Сергей Чесноков: СЕРГИЕВСКОЕ ТОРЖЕСТВО В ДЕНЬ НАРОДНОГО ЕДИНСТВА

О смысле единства — взгляд из Нижнего Новгорода

            Нижний Москве брат ближний. И вспомнить об этом особенно захотелось, читая рассуждения на сайте «Правая.Ру» о будущем Правом марше («маршах»). Равно как и обо всех других склоках, а на самом деле промыслительных разделениях, которые подчас идут в нашем патриотическом движении.
            Накануне Дня Единства реальность сгущается. И в ответ на размышления московских коллег, рассуждающих о том, на какой основе возможно единство, мне как историку хочется, с одной стороны, вернуться с историческому прообразу Правого марша (духовным истокам нижегородского ополчения), а, как нижегородцу, с другой стороны, посмотреть, а что интересного дает празднование Дня Единства на его родине — в Нижнем Новгороде.
            То, что здесь он назывался Днем Славы Нижегородского ополчения это еще не весь «эксклюзив». Настоящая соль в том, к какой святыни в этом году привязан праздник. Итак, начнем же, по мнению некоторых, с самого скушного и банального. С истории того храма, который в этом году будет освящен 4 ноября. Это Сергиевская церковь, что на бывшей Рабфаковской, ныне Сергиевской улице. И в ней-то на наш взгляд — вся соль.

Из истории нижегородского храма преподобного Сергия

            На одной из тихих улочек Нижнего — Сергиевской — сегодня шум как на большом проспекте: десятки людей, несколько единиц техники ведут непрерывную работу. Здесь заканчивается восстановление Церкви в честь преподобного Сергия Радонежского, подводятся итоги четырех реставрационных лет.
            С церковных стен практически убраны леса, на прилегающей территории выравнивается ландшафт и выкладывается асфальт, реставрируются и прилегающие дома, многие из которых — современники церкви. В перспективе планируется провести озеленение прилегающей к церкви территории.
            Восстановление Сергиевской церкви (она же Спаса Нерукотворного) это один из этапов нижегородского проекта «Ильинская слобода», связанного с именем скончавшегося в прошлом году известного ученого академика Валентина Найденко. Смысл проекта в восстановлении исторического центра Нижнего Новгорода: начиная с церквей, а заканчивая всей инфраструктурой. Ведь и в старину городская жизнь завязывалась вокруг церковных приходов, на сходах которых решались и мирские вопросы, и даже судьбы Отечества, как мы это и видели на примере истории Нижегородского ополчения.
            Храм во имя преподобного Сергия существовал в Нижнем Новгороде издревле. В сотной грамоте церковь эта упоминается как монастырская — «Сергиева монастыря, что на Петушкове», неизвестно когда основанного, и не известно в связи с чем потом упраздненного. Церковь эта была деревянная, двухэтажная и сгорела во время пожара в 1701 г.
            Дважды церковь перестраивалась в камне. Второй раз, в 1865-69 гг. это стал величественный храм византийского стиля с пятью большими главами и высокой колокольней. В нем было три расположенных в ряд престола: средний в честь Спаса Нерукотворенного Его образа, и придельные — во имя свт. Николая и преп. Сергия. С 1937 г. в храме находились сначала военный учебный пункт Осовиахима, затем товарищество «Художник» и до 2002 г. в церкви размещалась художественная мастерская.
            Что касается последних клириков нижегородского храма, то 5 августа и 13 сентября 1937 г. они были арестованы в числе других 350 членов «православного подполья», когда была «раскрыта церковно-фашистская, диверсионно-террористическая, шпионско-повстанческая организация». Священники Иван Павлович Руновский и Авенир Федорович Ильинский и диаконы Алексей Евгеньевич Бетисов, Александр Владимирович Сергиевский и Виктор Яковлевич Лебедев были обвинены в контрреволюционной агитации, вербовке верующих в «организацию». Заседаниями особой тройки УНКВД от 21 сентября и 2-3 декабря они были приговорены к высшей мере наказания и все были расстреляны 4 октября 1937 г., а диакон Виктор Лебедев — 11 декабря того же года.
            Так, история первого и второго ига сомкнулась в Нижнем Новгороде с историей злейшего ига третьего...
            Как Сергий Радонежский и Алексий-митрополит, прежде всего, восстанавливали горизонтальные, духовные связи Святой Руси, создавая святые обители для просвещения народа Светом Христовым, так и современное священноначалие занимается не иным чем, как возрождением храмов и монастырей, в которых до времени незримо разгорается огонь народной веры.
            4 ноября архиепископ Георгий освятит возрожденную церковь во имя преподобного Сергия, а затем после божественной литургии, именно от этой церкви отправится ставший уже традиционным Крестный ход, посвященный Дню Славы Нижегородского ополчения (таково первоначальное название нижегородского праздника, ставшего в 2005 г. общероссийским).
            Если в прошлом году ко Дню Народного Единства был восстановлен и освящен Святейшим Патриархом Алексием храм Рождества Иоанна Предтечи, от которого Кузьма Минин начал собирать ополчение, то к будущему Дню Единства руководство Нижегородской епархии собирается восстановить Казанский храм, построенный в честь Казанской иконы Божией Матери, шедшей во главе Нижегородского ополчения. По поводу этого храма в 2005 г. было много шума в связи с протектом православной общественности города по поводу планировавшегося на его месте строительства торгово-развлекательного центра. Тогда будущий храм удалось отстоять.
            Весьма и весьма символичным в этом году будет выглядеть крестный ход, который соединит эти три храма. Подобная программа праздника далеко не случайна, как не случайна и связь Дня Народного Единства с именем преподобного Сергия.

Сергий Радонежский и Нижегородское ополчение

            Именно Сергий Радонежский явился нижегородскому гражданину Козьме Минину в сонном видении со словами «Разбуди спящих», а, следовательно, именно с преподобным в первоистоках как раз и связано Нижегородское ополчение.
            В годы Смуты многие подвижники веры рассылали по городам русским грамоты, призывающие народ постоять за веру православную. Посылал такие грамоты и святой Патриарх Ермоген, умученный поляками, и сергиевпосадские архимандрит Дионисий и келарь Авраамий. Снова и снова рассылало русское духовенство свои письма во все города вверх и вниз по Волге, умоляя русских людей подняться на защиту Московского государства.             Итак, в начале было слово. Напомним же некоторые обстоятельства того, как этот призыв был осуществлен на деле.
            В Нижнем Новгороде жил тогда человек по имени Кузьма Минин, ремеслом мясник, известный благочестием и добродетелями. Была в его доме особая комната, в которой он имел обыкновение молиться. И вот однажды, когда он спал в этой комнате, осеняемый святыми иконами и отдыхая от молитвенных трудов, явился ему во сне преподобный Сергий и повелел собирать казну, нанимать ратных людей и идти на освобождение Москвы и всей Руси. Проснувшись, Кузьма сильно испугался. Но, поразмыслив, он все-таки решил, что собирание войска — это не его дело, и успокоился.
            Вот она, полная версия той благочестивой истории, являющая завидный пример для всех наших современных патриотов и ревнителей благочестия. Пример, исполненный глубокого смирения, как раз и свидетельствующего об истинности происходившего. Таковы законы, по которым высшие реальности духовного мира только и могут вторгаться в пределы земной истории, раздвигая ее и возводя в историю священную.
            Тот же мотив мы находим и в других подлинно эпохальных явлениях мировой истории, свидетельствующих о том, что вовсе не сразу берется православный человек за осуществление своей предначертанной от Бога миссии.
            Так, неоднократно и со страшными предупреждениями являлась Пресвятая Богородица в сонном видении крестьянке Евдокии Адриановой, в связи с обретением ею Державной иконы. Не брался и Иван Грозный за осуществление опричнины, пока не единожды был о том всенародно прошен. Многих трудов стоило упросить братии и самого преподобного Сергия стать игуменом Радонежским, а стать митрополитом Московским его не смог упросить даже святитель Алексий.
            Так и Кузьма Минин внимает только повторному видению, когда преподобный Сергий является уже с грозным обличением: «Разве не возвестил я тебе волю Божию — собрать казну и нанять ратных людей, чтобы они с Божией помощью очистили Московское государство от безбожных поляков и прогнали еретиков?»
            Проснувшись в трепете и великом ужасе, Кузьма почувствовал, что тяжко болен. Только теперь он понял, что тяжко согрешил, когда в предыдущий раз пренебрег Божиим откровением. Кузьма стал каяться и усердно молиться преподобному Сергию об исцелении и дал обет исполнить все, что тот ему повелел.
            Так, на истинном Камне веры и не на чем ином основано было дело спасения русского народа — второе победоносное Нижегородское ополчение, на которое Мининым были найдены и полководец (Димитрий Пожарский), и духовное руководство (нижегородского протопопа Дионисия), и пророческое благословение (преподобного затворника Иринарха).
            Вот обо всем этом, а наипаче о духовной природе мининского предприятия и будет напоминанием нынешний нижегородский крестный ход, который выйдет из возрожденной и новоосвященной церкви Сергиевской.
            И, конечно же, дело будущего — того будущего, когда великие нижегородцы Кузьма Минин и Димитрий Пожарский (в схиме Козьма) будут прославлены в лике святых — это чтобы в этой церкви появилась икона — образ явления Сергия Радонежского Кузьме Минину. Икона духовного основания земной победы. Икона, которая будет вполне традиционной для всей нашей истории, поскольку искони Земля Русская строилась не иным чем, как чудом Божиим.

Сергий Радонежский и Нижний Новгород

            Читая о вторичном явлении преподобного Сергия Кузьме Минину и грозном укоре, вспоминается личное посещение Нижнего Новгорода Сергием…
            Было это в 1366 г., когда князь Суздальский князь Борис Константинович не желая признавать власти Московского Князя самовольно захватил Нижний Новгород, вотчину своего старшего брата Димитрия Константиновича, к тому времени уже подчинившегося Москве.
            Не хотя братоубийственного кровопролития, великий Князь Димитрий Иоаннович (Донской) просит святителя Алексия направить в Нижний Новгород преподобного Сергия, чтобы вызвать Бориса в Москву. Сергий исполняет послушание, но даже его тихому и кроткому гласу, которому некогда вняли и ростовский князь Константин Васильевич, и суздальский Димитрий Константинович, и Олег Рязанский, не внимает гордыня Борисова. На увещания Сергия он отвечает, что князей судит один только Бог. Он же, Борис, знает только хана, который утвердил за ним Нижний Новгород, и больше не желает подчиняться никому.
            Тогда властью, данной ему митрополитом, преподобный Сергий затворяет все храмы в Нижнем. Богослужение тотчас прекращается… Надо знать, какое значение имел храм в жизни наших предков, чтобы понять всю суровость этой меры — негде стало крестить детей, венчать молодых, поминать и отпевать покойных. Это можно сегодня сравнить с закрытием всех государственных учреждений. Жизнь встала. Горожане были на грани бунта, и князь Борис вынужден покориться. Тем временем из Москвы приходит сильная рать под начальством его брата Димитрия Константиновича и Борис выходит навстречу старшему брату с повинной.
            Вот так в конкретно-краеведческом приближении выглядело дело примирения феодальной междоусобицы на Руси. Таково местное краеведческое знание, серьезно проясняющее для нас образ преподобного Сергия и те методы, которыми он действовал во благо единства Руси. Таковы те многозначительные детали и коррективы, которые всегда вносит местная история в мировую.
            Действительно, историческая реальность выглядит вовсе не так елейно, как это подчас пытаются в упрощенном виде представить студентам и школьникам, толкуя символ соборного объединения Руси — икону Пресвятой троицы Рублева — в либерально-демократическом духе равенства.
            Да, конечно, когда мы размышляем о священной триаде — царя, священника и пророка — явленной в образе соузничества великого князя Димитрия, святителя Алексия и преподобного Сергия, то параллели с Рублевским образом вполне могут быть правомерны.
            Но что касается вопроса о власти, то примирение княжеских междуусобиц не может происходить на основе равенства.
            Это надлежит понимать всем нам, поскольку и сейчас раздаются подчас призывы всем патриотам объединиться. Но на какой основе и под чьим руководством — вот в чем вопрос.
            Пример преподобного Сергия учит нас, что примирение политиков — это приведение всех их под власть одного, в основе чего может лежать только духовный авторитет Церкви. В той конкретно-исторической ситуации — это была власть Московского Князя.
            И если сегодня многие об этом забыли, то тогда в веке XVII-м для всех нижегородцев видение простому купцу Кузьме Минину именно Сергия Радонежского означало именно это — купно за едино. То есть в перспективе — за власть одного, за восстановление исконного Самодержавного Московского Царства. Таков смысл русского понимания Единства. Поэтому-то всем нам нужно особенно четко помнить о каком единстве, о каком «гражданском обществе» применительно к событиям 1613 г. идет речь. Особенно учитывая, что инициатором Дня Народного Единства выступил не иной кто, как нынешний Президент, в день второй инаугурации которого 7 мая 2004 г. в Нижнем Новгороде по случайному стечению обстоятельств открылась выставка единственной картины — известного полотна Константина Маковского* «Воззвание Минина к народу», 13 лет находившаяся до того на реставрации...
            Случайность? Или все-таки вторжение общей закономерности русской истории?


* * *

            С поставлением зимой 2002 г. на нижегородскую кафедру епископа Георгия (Данилова), постриженника и архимандрита Троице-Сергиевой Лавры, связь Нижегородской земли с именем преподобного Сергия все более упрочается.
            В последнее время это родство становится в действиях нижегородского владыки все более очевидным. В год 300-летия основания Саровской пустыни в Сарове возрожден мужской монастырь, причем за основу устава его по благословению архиепископа Георгия взят устав Троице-Сергиевой Лавры. Город Саров тем же летом становится побратимом Сергиева Посада...
            Во многом эти связи обосновываются преемственностью между преподобными Сергием и Серафимом, выражающейся в целом в преемственности их культурно-исторического дела (Троицкие монастыри, особые отношения с государственной властью, наименование обоих печальниками земли русской, особая популярность в русском Православии).
            Чтобы понять глубинный смысл явления Сергия Радонежского Кузьме Минину необходимо понять, кем же был преподобный Сергий для русских людей того времени?
            Вряд ли кто-то ошибется, если скажем, что тем же, кем для нас сегодня является преподобный Серафим Саровский.
            Об этом мы уже писали в специальной статье, опубликованной Русской линией 11 июля 2006 г. Причем, что было бы интересно отметить, опубликована эта статья была как раз в день подписания в городе Сарове меморандума о побратимстве двух русских городов.
            Что касается готовящегося к чину великого освящения храма Сергия, то при нем планируется открытие отдела Нижегородской епархии по взаимодействию с молодежью. Трудно придумать вектор более направленный в будущее, чем работа с молодежью!
            Летопись продолжается...


* Ср. любопытное сходство фамилии автора этой, пожалуй, единственной столь широко известной картины о Минине (К.Е. Маковского) с одним из прозвищ Сергия Радонежского — Маковский (по имени достохвального Маковца), упоминаемого в древнейшем житии преподобного.

Сергей Чесноков, кандидат исторических наук

Комментарии

Любопытненькая

Любопытненькая статья. Я думал на сайте один Фомин с Кажданом

Это опять

Это опять Вы,Азатот.