ТАЙНА СВЯТОГО ВОЙЦЕХА (Часть 2)

2.
Одной из жен великого князя киевкого Владимира Святославича Святого была чешка («чехиня»), родившая ему сына Вышеслава. Последний в 80-х гг. Х в. получил в княжение Новгород и владел им до своей смерти в 1010 г.
В 1033 или 1036 г. великий князь киевский Ярослав Владимирович Мудрый дал имя Вячеслав своему сыну (при крещении он получил имя Мерурий). В «Повести временных лет» сообщение об этом находится сразу же после указания на то, что Ярослав стал “самовластцем Рустей земли”. Не тяжело себе представить, указывает А.И. Рогов, что в такой торжественный момент наречение именем сына русского «самовластця» должно было иметь особенное значение[1].
Вячеславом назван шестой сын Ярослава в честь чешского князя Вячеслава (Вацлава) (род. 907 г., князь в 921-28.09. 929 гг.), который также у чехов первым стал «самовластцем». Он был представителем династии Пржемисловичей — сыном чешского князя Вратислава (905-921 гг.) и Драгомиры (дочери князя из племени стодорян, ветки полабских лютичей). Младшим братом чешского Вячеслава (Вацлава) был Болеслав, подло убивший первого чешского самодержца. День памяти «доброго короля» Вячеслава  (польск. Waclaw, венг. Vencel, ирл. Wenceslas, нем. Wenceslaus) как перенесение его мощей (932 г.) католики почитают 4 марта. Могила святого Вацлава чтиться в польском городе Гнезно, где в 1025 г. был коронован польским самодержец Болеслав Храбрый. Известны истории короли Чехии Вячеслав І (1230-23.09.1253) и ВячеславІІ (1278-21.06.1305), король Венгрии Вячеслав III (1301-1304), а также Вячеслав ІV, король Чехии (1363-1419) и император Священной Римской империи (1376-1419).
По завещанию Ярослава Мудрого Вячеслав Ярославич в 1054 г. получил в княжение Смоленскую землю, где сидел до своей смерти в 1057 г. Его сын Борис, князь вщижский, в 1077 г. захватил Чернигов на восем дней, но бежал оттуда в Тмуторокань, а во время нового похода с помощью половцев 3 октября 1078 г. погиб в бою на Нежатиной Ниве (ныне — город Нежин).
Вячеславом был назван сын Ярополка Изяславича, внука Ярослава Мудрого. Он был удельным князем на Волыни и умер 13 февраля 1104 г. В 1127 г. князем города Клеческа на севере Туровской земли был Вячеслав Ярополкович, правнук Изяслава Ярославича.
Другим смоленским князем по имени Вячеслав был сын Владимира Всеволодовича Мономаха, который в 1125-1132 и 1134-1146 гг. был князем туровским и пинским, в 1132-1134 и 1142 гг. — князем Переяславским, а 18 февраля – 5 марта 1139 г. — великим князем киевским. В 1050 г., после скитаний по Руси, он получил в держание Вышгород, а в 1151 г. становится в Киеве соправителем своего племянника Изяслава Мстиславича, а после его смерти в 1154 г. — соправителем князя Ростислава Мстиславича.
Под сокращенной формой имени  – Вячко известны в летописной традиции Вячеслав Святославич, княживший в 1167 г. где-то в уделе Полоцкой земли, возможно, Витебске, и Вячеслав Борисович, сын полоцкого князя Бориса Давидовича, внук смоленского князя Давида Ростиславича. Вячко Борисович знаменит своей борьбой с тевтонскими рыцарями на среднем течении Западной Двины. Новгородские бояры наняли его на княжение в город Юрьев (ныне — город Тарту), где он и погиб при его защите в 1224 г.
Брат Вячка Борисовича Владимир Борисович имел неправославное христианское имя Войцех. О нем только упоминает В.Н. Татищев на основании несохраненной летописи под 1217 г.
Из всего вышесказанного чётко определяется факт, что носители имени Вячеслав имеют привязку к определенным территориям, находящимся от Киева на северный запад — север — северный восток (Волынь, Туров, Полоцк, Вышгород, Смоленск), что, вероятно, находится в связи с определенной традицией претендования собственно на эти земли и называние будущих претендентов на них именем Вячеслав (Вышеслав).
Тот же корень имени Вячеслав М. Брайчевский видит в топониме Самбатас, упомянутом Константином Багрянородным (Х в.) как название Киевской крепости, где собираются челноки-однодревки русов (Const. AI, IX): «…Bantas — имя, известное в этнонимике Восточной Европы — славянское «Вять», которое присутствует в именах «венеды», «венды», «винды» (возможно — «анты»), а позднее — «вятичи», … Таким образом, в целом реконструированое название самантически выглядит как «столица венедов» или что то в этом роде»[2]. В этом контексте интересен засвидетельствованный Географом Баварским этноним полабских славян «бетеницы» (Betenici, Bethenze), которых П. Шафарик сопоставил с этнонимом Vethenici, размещенных Титмаром Марзебургским в районе Майсена[3].
О.С. Стрижак, исследуя этноним «вятичи», обратил внимание на то, что в бассейне р. Березины бассейна Верхнего Поднепровья есть река Вяча, левая притока реки Свислочи. Правой притокой той же Свислочи является река Ратомка. Это наталкивает на параллель с этнонимом радимичи, который в летописной традиции тесно связан с этнонимом вятичи: легендарные генеалогические герои Радим и Вятко сообща вывели вои племена «от ляхов». Вероятнее всего, гидронимия Верхнего Поднепровья отображает путь вятичей и радимичей на восток[4], что, с другой стороны, дополняет наше сопоставление антропонима Вячеслав с территорией на север от Киева, особенно с северо-западом и северо-востоком Верхнего Поднепровья.
Также О.С. Стрыжак замечает: «… изначально на месте было -ен-, которое преобразовалось в е носовое (*?), а оно уже в -я. Если восстановить в слове «вятичи» то старое -ен-, тогда получим что то типа вентич (*ventitjь). Но реально ли наше восстановление? Считаем, что оно допустимо. На Винничине есть одно село с интересным названием, которое еще никто конкретно не изучал. Речь идет о с. Вендичаны, вблизи которого протекает р. Вендичанка — правая притока Немии в бассейне Днестра на южный запад от … Жмеринки. Так вот в названии этих двух географических объектов (реки и поселения) можно отметить компонент Вендич-, что и в восстановленной нами праформе вентич-. Они отличаются только звуками t и d, но, как известно, и винды (венеды) имели вариант венты (венеты). Вендичаны — это слово той же конструкции, что и поляне, деревляне, северяне и т.д. Оно образовано от основания вендич, которое вконце сводиться к венд. Вендич — это, возможно, один из представителей вендичей — племенного ответвления вендов. Не исключено, что подольские с. Вендичаны и р. Вендичанка — своеобразное свидетельство о вен(е)дах Причерноморья, упомянутых ещн в в ІVв.”[5] и «… селения их возле 360 г. присутствуют уже на римской карте-подорожнике Кастория между гирлами Днепра и Дуная. Археологи с венедами связывают так называемую венедскую, или пшеворскую культуру, названную так от г. Пшеворска в бассейне р. Сян. Эта культура сложилась еще в ІІ – І вв. до н.э. Со временем венеды жили на пространстве между Карпатами и Балтикой, на обеих берегах Вислы и на восток от неё, достигая Припяти и Днестра. Еще далее на восток от них возникает родственная зарубинецкая культура. Культура венедов-славян находилась в тесных связях с культурой кельтов … Венедскими называли горы карпаты, Венедским — Боденское озеро, Венедской — реку Дунай … Много было попыток объяснить это название. Её связывали и с древнесеверногерманским vand – вода (тогда вен(е)ды — это жители вод, моря), и с немецким Wanderer — путешественник и даже Weiden – пастух. Но более убедительным есть объяснение, по которому название виндов-винидов, вентов-венедов связывают с кельтским vindos«светлый» (ирланд. ban – “белый”, О.Г.)…»[6]. Собственно кельты распространили это название по Европе: р. Виндо (ныне Виртах), города Венеция, Видень (Вена), Виндея, а также топонимы в Англии (Венты, Виндобела, Виндоглотия, Виндолана, Виндополис), во Франции (Вандея) и т.д. [7]. 
Затем имя «венеды» становится обозначением симбиоза (и его наследников) венетов (протославян) и кельтов(Venedorum, Venedi, Venedis, Ο?εν?δαι, Wenden, Winden). То, что позднее праславяне германцами обозначались вместо «венеты» новым вариантом Wenden, Winden, который носило кельтское племя, не должно удивлять.
Во-первых, аналогичное перенесение этнонимов с этноса на этнос известно науке. Например, кельт. volcae (название племени, родственное с санскр. bhalah “сила”; гаэл. folcбодрый, юркий”)>влахи/волохи” — “романизированные/романоязычные этносы (благодаря германскому посредничеству: гот. *walhs, др.-верх.-нем. walah, walh , сред.-верх.-нем. walh “кельт > чужак > романець”; и словом   wlach поляки досих пор называют итальянцев). Ср. также топонимы: Богемия, от boihaemumродина бойев”~ Бавария, отbai (u)varii “жителистраны бойев (т.е. маркоманны, которые под руководством Марбода в 8 в. до н.е. завоевали эти землт)” ~ Бойкивщина (в Северном Подкарпатье), от boicivium “община бойев», где сам этноним «бойи» происходит от кельтского baja — «борьба», из которого также производно галльское «багауд» — «боевик, партизан».
Во-вторых, тут сыграло свое и внешнее (фонетическое) сходство этнонимов «энеты/венеты» и «венеды/винды».
В-третьих, венетские племена двинулись с территории Венеции и Словении на Одру и Вислу, где сменили во ІІ в. до н.э. прабалтско-кельтский симбиоз на кельто-германо-венетский (пшеворская культура), который выступил с І в. н.э. под именем «венеды» и их материальная культура просуществовала до того времени, пока не были затянуты в вихрь событий эпохи Аттилы (V в.). Те германские племена, которые входили в этот симбиоз, стали самоопределятся как «вандала(-ны)», «вандила(-ны)», где -ала(н)-, -ела(н)- и -ила(н)- являются вариантами уменьшительного суффикса. Это были племена бургундов, варинов, аздингов, харингов, силингов, ругов, гепидов, готов и др. Часть племен объединились вокруг аздингов и стала известна под именем «вандалы», с которыми соперничали готы, гепиды и бургунды[8].
В археологическом аспекте вятичи, радимичи и кривичи могут рассматриваиться племена ранньосредневековой колочинской культуры (сер. Vв. –VIII в.), которая сформировалась из киевской культуры (II-V вв., происходит от латенизированной зарубинецкой культуры; находилась в тесной связи с южной черняховской культурой). Если из известного упоминания о разделении славян на антов, склавинаов и венедов, с первыми двумя отождествляются пражская и пеньковская культура, то собственно с венедами может соотносится колочинская культура. И прямая генетическая связь, по мнению Р. Терпиловского, этой культуры с киевской дает возможность предположить, что колочинские племена сохранили старое имя, ведь, по утверждению письменных источников, анты, склавины и венеды происходят из ранее единого венедского этноса, с которым, собственно, и враждовали готы времен Германариха, о чем сообщает Иордан [Терпіловський Р. Біля витоків слов’янства // Ruthenica. – К., 2002. – Т.І. – С.31-40]. Однако затем они не сумели передать этноним наследникам — волынцевской, роменской и боршевской культур, генетически происходящих из пражской (склавинской).
Давление в VIII-IX вв. на вятичей и радимичей с запада спровоцировало их миграцию на восток и северо-восток. На востоке в бассейне рек Ока и Угра жили в укрепленных городищах племена балтов — носителей мощинской археологической культуры. Между слоями городищ балтов и славян находится слой пожарищ, где присутствуют оружия и останки погибших насильственной смертью. Эту же картину видим на Верхнем Днепре — на территории тушемлинско-банцеровской культуры, колонизированной кривичами, да и во всех других местах, куда достигла колонизацинная поступь праславян. Комплиментарности между пришельцами и туземцами не возникало… Только значительно измененная угро-язычными степняками-буртасами (известны до XVII в.) восточнобалтская народность голядь (гольтескифы, у Геродота) сохранилась в анклаве к ХІІ в., но затем также была ассимилироваа, начиная с Юрия Долгорукого, который установил в их земле форпост колонизации — Москву.
Приход вятичей заставил уйти со своих земель предков новгородских словен и кривичей, о чем свидетельствуют факты: «… северорусский языковый тип проник на север в Приильменье с верхоьев Днепра, Западной Двины … Селигерским путем. Тогда первые носители северорусского языкового типа, предки новгородских словен, шли с верховьев Днепра на верховья Западной Двины, в обход центра основной территории Днепро-Двинской зоны в район озера Селигер и далее Селигерским путем на Ильмень, Волхов, по которому спустились к его низовьям, где и основали Старую Ладогу. Таким образом, на этом раннем этапе предки новгородских словен обошли кривичей Днепро-Двинской зоны по ее южной периферии. Новгородкие словене ушли на Волхов … Начиная с VІІІ в., с наступлением активных славяно-скандинавских связей на базе языка словен возникает севернорусское новгородское наечье, формируются севернорусы Поволховья» [9].
Отсюда становится понятным отсутствие в летописях, преимущественно проновгородской ориентации, упоминаний о языческой вятичской «королевской» традицией, связанной с антропонимом Вячеслав (Вацлав, Вячко, Войцех). Тем более, что прецеденты в истории существуют. Например, ирландские легенды и песни не упоминают о таких жителях острова, как ирландская (гаэльская) группа племен скóттов ("украинцев", отирл. sciathán "край, сторона", "крыло"), которые в V в.н.э. переселились на север острова Британия, в Каледонию, и собственно основали шотландские (скоттские) королевства, враждуя с бритами (на юге), англами (на востоке) и племенами реликтовых эскимосоидных пиктов.
Возможно, имя Вячеслав — это имя личности, ставшей катализатором для формирования идеологизированного образа «национального» героя праславян в устной традиции, вокруг которого объединяются герои его будущего круга, аналогично к тому, как вокруг короля бритов Артура (ум. 537 г.) группируются герои цикла Круглого Стола[10], и, одновременно, какая-то часть праславян осознает свою значимость как «своей родственности» («нации») под именем “венеды” (> “вятичи”), т.е. Вячеславовы.
Корень имени вяч- по мнению М. Будимира, идентиченлатин. magis, франц. mais, т.е. "венеты" означает "магнаты"[11], др.-иран. maz- „великий”, который потерян в осетинском, но присутствует в имени осетинского героя нартского эпоса Ацамаза и скифском имни собственном из Горгиппии Атамадзас, Аттамадзас[12]. Г. Вернадский сопоставил корень вяч- с осетинским faetaegидер", "вождь"[13].
Возможно, что принятием этнонима «вятичи» фиксируется переход части праславян отaviapotestas «дедовского права» (культово-экономическая община-«род», с формантом "-ане/-яне" в самоназваниях), к patriapotestas «отцовского права» (генеалогическо-соседской общине-«народе/нации», с формантом «-ичи» в названиях родов и племен). Например, несколько позже московская традиция начала видеть таким же героем собственно Юрия Долгорукого, отринувшего «дедовские обычаи».


[1] Сказания о начале чешского государства в древнерусской письменности / Предисл., коммент. И перев. А.И. Рогова. Отв. ред. В.Д. Королюк. – М.: Наука, 1970. – С.19 – 20.
[2] Брайчевський М. Вибрані твори: Історико-археологічні студії, публіцистика / 2-е вид. — К.:КМ Академія. 2002. — С. 81.
[3] Назаренко А.В. Немецкие латиноязычные источники ІХ-ХІ веков: Тексты, перевод, комментарии. — М.: Наука, 1993. — С.18.
[4] Стрижак О.С. Про що розповідають географічні назви (Сліди народів на карті УРСР). – К.: Наук.думка, 1967. – С.41.
[5] Стрижак О.С. Про що розповідають географічні назви (Сліди народів на карті УРСР). – К.: Наук.думка, 1967. – С.40 —41.
[6] Стрижак О.С. Про що розповідають географічні назви (Сліди народів на карті УРСР). – К.: Наук.думка, 1967. – С.35 – 37.
[7] Стрижак О.С. Про що розповідають географічні назви (Сліди народів на карті УРСР). – К.: Наук.думка, 1967. – С.36.
[8] Бубрих Д.В. О названии АНТЫ в связанных с ним названиях // Изв. АН СССР. Отделение литературы и языка. — М.: Изд-во АН СССР, 1946. — Т.V, вып.6. — С.479.
[9] Герд А.С. Русская историческая диалектология в кругу смежных дисциплин (На материале псковских говоров) // Вопросы языкознания. – М., 1995. — №2. – С.63 – 64.
[10] Волков А.Р., Горбачевська І.І. Становлення традиційного сюжету артуріани (Раннє середньовіччя) // Іноземна філологія: Респ.міжвідомчнаук.зб.: Вип.107. – Львів: Світ, 1994. – С.136.
[11] Будимир М. Protoslavica // Славянская филология: Сб.стт. — М.: Изд—во АН СССР, 1958. — Т.ІІ. — С.129.
[12] Абаев В.И. Историко-этимологический словарь осетинского языка. — М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1958. — Т.1. — С.26.
[13] Тихомиров М.Н. Славяне в "Истории России" проф. Г. Вернадского // Тихомиров М.Н. Исторические связи России со славянскими странами и Византией. — М.: Наука, 1969. — С.239.