В. Соколов и некоторые аспекты христианского традиционализма

В.А. Соколов - богослов начала ХХ века. Из его статьи "Идея эволюции в христианском миросозерцании" (1917):

«Рост новых культурных проблем есть лишь раскрытие новых областей применения евангельского семени к жизни, поточу что широко евангельское слово и охыватывает всю жизнь. И потому бесконечно больно современное отмахивание церковных деятелей от самых напряженных вопросов нашего времени, нежелание считаться с ними. Всё это – из монофелитского понимания религиозного делания, из забвения, что и путь природной культуры не есть создание Аримана, бога тьмы и зла, а тот же Божий мир, который при всей поврежденности грешным человеком остается ареною человеческой жизни, орудием Божиего домостроительства. В Богочеловеческом процессе природное и чисто человеческое не вычеркивается как грех, а воспринимается как недостаточное, неполное, что может быть и уврачевано в своей немощности и восполнено в своей скудости».

Повторяя расхожее сравнение Церкви в раскидистым деревом, выросшем из маленького семечка или желудя Апостольской Церкви, Соколов говорит, что Церковь растет 2000 лет и будет расти. Она не порабощает себя канонам и прочим формам первых веков.

«Никакие грехи прошлого для подлинной Церкви не закрывают возможности стряхнуть их с себя, пока она не застыла, не признала за догму временную, мертвую форму. И в этой широте Церкви открывается её особая, сверхприродная сущность».

Вообще, протестантский и модернистский библейский историцизм - "а вот эту строчку дописали в Септуагинту, а вот эту буковку вставили масореты, а вот здесь вообще авторство ап. Павла спорно" - абсолютно чужд подлинно церковному сознанию. Именно потому, что Бог такой же господин Истории, как и Писания. Именно потому, что Св. Дух веял на переписчиков, переводчиков и членов Соборов не меньше, чем на Апостолов. И не имеет абсолютно никакого значения, кто, что и когда вставлял в Писание. Раз к нашему времени оно дошло именно в таком виде, значит, на то воля Божия. Думать иначе - значит отдавать ВСЮ историю человечества целиком в руки дьявола, приписывать ему способность искажать и Писание, и Церковь. Соколов еще мягко выразился про монофелитство, от этого протестантствующего рационалистического подхода веет самым махровым манихейством, не то что монофелитством.

Потому правы были К. Леонтьев и Толкиен, указывая на невозможность Церкви-дубу снова стать юной Церковью-желудем. Прав был Флоренский, указывая, что даже крайне сомнительное авторство некоторых апокрифов и даже канонических книг в силу своей огромной авторитетности перевешивает всякие сомнения, и то, что подписано именем Апостола - то, по признанию руководимой Св. Духом Церкви, действительно соответствует учению Апостола, кто бы фактически это ни написал. Флоренский перемножал огромную авторитетность на малую вероятность подлинности - и при умножении всё равно получалась большая величина. И прав был Макдональд, которому приснился сон, что Апостол Иоанн Богослов лично сжигает древнейшие списки Евангелий, дабы библиопоклонники перестали гоняться за древними буковками и читали то, что Дух написал в сердцах человеческих.