Павел Флоренский. Костромская сторона (1905)

Деды отшедшие! – Деды священнослужители!

Тесной толпой шегудятся богов ваших образы,

Нитью серебряной звонкою тянете вглубь, к тайнодействиям.

Слышатся гимны священные. Клубами ладана

С синими лентами тянется дымное кружево.

Отзвуки службы идут торжествующе-праздничной,

В шёпоте листьев – бряцанья кадил огнепышащих.

Свещник сияет янтарных свечей хороводами;

Ветра духанье пройдёт, - и закапают слёзы восковые,

Волны доносятся духа медвяного.

Вспомнить стараюсь я, деды, моленья печали и радости,

Вспомнить хочу шелест свитков и речи священные,

Вспомнить напрасно влекусь я слова боговещные,

Временем стёртые.

Тщетно усилие, деды. В какие-то дали безбрежные,

Тщетно, тоскуя, стремлюсь; ноет сердце тоской беспредельною.

Тщетно вы маните в рощи, в дубравы дубовые,

Ветер напрасно колышет брадами зелёными, старыми.

***

На мой взгляд, одно из немногих удачных стихотворений Флоренского. Как раз в тему примордиального Православия, которое передаётся на генном уровне. Вообще, в письмах Розанову Флоренский очень точно писал про костромскую землю, про её великую тайну, про особенности костромского характера. Потому и Артания. Потому и Ипатьевский монастырь. Потому и...

Добавлю ещё строки из черновиков Флоренского, не вошедшие в стихотворение:

Призраки в ладане ныне встают мне умершие.

Вами задача встаёт в голове разрешённая:

Мифы и саги, легенды, преданья священные…

Деды отшедшие, предки кочевники,

Что-то далёкое, что-то далёко-неясное, милое

Тянет к скитаньям в равнине, чуть утренней дымкой задёрнутой…

Иь мне мерещатся пляски в дубравах священные,

Жрицы, плавно плывущие по лугу…

Любопытны переклички с Миролюбовым - певцом наших скифских кочевых предков. Вплоть до образа деда с зелёной бородой.

"А был в те времена старик один, он был Дед из Дедов, самый старый, самый древний, всем дедам дед" (Сказ Захарихи про тот свет)

И из Велесовой книги: "И тогда впервые поставили славяне мольбище в городе ином Киеве, который также назывался Киев. И около него мы поселились в лесах дубовых. И там лесовики на ветвях колыхаться начали, и бороды у них хмелем утыканы, и волосы в травах. И листы зелёные и водоросли они использовали для того, чтобы истыкивать ими бороды".

Вот я и подумал, уж не имеет ли какое-либо отношение Флоренский к ВК? Он такие вещи любил, а если взять последний абзац, то буквально для каждого предложения найдётся соответствие и у Флоренского... А может, просто генетическая память общая...