*А. Схивия: Уроки испанской народной войны*

Среди множества «спорных» исторических событий в нынешнем левом движении довольно часто вызывает горячие дискуссии и разногласия  народная антифашистская война в Испании 1936-1939 годов. Много вопросов возникает по политике «Народных фронтов», проводимой в  антифашистском сопротивлении Коминтерном, опробованную на практике в испанских сражениях. Много вопросов, к сожалению, до сих пор  вызывают разногласия идеологических, политических, теоретических и практических линий Сталина и Троцкого, пожалуй наиболее ярко  проявившиеся в ходе этих событий. Много вопросов также возникает и в целом по истории испанской войны войны между силами демократии и  фашизма, а если точнее войны пролетариата, угнетённых масс с одной стороны и империалистов, угнетателей с другой.

КАК ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ

Весной 1931 года в Испании, до этого много лет руководимой военным диктатором Примой де Ривера, была свергнута монархия и провозглашена  конституция, которая, как многие считали, должна была покончить с феодальными пережитками. Однако этому помешало командующее армией  реакционно настроенное офицерство. В стране периодически вспыхивали мятежи и рабочим часто приходилось браться за оружие, чтобы  отстреливать фашистскую контру, защищая свои завоевания.
В январе 1936 года в Испании был создан «Народный фронт», представляющий широкую коалицию левых и демократических сил союз рабочего  класса, крестьянства, мелкой и средней городской буржуазии, а также интеллигенции. Главной целью «Народного фронта» являлась координация  всех сколь угодно прогрессивных, антифашистских сил, противостоящих реакционной военщине, возглавляемой Франко, и другим силам  контрреволюции. На выборах в феврале того же года «Народный фронт» одержал победу, получил парламентское большинство и сформировал  республиканское правительство, включающего представителей двух леволиберальных партий (Левых республиканцев и Республиканского  Союза), Коммунистической партии Испании (КПИ), Испанской Социалистической рабочей партии (ИСРП), каталонских и баскских националистов, а  также анархистов.
Но тогда же реакционеры начали подготовку военно-фашистского переворота. В июле 1936 года заговорщики, заручившиеся поддержкой Гитлера и  Муссолини, подняли мятеж против Испанской Республики. Началась иностранная вооружённая интервенция поспешивших на помощь Франко  германской и итальянской армий. Гитлер и Муссолини передали своему испанскому союзнику 1150 танков и бронемашин, 1309 самолетов и много  другой техники. На стороне Франко воевало около 220 тысяч немецких, итальянских и португальских солдат и офицеров, а также несколько тысяч  фашистских добровольцев из Венгрии, Румынии, Финляндии, Ирландии и некоторых других стран такие, своего рода «интербригады», только  коричневые!
Осуществлению замыслов испанских реакционеров способствовала политика буржуазных правительств западноевропейских стран. Так,  например, созданный при участии британского и французского правительств «Комитет по невмешательству» фактически развязал руки  фашистским государствам (в первую очередь Германии, Италии и Португалии) как в осуществлении широкомасштабной помощи Франко, так и в  вооружённой интервенции в Испанию. Западные демократии, включая и Францию, во главе которой в то время, как и в Испании, стояло «левое»  правительство «Народного Фронта» во главе с социалистом Леоном Блюмом, решили ни франкистам, ни республиканцам оружие не поставлять.  Такие уж в то время социалисты и демократы миролюбивые были. Сдавали товарищей по демократии направо и налево. Вот и пришлось  отстаивать интересы Испанской Республики одному Советскому Союзу с Коминтерном.
В это тяжёлое для Испанской Республики время, Коммунистический Интернационал целиком и полностью поддержал народные массы  Пиренейского полуострова в борьбе с фашизмом и империализмом. Советский Союз с трибуны Лиги Наций на весь мир заявил о готовности  помогать республиканской Испании. А 3 августа в Москве, на Красной площади, собрались 120 тысяч жителей столицы. Они обратились к советским  массам с призывом помочь испанским бойцам-антифашистам. На этот призыв откликнулись многие: уже к концу октября они внесли в фонд помощи  борющейся Испании 59 миллионов рублей. В испанские порты начали прибывать из СССР суда с самолётами, танками, орудиями, боеприпасами  для формирующейся Народной армии Республики. Всего за годы войны Республиканская Испания получила из Советского Союза 648 самолётов,  347 танков, 1555 единиц орудий, 518299 винтовок и пулеметов, а также много другого вооружения и военного снаряжения. Кроме того на помощь  Республике отправилось свыше 3 тысяч военных советников, советских добровольцев - лётчиков, танкистов, артиллеристов, инженеров,  техников, моряков... По линии Коминтерна начали формироваться Интербригады: на фронт выехало свыше 40 тысяч добровольцев, главным  образом коммунистов, комсомольцев и сочувствующих беспартийных из многих стран мира. Социал-демократы, либералы и анархисты оказались  поскромнее. Добровольцев от них приехало около 5 тысяч, помощь оказывали, в основном, гуманитарную.

ТРОЦКИСТЫ И АНАРХИСТЫ НА СЛУЖБЕ У ФАШИСТОВ

В 20-х и первой половине 30-х годов в международном коммунистическом движении существовало два взгляда на взаимоотношения коммунистов и  демократов в условиях надвигающегося фашизма. Товарищ Сталин и Коминтерн считали, что коммунисты должны мочить и фашистов и  демократов одновременно. В свою очередь, последние тоже не очень-то хотели бороться против фашизма вместе с коммунистами, предпочитая  либо справляться своими силами, либо поддерживать коричневых против красных. Товарищ же Троцкий (который нам совсем не товарищ),  напротив, предлагал коммунистам блокироваться с либералами и социал-демократами в рамках антифашистского фронта, а после ликвидации  фашистской угрозы, кончать и с бывшими союзниками.
Поскольку события в Италии, Болгарии, Германии и других странах показали, что принцип «мочи всех сразу» обычно все равно приводит к  образованию единого фронта, но только в общей тюремной камере, Коминтерн, исходя из возможности единого фронта против правых, призвал  испанских коммунистов блокироваться с другими на тот момент антифашистами эсдеками, либералами, анархами и пр.. А Троцкий?.. Возрадовался  торжеству своих идей? А вот фиг вам - тут же перешел на прежние позиции Коминтерна и начал проповедовать необходимость немедленной  социалистической революции в Испании! Вот она, ещё до Октября 17-го охарактеризованная Лениным, политическая проституция Троцкого!
В Испании троцкисты опирались на так называемую Марксистскую партию рабочего единства (МПРЕ) во главе с министром юстиции автономного  каталонского правительства Андреасом Нином. МПРЕ объединила исключенных в разное время из Компартии «левых» и правых фракционеров  (иными словами, местных троцкистов, зиновьевцев и бухаринцев), а также часть вышедших из ИСРП левых социалистов. Партия была  чрезвычайно рыхлая и включала в себя целых 8 фракций, которые в основном выясняли отношения между собой. До 1933 года МПРЕ считалась  крупнейшей троцкистской организацией в мире, но потом Нин с Троцким разругались, и Лев Давидович влиял лишь на одну из этих фракций во  главе с её секретарём по международным делам Хулианом Горкиным (кстати, последний по совместительству еще работал агентом американского  Федерального Бюро Расследований и французской контрразведки).
Реальное влияние МПРЕ имела всего в двух провинциях - Каталонии и Арагоне. Но даже если бы в руках Троцкого оказалась бы куда более  сильная КПИ, Испания 1936-го все равно не походила на Россию 1917-го. Не имелось там большевистских Советов, органы государственной власти  коммунисты контролировали слабо (из 268 депутатов парламента «Народного Фронта» коммунистами являлись всего 17). Не контролировали  коммунисты и профсоюзы. Крупнейшее профобъединение Национальная Конфедерация труда (НКТ) шло за анархистами, а второй по численности  Всеобщий союз труда (ВСТ) - за социалистами. В армии из 150 тысяч солдат и офицеров 80% оказались на стороне Франко. (Большевики к октябрю  1917-го имели абсолютное большинство в Советах солдатских депутатов двух ближайших к столице фронтов и пользовались поддержкой  столичного гарнизона). Но троцкистам хоть кол на голове теши. «Даешь революцию», и все!
Помимо троцкистов, «заслуженными антифашистами и отважными бойцами» были ещё и анархисты. Анархистские дивизии себя особо проявлять  не спешили, наступали и отступали, как в голову взбредёт, кое-где и вовсе прямо на фронте устанавливали себе 8-часовой рабочий день, а в  остальное время играли с противником в футбол (франкисты этим воспользовались и, оставив на Арагонском фронте хилое прикрытие,  перебросили основные силы под Мадрид, который республиканцам еле удалось отстоять). Анархисты нанесли и самый большой урон  республиканскому флоту. Приверженные идеям неограниченной свободы, они принципиально не захотели отказаться от курения в пороховых  погребах, в результате чего один из непогашенных окурков пустил на дно единственный линкор республики «Король Хайме I». Недостаток  героизма с лихвой возмещался в тылу, где весело гуляли чернознаменные отряды. Они планомерно тащили все, что плохо лежит, пили все, что  горит, насиловали все, что движется, а недовольных без разговоров ставили к стенке. От такой «жизни» народ толпами разбегался, кто в менее  «революционные» провинции, а кто и вовсе к Франко.
Бардак следовало прекращать, и в марте 1937 года каталонское правительство издало декрет о разоружении анархистских отрядов. Анархи на  этот декрет забили. 3 мая контролирующие телефонную станцию столицы Каталонии Барселоны анархисты прервали междугородные переговоры  президента Испании Мануэля Асаньи. После этого верные республиканцам войска начали выкуривать анархистов из телефонного узла.  Столкновение перешло в общегородские баррикадные бои, в ходе которых анархистов поддержали отряды МПРЕ. Немецкий посол Фаупель,  комментируя эти события, сообщил в Берлин, что барселонские путчисты действовали по прямому указанию Франко, а глава подпольной  антигитлеровской организации «Красная капелла» Харро Шульц-Бойзен информировал в Москву об участии в них агентов немецкой военной  разведки абвера. За анархо-троцкистским путчем в Барселоне стоял сговор троцкистских вождей с руководителем гитлеровского абвера  адмиралом Канарисом, но современные российские историки, особенно из числа троцкистов, делают вид, что ничего об этих фактах не знают.
Лишь 7 мая 1937 года с приходом подкреплений из Мадрида, республиканцы одержали верх. Поскольку руководство НКТ барселонских анархистов  не поддержало, оно репрессиям не подверглось, зато МПРЕ была распущена, часть её лидеров, включая Горкина, оказа зались за решёткой, а  кое-кого, в том числе и Нина, без шума прикончили, в чём были совершенно правы. Разобравшись с каталонскими троцкистами и анархистами,  республиканцы взялись и за арагонских. Направленная туда 11-я дивизия во главе с Энрике Листером арестовала анархистское правительство  Арагона и отправила его министров в Мадрид, где их сдали товарищам по борьбе. Операция прошла без единого выстрела, при полном  равнодушии населения, которому беспредел анархистов надоел хуже горькой редьки.

ДРАМАТИЧЕСКАЯ РАЗВЯЗКА

Однако, в этой войне всё же победили фашисты. И здесь, по нашему мнению, основную вину в этом несёт внутреннее состояние «Народного  фронта», ставшего совершенно неоднородным к концу войны, где начались бесконечные разборки и конфликты, приведшие к антагонистическим  противоречиям и в конечном счёте к расколу и отходу некоторыми «деятелями» от изначально антифашистской линии «Народного фронта». Кроме  того, одним из главных виновников поражения сил Революции были троцкисты - враги «странные», на первый взгляд косвенные, но от этого не  менее опасные, чем фашисты. Но обо всём по порядку.
В Испании многопартийная демократия проявила себя во всей красе. Партийные лидеры интриговали, депутаты произносили бесконечные речи,  но наладить военное производство так и не удалось. Например, изготовление артиллерийских орудий республика начала лишь в октябре 1938  года, спустя 27 месяцев после начала боевых действий. Да и то, до конца года промышленность Испании изготовила аж целых 6 пушек! Плюс  трусость, бездарность и предательство ряда генералов республиканской армии в конечном итоге нанесли республике смертельный удар.
Отцы-командиры позволили Франко перед каждой операцией сосредотачивать на решающем участке фронта многократно превосходящие силы,  хотя к середине 1937 года численность и вооружение обеих армий были примерно равными. В итоге франкисты уже к октябрю захватили все  северные провинции. Но премьер-министр Испании Хуан Негрин даже пальцем не пошевелил, чтобы снять ряд военачальников, потому что почти  все они - ставленники входящих в его правительство партий. А значит, тронув их, Негрин мог спровоцировать правительственный кризис и  лишиться премьерского кресла.
Франко из всего этого сделал выводы, и к весне 1938 года сосредоточил половину своей армии против Арагонского фронта. Возглавляемые  коммунистами Листером и Модесто войска сопротивлялись героически, но силы оказались неравны, и 26 января 1939 года фашистские войска  вошли в Барселону. Остатки республиканских частей отступили на территорию Франции, где их разоружили и посадили в концлагеря. Армии  мадридского правительства в центральной и южной зонах все это время продолжали бездействовать, лишь изредка атакуя отдельные никому не  нужные объекты.
Только 4 марта 1939 года Негрин подписал указ о замене командующего защищающей Мадрид армии центра полковника Касадо на Модесто. Но к  тому времени руководство республиканской армии само успело подготовить заговор против правительства. Заговорщики действовали в тесном  контакте с британским дипломатическим агентом при правительстве Франко Ходжсоном и британским же консулом в Мадриде Миленсоном. Англия  и Франция уже 27 февраля 1939 года признали правительство Франко, а английский крейсер «Девоншир» еще за две недели до этого помог  франкистам отбить у республиканцев остров Менорка. Англо-французские «демократы» очень хотели задобрить Гитлера и Муссолини и  надеялись, что, расправившись с Испанской республикой, те не станут их трогать.
Получив распоряжение Негрина об отстранении от должности, Касадо отдал приказ участвовавшему в заговоре командующему 4-м армейским  корпусом анархисту Сиприано Мера снять часть войск с фронта и занять ими все ключевые пункты Мадрида. В тот же день 4 марта против  правительства Негрина восстал гарнизон главной военно-морской базы республики Картахены и стоящие там боевые корабли. На следующие  сутки заговорщики открыто заявили о свержении правительства Негрина и переходу власти к «Хунте национальной обороны». Состав Хунты был  чрезвычайно примечателен и показывает, что предатели обнаружились во всех партиях Народного Фронта без исключения.
Негрин оказался точь-в-точь в положении Николая II во время февральского переворота. Столичный гарнизон против него восстал, а  командующие войсками на фронте предали своим бездействием. Правда, в отличие от последнего российского императора, активных сторонников  у него оказалось побольше, но тем не менее уже к 13 марта путчисты одержали верх. Свыше 15 тысяч сторонников Народного Фронта было  арестовано и впоследствии либо расстреляно, либо выдано Франко. Фронт развалился, и 28 марта фашистские войска заняли Мадрид. «Хунта  национальной обороны» бежала из страны на британском эсминце, успев, кстати, перед отплытием освободить из тюрьмы анархистских и  троцкистских организаторов барселонского мятежа во главе с Горкиным. Лидер правого крыла и первый председатель МПРЕ Хоакин Маурин  немного замешкался и попал за решетку, однако впоследствии был отпущен и благополучно уехал в Америку. Согласитесь, на фоне массовых  расстрелов без суда испанских коммунистов, факт примечательный.
По сведениям французских историков Роже Фаллиго и Реми Коффера, часть активистов этой компании перешла на службу в ЦРУ. В 1947 году,  когда Америка, по существу, находилась в состоянии «холодной войны» с Испанией, Аргентиной и некоторыми другими странами,  поддерживавшими в ходе второй мировой войны гитлеровский блок, ЦРУ высадило их в Каталонии для организации партизанского движения  против Франко. Однако операция, получившая кодовое название «Банана», провалилась. Правительственные войска похватали всех  анархо-троцкистов еще при высадке и уничтожили.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Но вернёмся к теме. Итак, какие уроки мы можем извлечь для себя из испанских событий 1936-1939 годов? В очередной раз убедившись в  предательской линии троцкизма, необходимо постоянно очищать левое движение от троцкистских элементов, как потенциальных (а вполне  возможно и действующих) предателей, изменников Революции и врагов. Очень аккуратно относиться к другим попутчикам. Естественно, на данном  этапе коммунистам придётся блокироваться c самым широким спектром политических организаций демократического, антифашистского,  антимилитаристского толка, но только необходима широкая коммунистическая пропаганда среди них, как и среди всего населения, для  объединения угнетённых масс вокруг революционных, коммунистических сил!

В статье использованы воспоминания советских участников испанской народно-революционной войны П. Батова, А. Андреева, Г. Харитоненкова,  А. Шукаева, Ф. Полушко, П. Акуленко и др., а также материалы статьи Ю. Нерсесова «Пятая колонна Льва Троцкого».

По материалам Интернета 

Комментарии

Mahtalcar аватар

Ну этот текст выражает

Ну этот текст выражает официальную позицию современных коммунистов, видимо даже КПРФ, и ни в коем случае не может быть нами принят. Все эти идиотские штампы про "фашизм", "феодальные пережитки" и проч., не могут быть терпимы.

Макс, так в том то всё и

Макс, так в том то всё и дело, что несмотря на все «но» - это позиция именно коммунистов-сталинистов, а не, как обычно, лефт-троцкистов. Потому и выставил сей текст в своём блоге (в блоге Е.Х.Ф. я его, разумеется, выставлять не буду), ибо это сталинистская позиция. А вот всякие там перлы про «фашизм» и «феодальные пережитки» лучше всего проигнорировать как «особенности стиля». Да и факты про троцкистов и анархо-синдикалистов, которых «использовали» английские и американские спецслужбы — это же очень даже любопытно, ибо та же самая сторона, как это не парадоксально, курировала и Франко. Ты ведь в курсе, что англичане «вели» каудильо фактически с самого начала? А вот уже потом им занялся Канарис, бывший в свою очередь также агентом британских спецслужб.

Mahtalcar аватар

Чемберлен в рамках курса на

Чемберлен в рамках курса на умиротворение Германии помог Франко захватить Майорку. Но это не делает Франко британским агентом. Он отказался от вступления в НАТО и был непримиримым врагом масонства, причем делал акцент именно на иностранные корни испанского масонства XVIII-XIX вв.

Наши испанские соратники из

Наши испанские соратники из Социал-Республиканского Движения так не считают и Франко открыто причисляют к атлантистам. Разумеется, что его персона далеко не однозначная и кубинская его позиция — это уже нечто из ряда вон выходящее, но, тем не менее, «англичанка» небезуспешно гадила и в Испании. Елисеев, например, именно британцев считает ответственными за развязывание Гражданской войны в Испании, ибо туда очень надеялись втянуть сталинский Советский Союз, чтобы затем начать новую мировую войну. Тухачевский, например, рвался в Испанию, но Сталин его резко одёрнул, а затем и вовсе ликвидировал как британского агента, что, в общем то, исторически подтверждено.
 

Коллеги, за публикацию этого

Коллеги, за публикацию этого текста, если он и в самом деле не совсем «уместен» (думаю, Миша тут ругать меня особо не будет за «всеядность»), я приношу извинение. Лично меня заинтересовала именно фактография, приведённая в нём. Обратите внимание, что Великобритания одинаково «курировала» как «правых», так и «левых». И тот же франкизм стал ведь возможен во многом благодаря именно англичанам.
В статье также подтверждается наглядно геополитическая позиция Иосифа Виссарионовича Сталина, который сознательно предотвратил в Испании версию троцкистской «перманентной революции». И Елисеев именно об этом пишет в своих статьях и книгах, ибо, по его мнению, Коммунистическая Партия Испании, которая была сталинистская (читай - национал-большевистская), также предлагала свой «национально-социалистический» вариант развития.  

Коллеги, вот ещё прочтите

Коллеги, вот ещё прочтите статью Рихарда Шапке о бывшем левом национал-социалисте Бодо Узе, перешедшем в компартию и впоследствии участвовавшем в испанской Гражданской войне на стороне республиканцев - http://nbf.org.ru/polit/uhse

"В Испании он сражался в рядах французского батальона «Эдгар Андре» и с апреля 1937 года был политическим комиссаром в штабе 17-й дивизии под командованием Ганса Кале. Вместе с Людвигом Реном Узе занимался пропагандой среди солдат легиона «Кондор», выступая по радио: «Камерады! Вы носители славной традиции, так вам говорят, и это действительно так. Немецкий солдат храбро сражался во все времена. Большей частью за других, часто против собственных братьев, никогда ради себя, ради своего счастья, ради блага отца и матери, брата и сестры»."