САРРАС — КОРОЛЕВСТВО СВЯТОГО ГРААЛЯ: киммеро-сармато-готский аспект


  Относительно самого названия страны династии Грааля как Саррас имеются у нас следующие соображения.

   М.-Е. Готье считает, что под Саррасом подразумевается испанская Сарагосса, которую спас от мавров в 1118 г. арагонський король Альфонс I Воитель (1104-1134 гг.) и что путешествия героев Грааля исключительно соотносятся с испансько-французской топонимикой (в частности, лес Серралунг) и аланським (сарматським) культом всадника-рицаря [GauthierM.-H. SacreGraaldeChretiendeTroyesal'histoireetlesmythes: latraceiberique // Lemondeceltiquesacral. — Geneve-Marseilles: AnnaPerenna, 1997 — T. 22. — P. 227 - 289; GauthierM.-H. LadeessedesCavaliersetleroiLouisdivin// L'actionduMyllenaire: LaTraditioninitialeetlamodernite. — Marseilles, 2002. — # 1. — P.19-61; см. об аланах ввропе: Кузнецов В.А., Пудовкин В. К. Аланы в Западной Европе в эпоху "Великого переселения народов" // Советская археология.— М, 1961.№ 2; Щукин М. Б. Сарматы на землях к западу от Днепра и некоторые события І в. в Центральной и Восточной Европе // Советская археология. М., 1989.№ 1. С.70-83; Скрипкин А.С. Азиатская Сарматия во II-IV вв. (Некоторые проблемы исследования) / / Советская археология.М., 1982. 2. С. 43-56; Нефёдкин А. К. Под знаменем дракона: Военное дело сарматов во II в. до н.э. V в.н.е. СПб: Петербург. Востоковедение; М.: Филоматис, 2004 . 192 с].
 На последнее особенно следует обратить внимание, так как этот факт может объяснять контаминацию Грааля с Востоком.
 Также исследовательница считает Граалем известный артефакт El Santo Caliz — чашу из агата для причастия, которая хранится в кафедральном соборе Валенсии. Она украшена в стиле ювелирных мастеров XIV века, а ножкой ей служит чаша из халцедона. На самой чаши имеются арабське гравировки, толкование которых спор вызывает до сих пор. До Валенсии она хранилась в каталонском монастыре Сан Хуан де ла Пенья, потом ее подарили арагонському королю Мартину I в ответ на подаренный им золотой сосуд. Согласно легенде, будто в Рим чашу привез сам апостол Петр, а в 256 г. папа Сикст II подарил ее святому Лаврентию, который увез ее в свой родной город Хуеска (Huesca).
   В "Истории бритов" упоминается враг короля Артура некий Серс, обладатель Итуреи, находящейся на северо-восток от Палестины [Гальфрид Монмутский. История бриттов. Жизнь Мерлина / Изд. Подгот. А. С. Бобович, А. Д. Михайлов, С. А. Ошеров. — М.: Наука, 1984. — С. 110].
       В санскрите saras означает "птицу" — журавля или лебедя [Шилов Ю. А. Истокы славянской цивилизациы. — К.: МАУП, 2004. — С.130]. Это интересным образом может соотнестись со знаменитым изображением Зодиака в Гластонбери (абатство, связанное с легендой о короле Артуре как место его захоронения), анализу которого посвятил специальную работу Р. Генон: птица здесь изображена между Полюсом и самим зодиакальным кругом (ближе к первому). И это скорее всего "... лебедь, висиживающий Мировое Яйцо", т.е. эквивалент индуистськой Хамса (изначальной касты, которая объединяла брахманов, кшатриев и вайшей, — О.Г.)" [Генон Р. Символы священной науки / Пер. С фр. М.: Беловодье, 2002 . — С.125-126].
       Территориально, на наш взгляд, под Саррасом следует понимать Сарматию, или даже ее часть — Саргатию, заселенную сарматським племенем саргатов (Sargatii <* sal-"склон", "источник" + дв.-инд. Gatu-"путь", отсюда дв.-инд. sara "водопад"). А.С. Стрижак считает, что от этнонима саргаты происходит топоним Салхат "Старый Крым" [Стрижак О. С. Етнонимия Птолемеевои Сарматии: В поисках Руси. — К.: Наук.думка, 1991. — С. 33] и с ним родственен гидроним Salis как вариант названия Танаиса "Дону" [Стрижак О. С. Етнонимия Птолемеевои Сарматии: В поисках Руси. — К.: Наук.думка, 1991. — С. 140] (вернее — Северского Донца и нижнего течения Дона): "... на Валу Адриана (что разграничивал современные Шотландию и Англию, — О.Г.) стояло две тысячи всадников родом из ... Сарматии. По римскому обычаю, солдаты после окончания военной службы имели право поселиться в том районе, в котором служили. Поэтому не исключено, что в дальнейшем рыцари Круглого Стола познавали искусство конного боя от потомков "истинных" кентавров из сарматских степей, обученных римской тактике" [Сапковский А. Нет золота в Серых Горах: Мир короля Артура. Критические статьи. Бестиарий / Пер. с пол. М.: ООО "Изд-во АСТ", 2002. — С. 26].
       Сарматы от начала появления на европейской арене славились как умелые воины. Овидий, который наблюдал сарматов непосредственно в дельте Дуная, говорил о том, что  между ними нет ни одного, кто бы не носил бы лук и синих от змеиного яда стрел [Овидий, V, 7, 12-20]. О "бросающем огромное копье сармате" пишет Валерий Флакк [Флакк, "Аргонавтика", VI, 162], об их воинственности — Либаний: "народ кровожадный и посвященный Арею, который считает спокойствие за несчастье". "Сарматы не живут в городах и даже не имеют постоянных мест проживания, они вечно живут лагерем, перевозя свое имущество и богатство туда, куда привлекают их лучшие пастбища или заставляют … враги; племя воинственное, свободное, непокорное и к тому же жестокое и безжалостное, что даже женщины воюют наравне с мужчинами" [Помпоний Мела, III, 33] [см.: Ковалевская В. Б. Кавказ и аланы: Века и народы. — М.: Наука, Гл.ред.восточ.лит-ры, 1984. — С. 78-79]. Кроме того, как замечает Иордан, у сарматов был обычай носить именно германские имена [“Getica”, 58], а сарматки славились своей воинственностью и ездой верхом рядом с мужчинами [Евстафий Солунський," Комментарии "Иллиады", 1159,51 (XVIII, 514); Иоанн Цец, "История", XII, 868; Dion, "Per", 654].
       Также крылатые когорты Рима вербовались и с родственной сарматам ираноязычной Коммагены, из Каппадокии, Киликии, Понта, где глубоко пустила корни иранская религия Непобедимого Солнца Митры, памятники которой простираются с берегов Дуная через Германию до гор Шотландии. Например, автор конца IV в. Латиний Пакат Дрепаний писал: "Под вождями и знаменами римскими шел поверженный некогда враг Рима: гот, гунн и алан откликался на перекличке, стоял на страже и боялся отметки об отсутствии" [Дрепаний, 32], а епископ Синезий из Египта писал императору Константинополя Аркадию : "... Нельзя не испытывать страха, видя отряды молодых воинов, воспитанных в чужих нам норовах, которые живут своими обычаями и замишляют враждебные к нам планы ... В каждом маленьком чинном доме найдем раба-скифа ... Достойно удивления, что эти блондины-варвары, которые носят ... распущенные волосы, у одних выполняют роль прислуги, а в политическом занимают руководящие места " [Ковалевская В. Б. Кавказ и аланы: Века и народы. — М.: Наука, Гл.ред.восточ.лит-ры, 1984. — С . 96].
   Возможно, что мифологический рассказ о вторжении в соседнюю Ирландию божественного Племени богини Дану (Туата Де Дананн; валлийцяам известная мифическая семьья Дон, о которой рассказывает Четвертая ветка Мабиногион) есть ничто иное, как на самом деле экспедиция римских легионеров-сарматов.
Произошло, по нашему мнению, забвение истинного факта римско-аланськой интервенции, аналогично тому, как во времена Прокопия Кессарийского даже сами римляне не помнили, кто соорудил валы на севере Британии, а соотносили сооружение «стены» (т.е. Адрианових валов) к самим древним жителям острова, да еще, явно одалживая эти представления от новых поселенцев на острове (англо-саксов). Они определяли земли за стеной местом, где обитают души умерших, которых перевозят на кораблях с континента [Прокопий Кессарийський, "Война с готамы", VIII, 20 :42-57] [Прокопий из Кесариы. Война с готамы / Пер. С греч. Вступ.ст. З. В. Удальцовой. — М.: Изд-во АН СССР, 1950. — С. 442-444]. Тем более, что на смену Племенам богини Дану, которым они вынуждены передать власть над Ирландией, пришли "сыновья Миля", в названии которых все исследователи видят латинское miles "солдат", т.е. на смену разведывательно-колониальной экспедиции сармато-алан как наемников римлян приходят романизированные кельты.
   Сами римские легионеры были родом с берегов сарматских Дуная, Дона, Днепра и Днестра (ср. с ирл. Duine "человек"; в ведичной традиции богиня Дану является супругой парного божества Митры-Варуны и матерью Вритры — врага героя Индры). Поражает, что хотя Племена Дану и овеяны героическим ореолом и почитанием в ирландской традиции, однако налицо более ранняя позиция,  согласно которой не следует испытывать к ним никакого уважения [Рис А., Рис Б. Наследие кельтов. Древняя традиция в Ирландиы и Уэльсе / Пер . С англ. и послесл.Т.А. Михайловой. М.: Энигма, 1999. С. 33].
Обусловлено это явной чужородностью Племени богини Дану для кельтов (хотя происходящий из него Дагда считается основателем друидизма) и, наконец, поражением от партии радикальных кельтиберниев во главе с Милем. Туата Де Дананн отошли внутрь холмов (side) и волшебнвых мест (sidbrugaib). Но верховный король Племени богини Дану Мананнан (у валлийцев: Манауидан) Мак Лир (Мананнан Сын Моря) живет за морем в Емайн Аблах (Емайн Яблок), аналогичном бритскому Аваллону (возможно, имеется в виду посвященный этому королю остров Мэн). Собственно он дарит королеве Кормаку Мак Арту волшебную золотую чашу, которая, если над ней сказать три лжи, распадается на три части, а если сказать три правды, то она вновь становится целой.
       Также враждебная на землях Ирландии и родственная Племенам богини Дану группа Фир Болг ("Мешочный народ") считается сыновьями Гумойра, потомков Данауса и Грека, сыновей Понта [Предания и мифы средневековой Ирландиы / Под ред. Г. К. Косикова. Сост., Перевод , Вступ. ст. и коммент. С. В. Шкунаева. — М.: Изд-во МГУ, 1991 .— С. 235-236].
Известно, что кельты-галаты (три племени: трокмы, вольки-тектосаги, "имеющие страсть к путешествиям" и толистобоги) в Малой Азии собственно унаследовали земли, которые ранее завоевали киммерийцы и эта наследственность во владении могла отразиться в мифологичний генеалогии кельтов (Гумойр = Киммериец), а галаты времен апостола Павла вполне могли быть посредниками христианизации Кельтського мира.
 Также отряд кельтских наемников был в понтийской армии Митридата [App., Mithr, III] и считается, что именно им принадлежали ритуальный кельтський котел, найденный в кургане Садовом возле Новочеркасска, и кельтський шлем, найденный возле хутора Веселого (на Нижнем Дону) [Капошина С. И. Кельтский котел из Садового кургана у Новочеркасска // Краткие сообщения Института археологиы. — М., 1969. — 116. С. 76-79; Капошина С. И. Сарматы на Нижнем Дону // Античная история и культура Средиземноморья и Причерноморья: Сб. стт. Л.: Наука, Ленинград. отд-ние, 1968. С. 164, 166]. Также, за Приском Паннийским, значительная часть кельтских племен (амилзуры, итимары, тоносуры, войски) жила вдоль Дуная (кельт. "Данубис") в Паннонии ивдоль до северного побережья Черного моря и были истреблены только гуннамы дяди Аттилы Руи (Ругилы) в 420-х гг. (гунны и готы часто тогдашними европейскими авторами называются еще и скифами).
   В "Битве возле Маг Туиред" Племени Данну с народом фоморов (Fo-Moire), жестоким и вражеским, отождествляются скифы [Предания и мифы средневековой Ирландии / Под ред. Г. К. Косикова. Сост., перевод, вступ. ст.и коммент. С. В. Шкунаева. М.: Изд-во МГУ, 1991. С. 38], что вполне понятно из исторического противостояния сарматов (носители прохоровской культуры) и скифов (и потомков последних — носителей зарубинецкой археологической культуры). Например, Диодор Сицилийский пишет: "... Галльские народности наиболее удаляются к северу и соседние скифы настолько свирепы, что они пожирають людей; то же рассказывают и относительно бретонцев, населяющих остров Ирин (Ирландию)". Также: "... Слава об их [кельтов, — О.Г.] храбрость и варварство установилась издавна, ибо под именем киммерийцев они в прошлые времена опустошили Азию. Это они взяли Рим, разрушили храм в Дельфах, подчинили дани большую часть Европы и Азии, и в Азии, завладев землей побежденных, образовали смешанное племя галлогреков" [Diodor Sic, 1:32]. Также интересной в этом смысле становится концепция Я.Росен-Пшеворськой о скифском происхождении кельтских друидов [Rosen-Przeworska J . Tradycje celtyckie w obrzedowosci Protoslowian. — Wroclaw, 1964. — S.131-136; Казакевич Г.М. Жрецька організація стародавніх кельтів та її еволюція (ІІ т. до н.е. — І ст. н.е.): Автореф. дис. ... канд.іст.наук. — К.: Вид-во КНУ, 2004. — С.7].
   Думается, что западно-евразийська схема противостояния "киммерийцы — скифы — сарматы" была наложена как матрица на этническую историю Ирландии: Фир Болг — фоморы — племена богини Дану ина историю германцев: йотуны — ванны — ассы.
Аналогичная и, возможно, более архаична калька, имеющаяся в кавказском нартском эпоcе аланського происхождения: Алагата — Бората — Ахсартагката (последние — потомки Дзерассы, дочери владельца водного царства Донбеттира и проявляют именно тождество с сарматами-акацирамы, нанятых Римом для обороны Херсонеса от Боспора). Показательно, что у кавказких адыгов существует поговорка: "Ты не черт и не шармат, откуда ты взялся?", а в грузинском языке слово "цармати" означает "язычник", а в языках вайнахов (чечены и ингуши) словом "царьмат" называют страшного, чужого человека.
Данное наложения мифологических "матриц" осуществлено было именно сарматскими (аланскими) всадниками-легионерами, и это предание принадлежало к общему контексту посвящения (инициации) во "всадника" ("рицаря").
Как аналогично, по мнению М. Элиаде, отнесено к такой инициации само предание о Граале: "... здесь всегда присутствует мотив долгого и напряженного поиска волшебных предметов, который требует, кроме всего прочего, проникновения героя в мир иной ... В правилах допуска в группу воинов, которой руководит Артур, можно расшифровать некоторые испытания при поступлении в тайное общество типа "мужского союза" ... Многочисленные испытания, через которые проходят персонажи артуровского цикла, принадлежат к той же категории: в результате поисков герои лечат таинственную болезнь короля и, сделав это, возрождают "Опустошенную землю" или сами становятся суверенами. Известно, что функции власти связаны с ритуалом посвящения" [Элиаде М. Тайные общества: Обряды, инициациы и посвящения / Пер. с франц . — К.: София; М.: Гелиос, 2002. — С . 310-311].
 То, что Грааль неизбежно связан с девой-хранительницей (которая, даже, несмотря на некоторые возражения, тоже может"искать Грааль"), вызывает в памяти версию, базированную на археологических артефактах [Чежина Е.Ф. Уникальная надпись на раннескифской псалии из Южного Приуралья // Советская археология. — М., 1989. — № 1. — С. 261-264], а именно — отождествление амазонок, которые вернулись из Фемиксиры в Малой Азии в степи к северу от Кавказа, с сарматами (савроматами; дв.-иран. saoromant "опоясаный мечом"), которые, по Диодору Сицилийскому, переселились из Мидии к Танаису, будучи непосредственно связаны с передньоазиатськими походами скифов [Латышев В. В. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе / / Вестник древней истории . 1947. 4. С. 251]. Со скифо-сарматами и их представлениями об амазонках кельты (галаты) могли непосредственно столкнуться еще в Северном Причерноморье, когда в конце III — начале II вв. до н.э., по данным декрета Протогена, в союзе с германцами-скирами угрожали Ольвии, а соседние земли Великой Скифии были опустошены сарматами. Собственно кельтскими есть поселения Бовшив на Днестре (Ив.-Фр. обл.) и поселение возле села Залесье в устье Припяти. Следствием этих контактов явились такие археологические культуры, как зарубинецкая и Поянешты-Лукашовка.
       Однако с приходом в III ст. н.э. готов (из среды вельбарськой культуры, от западного польского Поморья до Волыни) [Буданова В. П. Готы в эпоху великого переселения народов. — М.: Наука, 1990. — 232 с.; Павленко Ю.В., Сон Н.О. Пізньоантична Тіра і ранньодержавне об"єднання візіготів // Археологія. — 1991. — № 2. С. 6-16] на землисарматских племен языгов (между Истром и Борисфеном, а далее до Дуная и Гирканского леса вплоть до Паннонии, за Плинием, IV, 80), роксоланов (между Борисфеном и Танаисом, за Страбоном, VII, 3,17, а затем в Буджаке и Молдове, за Плинием), алан (соседних язигам, за Плинием, IV, 80) и аорсов-гамаксобиев (между Борисфеном и Танаисом и Каспийским морем, за Страбоном, XI, 5,7), состоялась трансформация кельто(галато)-сарматского эпического элемента Саррас в готский эпический элемент Сар.
 Это имя Сар носил брат Аммия и Сунильды, о которых рассказывает Иордан в своей "Гетике". Сунильда (в "Вольсунга-саге": Сванхильда "Лебедь битвы") из племени росомонов была наказана за супружескую неверность (побег). Сравним с мотивом Гвиневеры-Геневеры-Гиневры-Gwenhwyfar ferch Orgyrvran "Белый призрак, дочь Оргирврана (Лодегранса)", она же Wenhaver, Guanhamara, Gvewenour, Guenievere, Guinevere, жены-изменницы короля Артура, и сравним с женой верховного короля Ирландии Эохайда Айрема очаровательной Этайн или супругой короля Конхобара Деирдре, или женой короля Марха Изольдой, или женой Финна Мак Кумаила Граин; интересно, что имена похитителей похожи: Геневеры — Модред (Медраут "Ударяющий"), Етайны — Мидер, Граины — Диармуйд О’Дуибне; "… Образ Либеди-Лебеди выступает в двух былинных циклах: о Михаиле Потике и об Иване Годиновиче, которые, по признанию исследователей, являются древнейшей частью восточнославянского эпоса. Варианты существуют разные, но основное ядро кажется достаточно очевидным. История Либеди — это история неверной женщины " [Брайчевський М. Избранные произведения: Историко-археологические студии, публицистика / 2-е изд. — К.: КМ Академия. 2002 г. — С. 101]).
Владыка готов Германарих приказал разорвать Сунильду/Сванхильду лошадьми. За это ее братья Аммий и Сар проткнули Германариху бок мечом (ср. с мотивом раны короля в предании о Граале!). В эддической "Речи Хамдира" данные персонажи известны как братья Хамдир, Серли и Эрп (последнего убивают братья, потому что он сын наложницы, а они — знатной Гудрун-Кримхильды, дочери Гьюкы-Giuka), а светловолосая Сванхильда выступает уже именно женой Йормунрека (т.е. Германариха).
Именно антропоним Сар (Серли) «… сопоставим с Птолемеевским ойконимом Saroe, лат. Saron, как называется город над Днепром (во ІІ в. — Borysthenes: ср. еще возле, над Южным Бугом, — г. Sarbakon, а ниже Сарона, возле Днепра, — г. Serimon; выразительная группа названий населенных пунктов с компонентом Sar-//Ser-). Якобы тот же корень, что и в слове «сарматы»; ср. авест. авест. sarah-, осет. saer "голова". Тогда Saron («главный»?) — это, как бы, современный Киев, находящийся ниже гг. Amadoka й Azagarion, а те, в свою очередь, — ниже «Амадокских гор» …, в основании этого комплекса … видят скифский этноним Amadokoi «сироеды» (от скиф. amaadaka «едящее сырое») … Очевидно, … что второй брат Сванхильды носит имя Аммий …, что могло бы быть сокращенным вариантом от *Амадок — «сироед» [Стрижак О.С. Етнонімія Птолемеєвої Сарматії: У пошуках Русі. - К.: Наук.думка, 1991. - С. 79].
Возможно, что этноним Амадок (известны также фракийские «амадоки») был истолкован на скифо-иранском основании, в то же время имел тот же индо-европейский базис, что и англ. hammer "молот", а таким образом, предание, засвидетельствованное Иорданом, имеет параллель с летописным преданием о Кие, Щеке и Хориве и их сестре Либеде как основателей города русов (росов) Киева. В армянской версии в «Истории Тарона» Зеноба Глака упоминаются Куар, Мелтий и Хореан, основатели городов Куар, Мелтей и Хореан в области Палуни и сыновья двух идолопоклонников-«индусов» Деметра и Гисанея, основавших, в свою очередь, в земле Тарон город Вишап и казненных по неизвестной причине царем Валаршаком. Это армянское предание о троих братьях соотнесено в хронике с временем правления византийского императора Маврикия (582-602 гг.). Интересно, что именно 602 г. датируеется разгром аварами Антского славянского союза.
Византийская повесть «Чудеса Димитрия Солунского» знает князя Кувера (другие источники называют его Кувратом), подданого Аварского каганата и князя области Срем (Хорватия), куда вынужден был переселиться с Северного Прикарпатья. В 635 г. Кувер восстал против авар и перешел на сторону византийцев, к тому же ранее он воспитывался в Константинополе и был личным другом будущего императора Ираклия. После перехода на сторону ромеев, он получил сан патрикия, в управление город Керамисий и «поле» вокруг него на левом берегу Дуная (Пелагония). Однако Кувер попытался завладеть византийской Фессалоникой, но потерпел поражение, после чего упоминания о нем в источниках исчизают.
Возможно, что в представлении последующих наследников архаический Кий-Аммий-Хамдир, строитель какого-то города («Киев»), и более близкий по времени Кувер-Куврат, строитель какого-то города на Дунае («Киевца»), отождествились. Тем более, что в практике Византии было размещать на своих границах для её охраны союзные племена. Например, император Юстиниан І пригласил в 540 г. антов заселить в качестве федератов в городе Туррисе (возле нынешнего Галаца).
Если киевское предание упоминает этноним «хорваты» (начальное, по Н.С. Антошину, "гърбаты/*gъrbъ+aty" > "хърбаты" > "хърваты", что в дако-романском произношении дало «карпы» > Карпаты), то готское предание знает именно на его месте этноним «сербы» (компонент: Сар-//Cер-//Ср-), т.е. готский и киевский рассказы отображают, соответственно, предание одного племени, но в редакции двух противоположных его частей-фратрий«сербов» и «хорватов» (и.-е. *ser-v- / *xar-v- "охранять" ~ дв.-англ. scytta "охранять" ~ этнонимы «скиты» в иранском массиве и «скотты» в кельтском, дуалами которых являются, соответственно, «готы» и «гойделы»).
Остается только открытым вопрос о том, было ли славянское предание о чаше-потире связано с кругом основателей города, поскольку чаша не упомянута в германской версии.
Но, как нам кажется, оно присутствует в иранской реминсценции о «чашни» — «ритуальной еде огнепоклонников» (она также попала в армянский язык как «чашак» — «чаша») и трансформировалось в киевском круге в образ «Пепелноголового/Седоглавого»-Аскольда (ср. с именем Лоенгрин; фр. loin gris «далеко серый», ирл. liath «серый, седой»), убитого вместе с братом-соправителем Диром (ирл. daor, фонетическое dir "раб, обреченный, осужденный" или это представитель венгерского гарнизона Дьердь-"Юрий") варягом-регентом «Хельги»-Олегом Вещим, а в куявском круге — у основателя польского государства Попеля (дв.-верх.-нем. ask "блюдо, сосуд, чаша", швед. Asker "небольшой сосуд" < дв.-сканд. askr "деревянный сосуд, лукошко, короб", "ясень" / ashr "пепел, зола" ~ слов. "ящик" / шотл. asek "корзина для пепла; small vessell; box").
 В германском круге это предание зафиксировано в «Саге о Ньяле», где «всеми чудесами Христа» уговаривает какого-то Флосси отомстить за убийство Хьёскульда («Седоглавого») его жена Хильдигунна. Этот Хьёскульд Годи Белого Мыса считался сыном Траина (!), сына Сигфуса и внука Сигвата Рыжего (его происхождение неизвестно). Убийство Траина и его сына Хьёскульда организовал Хельги, сын Ньяла и внук Торгейра Голльнира, сына Торольва. Таким образом обнаруживается параллель Аскольд/Попель = Хьёскульд, Троян = Траин, Олег = Хельги, Велес = Флосси и т.д.
Возможно, имеют резон считающие фиксирование города Киева в греческих источниках под названием «Самбатас» как обозначение кельтской христианской миссии в среде славян «Сан-Бедас» — «Священная Купель» или «Святой Источник» [Владимир Лапенков Виртуальная Русь (демон реконструкций) // http://www.litera.ru:8080/slova/lapenkov/vr.html], ранее места ритуального поклонения ираноязычных сарматов и скифов.
Общеизвестно, что римляне и ромеи не очень ориентировались в этнической разнородности западно- и центральноевропейских этносов, вышедших из черняховской (с проявлениями скифско-сарматской традиции) и пшеворской культур, разноэтнических по своему характеру.
В своё время аланы разорвали союз с гуннами, перешли в 406 г. по льду реку Рейн, заняли Северо-Западную Галлию и долины рек Луары, Роны и Аквилею, совместно с вандалами и свевами перешли в 409 г. Пиренеи, захватили Лузитанию (современная Португалия), в 412 г. перешли на сторону Рима, а в 429 г. их часть вместе с вандалами переплыла в Африку. В конце 30-х гг. V в. аланы как союзники Рима были расселены в Галлии, а после смерти Атиллы в 453 г. происходит их движение на восток — они захватывают Нижнюю Мезию и Малую Скифию (Добруджу). Именно там из их среды вышел историк Иордан, представитель аланской знати (его дед был секретарем аланского царя Кандака, а сам Иордан случил в окружении царского племянника готов).  Далее западная часть алан сохраняла византийскую ориентацию, в то время как восочные аланы (автохтоны Кавказа) меняли свои позиции зависимо от нужд момента. Восточных алан в 558-572 гг. консолидирует царь Сарозий (Сародий, Сарой, от сармат. sar- "голова", ср.с тадж. sar "голова, верх, вершина, начало", фрак. Saraparai "головорезы"; в франкоязычной среде должно было бы быть переведено как tete "голова", "вершина горы"; или антропоним имеет тот же корень, что и санскр. saras, авест. zrayah, дв.-перс. drayah, фин. sar "море", "озеро" ~ ср. с иранским мотивом о том, что семья рода сохраняется в водах священного озера-моря), государство которого охватывало верхнюю Кубань, Пятигорье и современную Балкарию и контролировала перевалы, независимые от Ирана.
Следствием деятельности Сарозия, по мнению В. Ковалевской, стало появление в концеVI и в начале VII в. Серии поселений ссистемой тщательно продуманной организации обороны — небольшие белокаменные крепости через каждые 2-3 км — вдоль всех горных долин, ведущих к перевалам [Ковалевская В.Б. Кавказ и аланы: Века и народы. - М.: Наука, Гл.ред.восточ.лит-ры, 1984. - С. 134-135].
Не касается ли первоначально Алании царя Сарозия эпическое имя царства Грааля Саррас? Не свидетельствует ли рассказ об узурпации власти в Саррасе чужеземцем о том факте, что на определенное время в 70-х гг. VI в. Алания, согласно данным Менандра, попала под политическую зависимость от тюрок (хазар) Турксанфа?
Возможно, что именно в среде пришлых тюрок произошла народная этимологизация названия Саррас (т.е. земля Сарозия) на Сарысу (тюрк. «желтая вода»; тюрк. «сары», «сарыг», монгол. «ширга», «шира», венг. sarga, япон. siroi – «желтый», чуваш. «шура» — «светлый», «сара» — «жёлтый», но дв.-япон. «сируо» — «белый» < пра-алтайск. *sir- «светлый, белый»), которое приложилось к реке на границе аланской державы Сарозия и тюрков (ныне — р. Царица, откуда — г. Царицын, ныне — Сталинград/Волгоград), а начально — между тюркским и иранским мирами. Именно на этой мифической границе — реке Сары — находится, согласно легендам, могила жены богатыря Салор-Казана Абульгази, одной из семи женщин, бывших владетельницами племени огузов. Другой богатыршей была Барчин-Салор, дочь Кармыш-бея и жена Мамыш-бея (т.е. эпического героя Алпамыша), но, однако, она погребена на Южной Саре — Сир-Дарье возле древнего Сингакаи, а её мавзолей узбеки называют «Голубая обитель Барчин» («Барчинин Кок-кесене»), хотя иногда путают и мавзолей приписывают Абульгази (по крайней мере. Так получается из синтаксиса сообщения об этом у В. Жирмунского) [Жирмунский В.М. "Китаби Коркут" и огузская эпическая традиция // Сов. востоковедение. — М., 1958. — № 4. —  С. 92-93].
Возможно, следует связывать понимание названия «Саррас» как «Желтая река» с определением последующих насельников этой территории куман как «жёлтых» (венг. palosc, рус. «половцы»). Кроме того, на левом берегу Волги присутствует и топоним Саратов (< тюрк. saratau "жолтая гора"), а на границе тюрков и славян — гидроним Жёлтые Воды.
Позже в окружении «эзотерически обеспокоенных» возникла попытка рассматривать Желтую землю (Саррас) как особое мистическое место: «… Сталинград (бывший Царицин) — сакральное место. Здесь когда-то находился сакральный центр Хазарского каганата — его державная столица, которая противостояла Руси и угрожала Европе. Гитлер знал об этом, и овладение этим стратегическим пунктом считал принципиально важным этапом в своей антиеврейской борьбе. Ведь СССР был для него новой хазарщиной, страной еврейских комиссаров. Вот почему Сталинград стал символом противостояния» [Канигін Ю. Соловецька Голгофа // Українська культура. — К., 2003. — № 8. — С. 39].
Что касается столицы Сарраса, по нашему мнению, им можно рассматривать центр притяжений Донецко-Волжского междуречья и побережья Азовского моря (Меотидского озера) еще со времен Сарматии — легендарный античный город Танаис (возле хутора Недвиговки Ростовской обл. [Книпович Т.Н. Танаис: Историко-археологическое исследование — М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1949. — 178 с.; Івченко В. Танаїс // Наука і суспільство. — К., 1979. — N3. — С. 49-50; Арсеньева Т.М., Науменко С.А. Раскопки Танаиса // Краткие сообщения Института археологии АН СССР. — М., 1987. — Вып. 191. — С. 75-82; Максименко В.Е. Савроматы и сарматы на Нижнем Дону. — Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 1983. — 224 с; Шелов Д.Б. Танаис — эллинистический город // Вестник древней истории. — М., 1989. — № 3. - С. 47-54; Герасимова М.М. К вопросу об этническом составе населения древнего Танаиса (III в. до н.э. - IV в. н.э.) // Сов.этнография. — 1971. — № 4. — С. 131-140]. Танаис принадлежал Боспорскому царству и правителем города был специальный «посланник» — «пресбевт». Возник Танаис как рыбацкое поселение, вокруг которого устраивали зимние пастбища кочевники (аналогичное происходило и на Днепре возле Камянского городища невдалике от Никополя). Согласно с легендой, упомянутой Квинтом Курцием Руфом, город основан по приказу самого Александра Македонского неким Бердой (Перидасом) по просьбе живущих там абиев, но затем сам Александр Великий построил стены Танаиса и поселил в нем военнопленных-индусов, но позже скифский вельможа Картасий захватил город [Q. Curtii Rufi, De gestis Alexandri Magni, VII, 6,11; VII, 6,28; VII, 7,1]. Географ Птолемей поместил возле устья Танаиса некие «Александровы алтари» [Geogr., III, 5,12], имея ввиду. Вероятно, знаменитый памятник Северного Приазовья «Каменную могилу».
Именно в междуречьи Дона и Днепра впервые фиксируется сарматское племя роксолан [за Страбоном, VII,3,17], а в ІІІ-Vвв.. н.э. в Танаисе произошел значительный приток нового населения с запада — носителей черняховской культуры [Античные государства Северного Причерноморья / Отв.ред. Г.А. Кошеленко, И.Т. Кругликова, В.С. Долгоруков. - М.: Наука, 1984. - С. 95], связанной с германским племенем готов. В районе Танаиса и Меотийского болота древние германские генеалогические легенды находят одну из промежуточных «прародин» германцев. Сдесь, как свидетельствуют «Космография Этика» и «Книга истории франков», состоялась вражда готов с аланами и предки франков построили город Сикамбрия, названия которого якобы означает «Мечь и лук», откуда франки и начали свой победный поход на запад [Хроники длинноволосых королей / Пер. латин., статьи и сост. Н. Горелова. - СПб.: Азбука-классика, 2004. - С.29, 30].
Также в 253 г. путем переворота в Боспорском царстве монарху Рескупориду V(240-267 гг.) был навязан в соправители представитель проготской партии Фарсанз, вследствие чего Боспор предоставил в использование готам флот для набегов на Византию и Кавказ. Первый такой морской поход в Малую Азию состоялся в 255-256 гг., а второй — в 257 г. В 262 и 263 гг. остготы с Боспора дважды нападали на Эфес, в 264 г. — на Каппадокию, в 266 г. — на Вифинию, в 267-268 гг. — на Элладу, но в 269 г. и в 275 г. были разбиты римлянами. Новый царь Боспора Тейран (276-278 гг.) добил готов и часть из них отошла на Северный Кавказ, где стала известна под именем готов-акациров (род Ахсартаг нартского эпоса). Позже император Диоклетиан нанимает готов-акациров и готов-тетракситов для защиты Херсонеса от гегемонии Боспорского царства.
Интересным в контексте даного исследования о королевстве Грааля есть тот факт, что именно в ІІ-ІІІ вв. в Танаисе, в отличие от остального Причерноморского региона, происходил бум моды на особую посуду из т.н. «пергамского круга производств» — краснолакированные чашки, тарелки и сосуды круглой формы. Сделаны они с глины желто-коричневого цвета с мелкими золотистыми блёстками слюды, образующие якобы надпись [Арсеньева Т.М. Комплекс краснолаковых сосудов II в. н.э. из Танаиса // История и культура античного мира / Отв.ред. М.М. Кобілина. — М.: Наука, 1977. — С.13-16] (как известно, на чаше/блюде Грааля можно увидеть надпись). Обобщенно северная граница распространения краснолакированной керамики очерчивается по линии Львов-Киев-Харьков-Саратов.
Также популярным религиозным культом в Танаисе был культ богини Афродиты Апатуры (покровительницы поселенцев), праздник которой связан с мифом о преследовании богини гигантами и освобождение её путём обмана (культ явно местного происхождения, ибо на время колонизации культа Афродиты ионические города не знали).
Правда, со столицей королевства Саррас можно отождествить и другой город этого же региона. Например, более вероятно, это — знаменитая Фанагория, находящаяся возле Гермонассы на берегу Таманского (Корокондамитского) залива Азовского моря в дельте реки Кубань (Антикита). Основана она в 543 г. до н.э. беглецами из малоазийского города Теоса, которые отказались подчинится персидскому царю Киру Великому [Геродот, І, 168], и к которым затем присоединились мигранты с фракийского города Абдера.
Сама Фанагория как столица азиатской части Боспора была известна экспортом вяленой рыбы и вина. Также в городе был большой храм Афродиты Апатуры, братство верующих при нем, на могилах устанавливались стеллы (самая знаменитая — стелла Агафа) с изображением богини, которые в вытянутой правой руке держат кубок с вином (канфар), а в левой — чашу (фиалу). Возле богини изображались два всадника в парадной одежде. Это, якобы, свидетельствует о сарматизации населения Боспорского царства [Десятчиков Ю.М. Катафрактарий на надгробии Афения // Сов. археология. — 1972. — № 4. — С. 71].
 Уже в III-IVвв.в Фанагории обнаруживаются христиане, а в их погребениях — краснолакированные блюда с изображением креста на дне (как правило, привезены с Карфагена) [Кропоткин В.В. Экономические связи Восточной Европы в I тысячелетии нашей эры. - М.: Наука, 1967. - С.69].
Многочисленным и органическим было в Фанагории именно сарматское население, активно воспринимающее боспорскую культуру и вместе с этим сохраняющие традиции своего этноса. Благодаря этому город стал процветающим и фактически экономической столицей Сарматии.
Во времена гуннского нашествия на Боспорское царство в 70-х гг. IVв. [Аммиан Марцелин, ХХХІ,3,1] Фанагория, Танаис и другие города были разрушены и существовали далее как небольшие поселения, но со временем Фанагория вновь возрождается как город [Шелов Д.В. Волго-Донские степи в гуннское время // Вопросы древней и средневековой археологии Восточной Европы. — М.: Наука, 1978. — С.81-88]. Далее город переходит в руки булгар, в 630-х гг. оно становится столицей Приазовской Булгарии, восставшей под руководством хана Кубрата против западных тюркютов и его затем героически в 660-х гг. защищал хан Бат-Баян, старший брат основателя балканской Болгарии хана Аспаруха. Затем Фанагория подпадает под власть Византии, Хазарии и древнерусской Тмутаракани и окончательно было уничтожено в ХІІІ в. монголо-татарами, после чего столица азиатской Сарматии уже не возрождается [Кобылина М.М. Фанагория / Отв.ред. Г.А. Кошеленко. - М.: Наука, 1989. - 127 с.].
 Именно о последнем факте превращения королевства Грааля (Сарраса) в «бесплодную землю» и рассказали в Европе, вероятно, генуэзские и венецианские колонисты Крыма и Тамани (XIII-XIV вв.). Генуэзцам принадлежало Капитанство Готия, а венецианцам — город Тана (нынешний Азов, монголо-татарский Азак). Последний затем был главным портом Золотой Орды, доходная часть которого шла на содержание личной гвардии — «кешик» великого хана, которые были преимущественно христианами-несторианами. Когда в 1395 г. Тимур овладет Таной/Азаком, то приказал вырезать всех мусульман, но пленных-христиан отпустил, часть из которых ушла в Великое Княжество Литовское. Именно в 1395 г. впервые упоминается в литовской грамоте слово «козак» в значении «свободного, освобожденного человека».
Однако еще столетие итальянские колонии в Северном Причерноморье (Матрага-Тмутаракань, Солхат-Старый Крым, Чембало-Балаклава, возле Фанагории находилось поселение итальянских евреев Джудекка/Codencha) содержали большие гарнизоны, пока не были разбиты в 1475 г. турками за союзничество с Польшей и Великой Ордой хана Ахмата. Интересно, что по некоторым версиям в генуэзской колонии в Крыму служил навигатором Христофор Колумб, официальное первое упоминание о котором датируется 1473 г., когда ему было двадцать два года и которого венецианский морской суд называет «пиратом Коломбо», находящимся на службе у анжуйского герцого Рене.
Нахождение Сарраса на берегу Азовского моря объясняет причину именования короля Грааля Королем-Рыбаком: скифы называли Азов «Рыбным озером» (Карачулак), в то время как славяне — Сурожским («синим»), арабы — Бар-аль-азов («темно-синее»). Известно, что правитель Венеции (дож республики Святого Марка) на праздник Вознесения получал легитимность во время т.н. обряда «обручения с Морем» (Sposalizio del Mare), бросая с корабля «Бучченторо» («Букентавр») в море перстень. Связано это с легендой об изгнании святыми Марком, Георгием и Николаем лодки с демонами, которые намеривались уничтожить Венецию. Аналогичный «Перстень рыбака» носит Папа Римский и украшен он изображениями апостола Петра, вытягивающего сети. 
Также, как указывает О. Прицак, после падения гуннской империи Атиллы от бывшего боспорского благосостояния остался только рыбный промысел и что правители городов Боспор и Таматарха (иудейский Семкерч) имели официальные титулы «балигчи» — «рыбак» [Пріцак О. Походження Русі: Стародавні скандинавські джерела (Крім ісландських саг). К.: Ін-т сходознавства НАНУ, 1997. Т.1. С.128].
В связи с реальными балто-иранскими контактами на Днепровском Левобережье (басейн рек Десна и Сейм; пограничье юхновской культуры и культуры зольников) [Cvetko-OrasnikV. ZuneuerenIranish-BaltoslavischenIsoglossen-Vorschlagen // Linguistica. — 1983. — N 23. — S. 175-256] есть смысл искать следы имени Саррас в балтской лексике (латыш. sargat «охранять, сторожить, хранить», sargaties «стеречься», sargs «сторож, страж»; ср. с иран. horvat "сторож, охоронець" и славянским этнонимом «хорваты»). Собствеено, по Птолемею, роксоланское племя («светлые аланы») саргатиев, рядом с просто аланами, занимают Верхнее Левобережье реки Лик (Lycus fluvius) на крайних отрогах Аланских гор (Донецкий кряж), после того, как сарматское племя языгов перешло в Прикарпатье.
Но, нам кажется, возможна и более глубокая интерпретация. Согласно с ней связанность Сарраса и с Сарагосой, и сарматами-саргатами, и царством Сарозия, и родом Сара (Саерли), и с землей Сарысу — все это были в разные исторические эпохи и в разных этнических условиях попытки народноэтимологического истолкования (и переназначения) более архаического понятия, которое имело отношение к территории Северного и Восточного Приазовья вплоть до реки Волги (Ра, Расы, Ранхи) на востоке и к Кавказским горам на юге.
Вероятнее всего, речь должна идти о хурритском языковом наследии в названии Саррас: от sarra-ssi («шарра-шши») — «царство» [Хачикян М.Л. Историко-типологический анализ эламского, хурритского и урартского языков: Параллели и расхождения // История и языки Древнего Востока: Памяти И.М. Дьяконова. - СПб.: Петербургское Востоковедение, 2002. - С.321].
Аналог магической чаши Грааль есть у непосредственных языковых наследников алан —  осетин, в их эпических легендах о нартах (казан Амонг рода Алагата), а отсюда — в их абхазскую версию о чаше Вадзамакят [Дюмезиль Ж. Скифы и нарты / Сокр.перев. с франц. Послесл. В.И. Абаева. - М.: Наука, Гл.ред.восточ.лит., 1990. - С. 179]. Как установил В. Петрук, название казана у абхазов является искаженным осетинским (W)ac(y)among — "Вацамонг" ("Обнаруживающая (чаша)»), считая, что греки также неверно передали название как Эксампай — «Священные пути» (компонент «пай» аналогичен принесенному аланами в французский язык слову pays – «страна, местность» [Петрук В. Велика Скіфія - Оукраїна. — К.: Спалах, 2001. — С. 24-25]; возможно, также ираноязычные скифы истолковали начальное название, которое О.Трубачев реконструировал как индоарийское a-ksama-payas «непригодная река» [Трубачев О.Н. Indoarica в Северном Причерноморье. — М.: Наука, 1999. - С. 62-63] (согласно преданию, казан скифского царя Арианта помещен был возле источника притоки Гиппаниса, вода которой непригодна для питья). Как говорится в нартской легенде, вследствии спора за овладение казаном нарт Сасрыква (Сосруко, Сослан) скинул его с горы и он разбился, а с семян винограда, что были на его дне, родилась волшебная виноградная лоза (кабардинская версия легенды рассказывает о том, как герой, будучи на пиру у небесных духов, сбрасывает на землю сосуд с волшебным вином) [Дюмезиль Ж. Скифы и нарты / Сокр.перев. с франц. Послесл. В.И. Абаева. - М.: Наука, Гл.ред.восточ.лит., 1990. - С. 180-181]. В этой связи интересным является факт, что кабардино-черкесским названием города Кисловодск есть Нарцане, т.е. «напиток нартов», где кабард. «сане» — «напиток», адыг. «сане» — «вино», черкес. «сане» — «смородина», что соотноситься со славянской мифологической рекой Смородиной, на мосту через которую герой вступает в бой с чудищем.

Комментарии

Олег Гуцуляк аватар

Развалины сгоревшего дворца

Развалины сгоревшего дворца древнего царя Митридата VI Евпатора обнаружили археологи на Таманском полуострове, на месте древнего города Фанагория. На пепелище также найдены кошельки с монетами, битая, но хорошо сохранившаяся, посуда. «Найденные монеты — это не клад, это брошенные кошельки, убегавших от огня и насилия членов семьи царя, его придворных», — сообщил журналистам руководитель таманской экспедиции Владимир Кузнецов.

Олег Гуцуляк, Директор Института стратегического анализа нарративных систем (ИСАНС), http://www.narratif.narod.ru Главный редактор журнала "La Nazione Eurazia - Ucrania" http://www.lne-ua.narod.ru
Лев Каждан аватар

Т.е.Митридат был

Т.е.Митридат был украинцем?Оказывается Марий и Сулла воевали с самостыйной-незалэжной.Нобелевскую за историческое открытие.Впрочем говорят и Гомер тоже из Ваших.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Гомер из Симпсонов

Гомер из Симпсонов