*Революционная народно-социалистическая «бюндиш»-альтернатива (1920 - 1930 гг.)*

В Веймарской Германии 1920-х годов наряду с разнообразными правоориентированными группами, искавшими наиболее радикальный выход из  сложившейся кризисной ситуации, были весьма активны юношеские союзы и организации, собирательно именуемые «бюндиш» (bundisch). Самыми  популярными среди них были, конечно же, «Wandervogel» («Перелётные птицы»), культурно-просветительские и туристические группы и клубы  немецкой и немецкоязычной молодёжи, появившиеся в конце XIX столетия. Годы спустя какие-то из этих групп влились в ряды революционных  национал-социалистов и присоединились к антинацистскому «Чёрному Фронту» Отто Штрассера, другие стали национал-большевиками, а кто-то  рискнул заняться партийным строительством и как-то повлиять на жизнь в стране, хотя и без особого успеха, ибо конкурировать с массовыми  милитаристскими группами, куда входили бойцы из «фрайкоров», гитлеровской НСДАП и коммунистами-тельмановцами было непросто.
Быстро политизировавшаяся «бюндиш» молодёжь Германии стремилась собственными руками построить достойное национальное будущее, где  социалистические идеалы должны были стать главенствующими и где народ был бы навсегда избавлен от буржуазно-капиталистической тирании  и иностранной оккупации. Оригинальный «бюндиш»-социализм, бывший неотъемлемой частью их идеологической платформы, предлагал свой  вариант «немецкого социализма» и своё видение принципов социальной справедливости. Частично в нём было нечто схожее с «солдатским  социализмом» военизированных союзов, объединявших солдат-фронтовиков и прочих патриотов-военных. Несмотря на отдельные идейные  различия, обе эти версии социализма опирались, прежде всего, на соборную идею народной общности — Volksgemeinschaft. «Солдатский  социализм» выражал взгляды недавних фронтовиков, вернувшихся домой с апокалиптических полей сражений Первой Мировой войны в  разорённую, нищую и захваченную неприятелем страну. Это было единение братьев по оружию и товарищество, проверенное боями и «окопной  правдой». «Бюндиш»-социализм был более дерзким, оптимистичным, почвенным и юным. Он основывался на романтических странствиях  молодёжи по землям Германии, живом общении с простым народом из глубинки и искреннем, не омрачённом никакими невзгодами, чувстве  дружбы.
Постепенно «бюндиш»-социализм стал меняться и приобретать хорошо узнаваемые очертания революционного национал-социализма. Он стал  выступать за частичную или полную национализацию средств производства в пользу немецкой автаркии. Как и фёлькише (volkisch)-национализм,  он сосредоточился на защите народной души, но резко отверг пангерманский империалистический реваншизм, на который делал ставку Гитлер и  его партия. «Бюндиш»-социалисты заявили, что защищать нужно независимость не только немецкого, но и других порабощённых Западом народов.  Они выступили против дикой капиталистической эксплуатации и покровительствовавшей ей бюрократически-полицейской диктатуры, позднее  сполна воплотившейся в победившем нацизме. Популистской демагогии гитлеровцев оппоненты-«бюндиш» противопоставили демократическую и  народную конституцию истинного, не подкупленного никакими трескуче-громогласными призывами и лозунгами, Volksgemeinschaft. Только новый  социально-экономический порядок органического «немецкого социализма» мог положить конец капитализму, религиозно и нравственно-духовно  возродить общество и сдержать натиск антитрадиционного и потребительского материализма. Капиталистическая система, тесно связанный с её  прибылями военно-промышленный комплекс и порочная «бюрократическая анархия», ставшая существом гитлеровского государства, заменялись  более продуманной и эффективной социалистической реорганизацией экономики. Строжайшее, централизованное, не допускающее никакой  безответственности, планирование должно было полностью удовлетворить все народные потребности, сломать власть могущественной машины  Капитала, перераспределить крупную сельскохозяйственную собственность и национализировать основные отрасли промышленности. Другая  инициатива — создание кооперативов во всех областях экономической деятельности. Здесь, несомненно, сказывались симпатии к  большевистской Советской России, чей опыт изучался и сопоставлялся с германским, и знакомство с ленинским кооперативным планом.
Вскоре после известных событий 1933 года «бюндиш»-социалисты, которых не затронул террор нацистов и которых не поглотили гитлеровские  организации, уходят в подполье или отправляются в эмиграцию. Глава «Чёрного Фронта» Отто Штрассер, покинувший Германию, поднял вопрос о  необходимости создания «ring bundischer Jugend» («кольца бюндиш-молодёжи»), вовлечённого в объединённый антифашистский фронт немецких и  европейских национал-революционеров против Гитлера. В Париже издавался журнал «Frei Deutsche Jugend» («Свободная Немецкая Молодёжь»),  курировавшийся коммунистами и носивший название молодёжной «бюндиш»-группы, существовавшей с 1913 по 1923 год. «Бюндиш»-инициативы  деятельно поддерживал оппозиционер и национал-большевик Карл Отто Петель, редактировавший «Schriften der Jungen Nation» («Письма Юной  Нации») и «Blatter der Sozialistischen Nation» («Листки Социалистической Нации»). Эти издания нелегально распространяли в Германии «бюндиш»  активисты, участники антифашистского Сопротивления. «Бюндиш»-социалистический путь развития Германии, каким бы он ни был романтическим  и утопическим, мог бы избавить её от многих бед и спасти миллионы и миллионы человеческих жизней, но история, не склонная к  сентиментальности, распорядилась иначе, швырнув через несколько лет фанатичных юнцов из «Гитлерюгенд» в траншеи Второй Мировой войны.         

Подготовлено Алексеем Ильиновым по материалам Интернета