*Рамиро Ледесма Рамос — возвращение Мятежного Конкистадора*

Рамиро Ледесма Рамос, бесспорно, является одной из самых неординарных и сложных радикальных фигур в бурлящем потоке европейской  политической жизни 1930-х годов, когда шла яростная борьба идей, претендующих, не много не мало, на всемирность. И, тем не менее, его  основные философские, политические и литературно-художественные работы и его насыщенная событиями биография проанализированы  частично и столь же фрагментарно исследованы, хотя и здесь есть некоторые позитивные достижения. Объективно и добросовестно подошёл к  этой теме исследователь Мануэль Пастор (Manuel Pastor). То же можно сказать и о превосходных работах Сантьяго Монтеро Диаса (Santiago  Montero Diaz), Хуана Апарисио (Juan Aparicio) и Эмилиано Агуадо (Emiliano Aguado). Другим значимым событием было факсимильное издание,  дополненное вступительной статьёй, главного идейно-теоретического журнала революционных национал-синдикалистов «La Conquista del Estado»  («Завоевание государства»). В 1968 году была запоздало переиздана небезызвестная работа Рамиро Ледесмы «Fascismo en Espana?» («Фашизм в  Испании?»), где автор под псевдонимом Роберто Лансас (Roberto Lanzas) критиковал позицию экс-соратника, лидера Испанской Фаланги Хосе  Антонио Примо де Риверы. В начале 1980-х годов было издано ещё одно немаловажное сочинение — «Discurso a las Juventudes de Espana»  («Послание молодёжи Испании»). Остальные эссе и философские труды Рамиро Ледесмы были также опубликованы со временем. Меньше всего  повезло его чрезвычайно любопытным и стилистически необычным рассказам и романам — «El vacio» («Пустота»), «El joven suicida» («Молодой  самоубийца»), «El sello de la muerte» («Печать смерти») и «El fracaso de Eva» («Неудача Евы»), которые далеко не сразу нашли дорогу к читателю,  хотя именно в них экстравагантность характера талантливого молодого испанского интеллектуала раскрывается особенно ярко.
Политическая публицистика 1934-1935 годов — это уже новый этап общественного активизма Рамиро Ледесмы Рамоса после редактирования и  издания «Завоевания государства», где была подробно изложена платформа самобытного «фашизма слева», чьи базовые пункты формировались  не без влияния, собственно, раннего пролетарско-социалистического итальянского фашизма и германского национал-социализма с уклоном опять  же «влево». Годами ранее, в 1931-м, создаются Хунты Национал-Синдикалистского Наступления (ХОНС) (Juntas de Ofensiva Nacional-Sindicalista (JONS)), чьи  образность, символика и идеология вполне соответствовали духу своего взрывного времени — соборный лозунг «Una, Grande у Libre!» («Единая,  Великая и Свободная!»), концепция социально-корпоративного Нового Государства — Nuevo Estado, красно-чёрное знамя с Стрелами и Ярмом,  антибуржуазность, антипартийность, сакрализация насилия, революционный синдикализм, иерархия, аграрная революция, имперский  национализм, биполярность марксизм/фашизм и проч. Тогда же происходит сначала слияние, а затем, после идейных разногласий, и разрыв ХОНС  с Испанской Фалангой. Ведётся весьма оживлённый диалог с другими политическими группами и организациями — левыми анархо-синдикалистами  и контрреволюционерами из журнала «Accion Espanola» («Испанское Действие»). С практически-организационной точки зрения этот период крайне  интересен, поскольку представители самых разных группировок, некоторые из которых были убеждёнными противниками, не только  договаривались друг с другом, но даже сотрудничали. Однако, по мнению Сантьяго Монтеро Диаса, в поздних сочинениях Рамиро Ледесмы, чья  деятельность сконцентрировалась преимущественно на политической практике со всеми её недостатками и труднопреодолимыми препятствиями,  уже не было прежней новизны, ибо теорию, которой было предостаточно, нужно было как-то тестировать и воплощать. Тринидад Ледесма (Trinidad  Ledesma) замечает, что где-то «символически» он даже повлиял на авторитарную модель франкистского государства, которое, как известно,  Рамиро Ледесму сильно «недолюбливало» и постаралось о нём забыть. Концептуально основы испанского Нового Государства действительно  сформулировали Хосе Антонио Примо де Ривера, Онесимо Редондо и особенно Рамиро Ледесма Рамос. Каудильо, правда, последнего никак не  вспоминал добрым словом.
Гибель Рамиро Ледесмы в 1936 году свела на нет его «лево-фашистские» и даже «национал-большевистские», как их определяют новейшие  рамиристы и хонсисты (например, Хуан-Антонио Йопарт и ассоциация «Alternativa Europea»), альтернативы. Франкистское право-консервативное  государство воспользовалось динамикой фашизма совсем иначе, бездарно лишив его левого и социалистического содержания и превратив в  унылый старческий контрреволюционный антикоммунизм, в котором революционерам-рамиристам уже не было места. 

Подготовлено Алексеем Ильиновым по материалам статьи Raul Morodo «El fascismo de «izquierda» de Ledesma Ramos» на сайте  http://www.ramiroledesma.com

Комментарии

Ребята, Александр

Ребята, Александр Владимирович Елисеев нас весьма плотно пиарит - http://a-eliseev.livejournal.com/1293764.html Стало быть труды мои переводческие и труд Михаила, что перевёл статью о Дионисио Ридруэхо (и её Елисеев очень даже отметил), не напрасны. Арриба, Евразийская Христианская Фаланга! Арриба, Imperium Internum!

А из материалов сайта

А из материалов сайта http://www.ramiroledesma.com выясняется, что, оказывается, название позднего издания хонсистов «Nuestra Revoluciоn» было взято у... Владимира Ильича Ленина, которого, как тут выяснилось, Рамиро Ледесма Рамос очень даже почитывал наряду с дядюшкой Троцким. Далее, он был реально сторонником стратегического союза революционных марксистов и революционных фашистов. То есть не было такого уж безусловно-непримиримого разделения между «фашистами» и «коммунистами». С анархо-синдикалистской Национальной Конфедерацией Труда хонсисты всё время сотрудничали и сотрудничество это не прерывали. «Генеральский заговор» франкистов Рамиро Ледесма резко осудил, но и либерал-социалистическое правительство Второй Республики упрекал за излишнюю мягкотелость и конформизм.
Так что последовательный хонсист и рамирист — это неизбежно национал-большевик и революционный национал-социалист. Серп и Молот + Меч и Молот + Стрелы и Ярмо = Христианский Народно-Социалистический Фалангизм XXI века. Смерть тупорылой правой/ право-либеральной реакции, шлюшке буржуазии, капиталистов и олигархов!
 

Mahtalcar аватар

Леволиберальной тоже смерть!

Леволиберальной тоже смерть!

Вот потому, Макс, Рамиро

Вот потому, Макс, Рамиро Ледесма одинаково критиковал как заговорщиков-франкистов (которых, в том числе, и гаденькая «англичанка» курировала), так и социал-либералов. Национал-большевизм хонсистов-рамиристов, допускавший союз с коммунистами-сталинистами и всеми национальными левыми, был нещадно задушен Франко и его окружением. Так что да — одинаково мерзостен правый дебил-реакционер, прислуживающий всяким там «пиночетам» и иже с ними, так и совсем уж софт-лефт-пидорок, гнусавящий чего-то там про «права и свободы». В принципе, реакционеры и софт-либерасты очень даже могут спеться. Те же «непримиримые белячки» поддержали же Ельцина и потом восторженно радовались расстрелу Белого Дома в октябре 1993 года?
Рамиро Ледесма Рамос — это та КРАСНО-ЧЁРНАЯ ИДЕЯ, которая неизбежно своей революционной «краснотой» и «чернотой» пугает тех псевдо-«левых», которые предали КРАСНУЮ ИДЕЮ и превратились в «розовато-голубых» ублюдков, которых нужно бить нещадно нацбольскими (как и «рамиристскими» тоже) ботинками. ARRIBA J.O.N.S.!

Mahtalcar аватар

Так западная

Так западная социал-демократия, которая является одной из двух правящих партий во всех европейских странах, а в некоторых и десятилетиями преобладает (кстати, в том числе в Испании и Португалии!) - и есть тот самый "еврокоммунизм", обслуживающий интересы космополитического капитала! Либеральное лицо левачества! Пражско-парижское, так сказать!