Олег Фомин: О ТРАДИЦИОНАЛИЗМЕ

             Традиционализм — радикальная авангардно-консервативная идеология, рассматривающая историю бытия, в том числе и бытия политического, в оптике противостояния Традиции и Модерна. При этом сам Т. не сводится ни к той, ни к другому, являясь реакцией Традиции на Модерн, а стало быть, формой по отношению к обоим. В последнее время в России возникла предрасположенность отождествления Т. с правым изводом Постмодерна (отрицание отрицания как утверждение). Однако, если для второй половины XX — начала XXI вв. это сближение верно, то по отношению к предшествующей истории Т. такое сопоставление неоправданно.
            С точки зрения самого Т., последний возможен только в западном мире, поскольку Традиция на Западе утрачена.
            Философия Т. исходит из идеи «порчи времени». Последняя, согласно Т., происходит постоянно. Впрочем, различные авторы-традиционалисты подчас указывают более или менее точное время, когда Модерн восторжествовал над Традицией: окончание Средневековья (Генон), начало Просвещения (Головин), Собор 1666 г. (Дугин), Великая французская революция (де Местр).
            Исторически первыми традиционалистами, поднявшимися на волне романтической реакции, как отклик на вызов Великой французской революции, принято называть Жозефа де Местра (1753–1821), Луи Бональда (1754–1840), Доносо Кортеса (1809–1853). Их труды в основном характерны критикой идеи народа-соверена, апологетикой монархического государственного устройства, католицизма, патриархальности. Иногда пытаются сблизить с Т. французский эзотеризм XIX века, прежде всего таких авторов, как Фабр д`Оливе (1767–1825) и Сент-Ив д`Альвейдр (1842–1909), писавших о Провидении в истории, а также о синархической модели государственности (совластие Пророка, Жреца и Царя).             Русскими прототрадиционалистами часто называют Льва Тихомирова (1852–1943) и Константина Леонтьева (1831–1891), апологетов русского самодержавия, которое они разводили с сатрапией и абсолютизмом. В их трудах заметны радикальные нотки, которые затем будут характерны для немецких консервативных революционеров первой половины XX в. (Шпенглер, Шмитт, Юнгер, ван дер Брук и т.п.), часто сближавшихся с Т.
            При всей этой богатой предыстории Т. основателем последнего принято считать Рене-Жан-Мари-Жозефа Генона (1883–1951), прошедшего сложный личный религиозный путь от католичества через гностическую церковь и масонерию к мистическому исламу. В трудах Рене Генона Традиция предстает как нечеловеческий принцип, передающийся человеку (от лат. trado — «передаю») от Божества и транслирующийся затем от одних полномочных представителей Традиции к другим по цепи приемственности. Т. Генона парадоксально объединяет политику и онтологию, результатом чего становится онтологизация политики. При этом сам Генон остается исключительно на позициях критики современного мира и его проявлений, таких, как прогресс, эволюция, эгалитаризм, демократия (при всей неприязни Генона к Аристотелю, демократия, согласно последнему, является логическим абсурдом, поскольку субъект не может выступать по отношению к самому себе объектом), рынок, а также более частных явлений, известных как рационализм, гуманизм, интуитивизм, рынок и т.д. Для Генона борьба с Модерном невозможна, поскольку он представляет собой объективные условия бытия. Генон никогда не призывал к тому или иному конфессиональному выбору. Т., с точки зрения Генона, предполагает лишь императив к выбору аутентичной традиции, согласующейся с культурным происхождением инициирующегося. Свой собственный исламский выбор объяснял исключительно личными способностями и склонностями.
            Ученик Рене Генона, Юлиус Эвола (1898–1974), напротив, настаивал на необходимости не только констатации «кризиса современного мира», но и «восстания против современного мира». В этом он был сходен с консервативными революционерами. Поэтому неслучайно, что он сблизился в какое-то время с итальянскими фашистами, впрочем, оказался последними не понят, отвергнут и даже написал критическую книгу «Фашизм с точки зрения правых».             В академической науке ярчайшим представителем школы Т. является выходец из Румынии Мирча Элиаде (1907–1986). Элиаде легитимизировал Т. в глазах научной общественности, придав ей академический статус. Именно Элиаде считается основоположником современной истории религии. Дружил с Корнелию Кодряну, основателем «Железной Гвардии», из-за чего подвергался либеральным репрессиям. К академическому Т. можно также причислить Матжиои, Ананду Кумарасвами, Анри Корбена, Фритьофа Шюона и т.п.
            Последователи научного генонизма, такие, как Жан Бьес (православный), Клаудио Мутти (исламист), Ален де Бенуа (неопаганист), под влиянием эволаизма политизировали Т., приведя его к наиболее радикальным формам.
            В Советском Союзе генонизм распространился в 70-е гг., благодаря философам и переводчикам Юрию Стефанову и Евгению Головину, в эзотерическо-философском кружке «Южинского переулка» (помимо названных — Юрий Мамлеев, Гейдар Джемаль и Александр Дугин).
            В лице Александра Дугина, руководителя Международного евразийского движения, Т. был усложнен, будучи введенным в контекст других идеологических течений, таких, как консервативная революция, национал-большевизм, новая правая, новая левая, постмодернизм, постструктурализм. На данный момент в России выходит три традиционалистских альманаха — «Элементы», «Бронзовый Век» и «Волшебная Гора», пропагандирующих идеи Генона — Эволы — Элиаде.

Олег Фомин, главный редактор альманаха «Бронзовый Век», портала www.vekovka.ru

Комментарии

-

Давно искал нечто подобное. Нашел тут. Очень благодарен! Даниил Коваленко