Тарас Шевченко - "кобзарь-шаман"

Есть такие, которые упрекают Тараса Шевченка в том, что он, прислушиваясь к могилам, реанимировал мифологему "плебейского варианта рыцарского ордена", то есть аналог иудейского саббатианства ("нации в народе"), вместо того, чтобы реанимировать украинский аналог иудейского хасидизма ("нации в нации"), которым было, например, "сковородианство" (частично Григория Сковороду поднимают на щит рерихианцы, силенкияне и различные «долбославы»).
Но большой знак вопроса можно поставить по поводу того, какой проект желал реализовать Шевченко!
Не проект ли "отцов-основателей" из Филадельфии он имел ввиду, обращаясь к Творцу: "И братолюбие (греч. "филадельфия") пошли!.." и "Вашингтона с новым и праведным законом"?
 Эти слова Тараса аналогичны тому, как русичи-христиане времен княгини Ольги молили об осиянии светом Христового учения всей Руси, которую благословил сам апостол Андрей, поставив на Киевских горах крест (кстати, греческое слово "ставрос" означает и "крест", и "кий").
И разве не удивительно, что Украину (Скифию-Сарматию) в её этнических границах, с востока на запад, благословил один из будущих американских "отцов-пилигримов" Джон Смит (1580-1631), основатель в Новой Англии колонии католиков — Виргинии. Общеизвестна история его любви к дочери вождя индейцев красавицы Покахонтас. В 1602-1606 гг. он, убегая из турецкого плена, путешествует через Дон, Новгород-Сиверский, Кременец, Дубно, Острог, Заслав, Луцк, Галич и Коломыю к Германштадту (ныне румынский город Сибиу в Трансильвании)...
Когда Шевченко писал своих "Гайдамаков", это оригинальное продолжение народнического варианта "штюрмерства" "Разбойников" Ф. Шиллера, на американском континенте, в Аргентине, "мифопоэт" (как его благодарно называли) Доминго Ф. Сармьенто (1845 г.) пишет "Факундо", эпос о "злых гаучо", победивших и взявших власть. «… Отличие западных стран в том, — говорит Дм. Корчинский, — что их гайдамаки взяли власть. Американский Гонта был по имени Джордж Вашингтон, а Зализняк — Томас Джефферсон» [Корчинський Дм. Війна в натовпі. — К., 1999. — С. 380].
Тарас Шевченко видел спасение в "пришествии" Вашингтона, Франклина и братолюбия ("Филадельфии"). Но его аргентинский побратим по перу попытался утверждать, что от "доморощенного варварства" может спасти только цивилизация Вашингтона, Франклина и Вест-Поинта[1].
Однако гений Кобзаря указал, что речь идет не о борьбе между «цивилизацией» и «варварством», а между «ложной учёностью» и «самобытностью». То же говорил по ту сторону океана и Хосе Марти: «… в Америке самобытный человек не дал одержать над собою верх книге, завезенной из чужих стран… Туземец-метис победил чужестранца-креола…» [Марти Х. Наша Америка // Марти Х. Избранное / Пер. с исп. Сост., предисл. И прим. В. Столбова. — М.: Худож.лит-ра, 1978. — С.274].
 В своё время другой писатель, Владимир (Зеев) Жаботинський, в романе „Самсон Назорей” иначе ставил ту же проблему: „...Самсон восхищает порядок и строй филистимлян; он говорит, что евреи должны этому научиться, иначе филистимляне их раздавят. В ответ мудрый отец, как в анекдоте, сообщает ему две вещи, плохую и хорошую. «Во-первых, — говорит он, — не научимся. А во-вторых, не раздавят». Да, мы не дисциплинированны и не рассчитываем все до мелочей; но именно в этом наша сила[Кучеренко А. Самсон возвращается // http://booknik.ru/reviews/fiction/?id=15211].
Интересно, что последняя родилась из ответа на вызов: «отцы-основатели» не захотели «платить по счетам» — и устроили знаменитое «бостонское чаепитие» в 1773 г. Повторяет  то же самое ныне Дм. Корчинский с группой антисистемных националистических организаций, требуя списания процентних ставок с банковских кредитов, предоставленных гражданам Украины. „...Ведь народ на самом деле, когда бунтует, он никогда не просит свободы, он всегда начинает с того, что просит хлеба, или низких пошли на чай, или низких пошлин на иномарки в данном случае. Другой вопрос, во что перерастает этот призыв» [Латынина Ю. Радиостанция "Эхо Москвы" / Передачи / Код доступа / Суббота, 20.12.2008 // http://www.echo.msk.ru/programs/code/560721-echo/].
Шевченко окунул весь народ в стихию Активного Воображения, стал его шаманом-"терапевтом"-"кобзарем"[2], вынося из "сокровенной пещеры" культурные ценности, открывая этносу возможность "свободного полёта" не в политике (как это предлагал грек Алкивиад, ученик Перикла и Сократа), а в едином, не знающем временных и территориальных ограничений "четвертом измерении" — культуре. Иными словами, если идти за словами Ф. Гарсиа Лорки [Лорка Ф.Г. О воображении и вдохновении // Называть вещи своими именами. — М.: Прогресс, 1986. — С.256], Великий Национальный Поэт одухотворил нацию в буквальном понимании подарил ей душу: «… Т. Шевченко демифологизирует украинскую историю … — и показывает (в разных экзистенциальных аспектах) не малоросса Российской царской империи, а аутентичного украинца: «как» его сформировало прошлое и «что» он собой представлял и представляет» [Іванишин П. Національний спосіб розуміння в поезії Т. Шевченка, Є. Маланюка, Л. Костенко: Монографія. — К.: Академвидав, 2008. — С.203].



[1] Здесь мы должны указать, что наше понимание Тараса Шевченка как "украинского штюрмера" вызвано целостным познанием смысла (по П. Рикеру), а не явлением познания смысла знаков, которыми даны определения Шевченка как "пророка" (С. Ефремов), "мифотворца" (Дж. Грабович), "ведьмака" (Р. Семкив), "упыря, заложного мертвеца" (О. Забужко), "вурдалака" (О. Бузина).
 
[2] В архаических традициях рассказывается, как во время инициации новый шаман-герой узнает, что в действительности инициирующий его шаман есть его отчимом и убийцей настоящего отца (который является герою в видении в личине существа, которое затем становится тотемом героя). Как следствие — герой наказывает негодяя и весь его род, иногда даже принадлежащую к нему собственную семью — жену, детей, мать (т.н. «комплекс Ореста»). Без сомнения, для Т. Шевченка таким «инициирующим шаманом-отчимом» является Россия и её академическая культура. И поэт реализует данный архетип не в обыкновенной «русофобии», а с помощью поэзии методом «Активного Воображения» [Джонсон Р. Сновидения и фантазии/ — М., К., 1996/ —  C. 167, 187]. Т.е. у «нового шамана» следующая возможность — найти порабощенную старым шаманом (у славян — Кощеем или Змеем) девушку-царевну (Украину в облике Малоросии), жениться на ней и с её помощью «вынести с потустороннего мира» определенные культурные достижения или артефакты. Т.е. герой из «трикстера» становится «культуртрегером».
 

Комментарии

Олег, ну, слава Богу, всё

Олег, ну, слава Богу, всё утряслось!!! Рад, что ты снова "во всеоружии" и радуешь читателей новыми текстами... Вспомнил тут, что самый известный украинский дарк-фолк портал носил название "Чёрный Кобзарь" (в его деятельности принимал участие, если не ошибаюсь, Антон Шеховцов). Шевченко в своё время купил на местном книжном развале - шикарнейший том... Очень люблю его волшебную поэзию, как и поэзию дивной Леси Украинки (о ней нужно непременно что-нибудь выложить). И обязательно выскажись по моему посту, посвящённому конференции в Словении, где принимал участие Антон.