ту же «Артанию», например, где мы сейчас все здесь дружно общаемся), но лишь для того, чтобы овладеть ими и нанести, когда нужно будет, свой сокрушительный удар. Примерно как Ленин говорил, что мы покупаем у капиталистов верёвку, чтобы потом на ней их и повесить. Если атлантисты что-то там создают хитроумно-сложнейшее, то разобраться в их «хитростях» нужно и даже ради этого атлантистом «притвориться» можно (как легендарный Максим Максимович Штирлиц или граф-разведчик Михаил Тульев). Ты же помнишь Левшу из сказки Лескова, который на смертном одре говорил царскому бюрократу-чинуше, что у англичан оружие нарезное, а у нас ружья кирпичом чистят? Так ведь и «аукнулось» потом, в Крымскую войну. Так что уважай, дружище, НТР и тех разведчиков, которые добывают его секреты.    

Михаил аватар

вспоминается

"Тайна виллы Атлантис" страница 199,

"Итак Андреа вспомнила все, и сомнамбулически вызвала на себя, в себя, вокруг себя наиболее тайные вещи океанических глубин, из которых она сама вышла, и самым агрессивным, страстным, но в тоже время замаскированным агентом влияний, которых она была среди нас. Экзальтация Нептуна, новая судьба СССР, сама принадлежа к природе Нептуна Андреа конвульсивно, бесстыдно и покаянно всегда испытывала невероятное притяжение к Великой России, к континентальному Хартланду от Карпат до Синьцзяна, сталинистка до конца, более чем это - сталинистка выше и по ту сторону всякого сталинизма - прошлого и грядущего.
- Поскольку есть еще один сталинизм - сталинизм будущего, сталинизм Финального Райха, планетарный сталинизм 3-го монголо-германского Рима, о котором грезил Унгерн-Штернберг: но этот Рим и по состоянию фактов и геополитически в настоящее время есть лишь потенциальный и абсолютно новый виток мировой истории, виток предполагаемый и предуготовляемый тайно особой осью - тайно сегодня, но завтра, скорее всего, больше не тайной - виток интеграции тотальности Великого Евроазиатского Континента от Токио до Азорских островов."

- Это великолепная мадам Андреа говорит о "фундаментальном океанском проекте адмирала Горшкова", Monsiur Douguine?
- Mais oui, она цитирует его эксплицитно на той же 199 странице и добавляет:

"Русские в глубине своей могут быть мобилизованы только посредством сновидений, но единственным великим русским национальным сном является с незапамятных времен - СОН ОКЕАНА".

http://www.arcto.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=1108

Михаил аватар

"Оставлять гостей без внимания у русских людей не принято" )

Лев Каждан аватар

В том числе кстати и моего

В том числе кстати и моего дальнего родственника Павла Анатольевича Судоплатова который секреты атомной бомбы крал у американцев.Безусловно у нас были свои атомные гении-Сахаров(только не плюцся Алексей он был не только диссидентом но еще и отцом водородной бомбы) Харитон Зельдович помощником которого кстати являлся мой дед.Но Эйнштейн-то был у них а не у нас вот Судоплатов разведчиков к ним и послал ибо их технологии были нужны нашим ученым.А если бы не это нас бы разбомбили как Хиросиму и Нагасаки.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Верно. Но только вот какой

Верно. Но только вот какой это СОН? Инфернальный ли это сон лавкрафтовского Ктулху, беляевского подводного коммунара Ихтиандра или акванавта из романа «Акванавты» Сергея Павлова? В культовом боевике «Одиночное плавание» доблестные советские морпехи разгромили американскую военную базу, затерянную в океане, которая едва не стала причиной ядерной войны. Символично, не правда ли?
Да... в прекрасном фильме Ричарда Викторова «Через тернии к звёздам» есть чем-то похожий на Ктулху профессор-осьминог Пруль с планеты Океан, с которым ведут плодотворное общение русские океанологи далёкого коммунистического будущего. Коллега Пруль, капризный и требовательный, любит комфорт, газировку и негодует по поводу кота Василия, любимца экипажа звездолёта «Астра», который стащил у него жвачку. 

Mahtalcar аватар

Зачем коту жвачка?

Зачем коту жвачка?

Снова пиарю дискуссию в ЖЖ

Снова пиарю дискуссию в ЖЖ Широпаева - http://shiropaev.livejournal.com/163828.html Мля, ну что дяде Лёше мешает то из «поганой рашки» свалить то? Он ведь живёт отнюдь не «буржуазно», а является, в общем то, наёмным рабочим, пролетарием, который подрабатывает сейчас (вроде бы) тем, что устанавливает кондиционеры.