Олег Фомин: МИФ О АРТАНИИ. Метафизика Золотого Кольца России

    Думается, настала пора, наконец, подытожить, всё то главное, что мы писали несколько лет подряд о Артании. Статья эта готовилась для «Элементов», но не пошла там по соображениям, которые нам стали явными лишь теперь. Тема Артании, представляющаяся в первом приближении «узконационально направленной» в какой-то момент оказалась вредной, поскольку оранжевые силы внутри России переключились на поддержку «коричневых». Чтобы расшатать зачатки новой государственности, лучшего и не придумать. Сепаратизм государствообразующей нации от самой себя — самая опасная форма сепаратизма. Наряду с финно-угорским сепаратизмом, затрагивающим основы наших земель, стал развиваться сепаратизм петербургский и новгородский, апеллирующий к разрушительной для русского духа «вечевой демократии». Стоило повеять сепаратизмом, как тут же выстроилась вереница акторов, готовых действовать в этом направлении. У всех еще до сих пор на слуху веб-демарши американских коллаборационистов с национал-сатанистским уклоном, навроде крокодилопоклонников.
    Однако сейчас ситуация несколько выравнялась. Стало очевидным, что оранжевая революция не пройдет ни по первому, либеральному, ни по второму, националистическому, сценарию. Всё, может быть, складывается не так, как мы ожидали. Но во всяком случае, настоящая статья больше не составляет никакой опасности и мы безо всяких угрызений совести можем ее опубликовать.

    Арабские и персидские источники VIII–X вв. сообщают, что у тогдашних русов было три центра расселения или, возможно, государственности — Куяба, Славия и Артания. Относительно первых двух академические историки сходятся во мнении: Куяба это Киев, а Славия — скорее всего Словенск, предшественник Великого Новгорода. Что касается Артании, споры о ее локализации ведутся уже 200 лет. Артанию искали в предгорьях Карпат, на о. Рюген, на Дону, в Мордвинской Эрзе, в Пермском крае, в междуречьи Оки и Волги, и даже в Сибири! Под конец религиовед и культуролог В.Я. Петрухин высказал гипотезу о мифологичности объекта, о проекции тернерного мифа на дескриптивную средневековую историографию (Петрухин В.Я. «Три “центра” Руси. Фольклорные истоки и историческия традиция». В сборнике «Художественный язык средневековья»).
    Артания — миф, «извлекаемый» из имени. Фонетическую основу здесь представляет индо-европейский корень *rt — *tr, выражающий идею старшинства, центра, откуда исходит свет, полюса, и в то же время вращения вокруг этого полюса (что олицетворяется коловратом, свастикой). Подробно рассматривали этот корень в его модификациях Герман Вирт и Николай Марр. У последнего, в «Этапах яфетической теории», четыре протокорня представлены как сар (модификация *tr), бен, ёл, рош (модификация *rt). Таким образом, архетипически имя Артания может быть прочитано как Срединная земля, Световая земля. Подобное прочтение, впрочем, не мешает искать в Зенд-Авесте, где Арта — отвлеченное понятие, — а возможно, и божество, — Правда, Правь. Для скандинавских языков Артания — паронимический аттрактант Гардарики, Страны Городов. Можно обратиться к финно-угорским диалектам, как А.М. Карасик («К вопросу о третьем центре Древней Руси»), производящий Артания от tanyaместо, логово, родина и örзащищенный, огражденный или ört — крепость, сторож. Таким образом, по Карасику, Артания — «страна на запоре», страна, «куда никого не пускают». Бросается в глаза сходство имени Артания с греческими топонимами Аркадия и Арктика, то есть Страна медведя, Медведия (о полярной символике этого зверя писал Рене Генон в своих «Символах священной науки»). Историк А.Н. Карсанов, ссылаясь на лингвиста В.И. Абаева, делает вывод: «в основе интересующего нас названия третьей группы русов лежит иранское слово: arša (скифо-сарм.), areša (авест.), ars (осет.) — ‘медведь’, Αρσυηται — “медвежатники” или “почитающие медведя”» («К вопросу о трех группах русов»). Все эти значения не противоречат друг другу, все они части единого логосно-именного мифа.
    Источником разномнений о Артании послужили крайне скупые и сбивчивые сообщения хорасанских географов. Прежде всего сообщение Аль-Балхи («Книга видов земли»). А также сообщения Масуди, Истахри, Идриси, Ибн-Даста и т.д., где либо напрямую говорится про Артанию, либо вообще про русов, но то же самое, что про русов-арса.
О чем идет здесь речь? Русы-арса — третий «разряд» русов. Живут они на острове три дня пути в ширину и в длину (следовательно, остров круглый?). Красят бороды в черный, желтый и красный цвета. Никого в свою страну не пускают. А тех, кто проникает к ним — убивают. Русы спускаются вниз по Волге на кораблях, торгуют, но никому ничего не сообщают ни о себе, ни о своих товарах. Называют себя христианами, при этом над царем у них стоят знахари (волхвы?), приносящие человеческие жертвы.
    Академическая наука уже давно отошла от жесткой необходимости искать остров русов где-нибудь в Черном, Каспийском, Азовском или Балтийском морях, прийдя к заключению, что речь могла идти о речном острове, то есть междуречье. Часть исследователей настаивала на локализации Артании в междуречье Оки и Волги (Золотое Кольцо России) и нам удалось найти прямое подтверждение этой гипотезы, когда мы волею судеб ознакомились с легендой, имеющей хождение в мещерском крае. Согласно легенде, некогда эти края именовались Артанией, а правили ею три брата, три царя-волхва: Касым, Кадм и Ермус. Все три имени объясняют местную топонимику: Касимов, Кадом и Ермишь (есть также урочище Ермус — между Вековкой и Гусем-Хрустальным).
    Однако с сакрально-фонетической точки зрения эти имена следует рассматривать как совпадающие по значению с именем покровителя священных наук — Гермеса. В древне-русских источниках, равно как и в иконографии, мы встречаемся с написанием Ермий, Ермес, Еруми. Кадм также один из любимых героев мифо-герметических повествований. Эжен Канселье, ученик загадочного адепта Фулканелли, в своей работе «Золотое Руно» (входит в сборник «Алхимия») раскрывает алхимическое значение этого образа. Собственно, Кадм и его жена Гармония в конце жизни превратились в двух змей на гермесовом кадуцее (слово происходит от Кадм). Что касается Касыма, то это, безусловно, мифологическая экспликация истории, отсылающая нас к сюжету об основании города Касимова (прежде именовавшегося Городец Мещерский) казанским царевичем Касимом, бежавшим со своим братом на Русь от зверств третьего брата. Древний герметический миф наложился на историческую легенду и произошло их взаимопроникновение.
Что до царей-волхвов, то на Руси они были почитаемы издревле. В частности, хорошо известна западно-русская, пропитанная духом карпатской мифологии, «Повесть о трех королях-волхвах», дошедшая до нас в списке XV века. И судя по всему, повесть не является буквальным переводом легенды о трех святых царях, записанной Иоанном Хильдесхаймским.
    В связи со сказанным стоило бы отметить, что Масуди пишет о трех горах в славянских землях, где цари или мудрецы построили священные сооружения. Одна из гор названа Черной, на ней находится идол Сатурна, разгребающего кости мертвецов из могил, а также изображения черных воронов и негроидов. На другой — здание с преобладанием желтого и красного цветов, а также золота. О цвете здания, находящегося на «одной из высоких гор в мире» не сказано ничего, но подчеркивается, что это древняя обсерватория. У лужицких сербов три горы называются — гора ?orny bóh, гора Prašica, гора Biely bóh. А.П. Ковалевский показал, что сообщение Масуди о домах славян восходит к труду арабского астролога IX в. Абу Машара, то есть обнаружил алхимический символизм сообщения Масуди, символизм, разобранный более подробно в нашей книге «Священная Артания».
    Кто были насельники этих трех «философских обителей»? Уж не наши ли цари-волхвы? По меньшей мере, здесь следовало бы говорить о символическом соответствии.
    Но задуемся о том, что такое вообще царь-волхв. Разве можно одновременно принадлежать к двум «сословиям»? Есть иерархия, порядок. Кшатрий не может быть выше брахмана. Если он кшатрий, то он уже не брахман. А если он брахман, то никак не кшатрий. Однако в Бхагавата-пуране говорится о том, что все люди во времена Золотого века принадлежали к варне хамса (букв.: гусь), и были одинаково способны для любого дела. Впоследствии эти цари-жрецы селились в центре города и владычествовали над остальными варнами. Во времена Железного века хамса постепенно полностью перешли на духовный план. Никаких упоминаний о хамса как о варне мы больше нигде не найдем. Непонимание этого вопроса или незнакомство с настоящим текстом (хотя в это трудно поверить) как раз в свое время и послужило предметом спора между Геноном и Эволой.
    Если же мы отождествим Артанию арабских сказаний и русских легенд с междуречьем Оки и Волги, то выяснится, что перед нами пусть и неправильной формы, однако все-таки круг. И в самом низу этого круга, где как раз и распространена легенда о трех царях-волхвах, находится город Касимов (на Оке), а неподалеку — Гусь-Железный (на реке Гусь). Выше по течению реки находится Гусь-Парахино, а еще выше — Гусь-Хрустальный. Все это до чрезвычайности любопытно, особенно учитывая то, что река имеет форму руны madr или man, напоминающей гусиную лапку.
    Дело в том, что в герметике гусь или гусыня — обозначение Философского Камня на его различных стадиях. Стало быть, путь от Гуся-Железного до Гуся-Хрустального может быть прочитан как рецепт трансмутации черного вещества через черную золу в твердое тело.
    Гусь-Железный и Гусь-Хрустальный — названия крайне поздние. Сами же эти города возникли во второй половине XVIII в. Постройку гусевского хрустального завода начинали купцы Мальцовы. А в низовьях Гуся обосновались железные заводчики Баташовы. Андрей Родионович Баташов, масон и рудознатец, велел вырыть под усадьбой подземелья, где проводил какие-то зловещие эксперименты. Впоследствии подземелья были им затоплены. От времен Баташова сохранилась колокольня в селе Погост с герметическими скульптурами. И еще несколько архитектурно-ландшафтных деталей такого же свойства. Деталей, заставляющих вспомнить о безумном аббате Беранже Соньере, превратившем окрестности пиреннейского городка Ренн-ле-Шато в своего рода инициатическую карту.
    В целом, топонимика, архитектурные памятники и легенды междуречья Оки и Волги — Золотого Кольца России — наводят на мысль о том, что перед нами своего рода «книга», написанная логосами. А пергаментом послужили ландшафты, судьбы, архитектура. «Чтение» этой «книги» дает нам ключи от понимания русского пространства и русского мифа. Мы только что прочли вслух всего несколько страниц из этой книги. Но что-то подобное можно было бы сказать и о Плесе, и о Костроме, и о Юрьеве-Польском, и о Муроме, и о Романове-Борисоглебске.
    Что касается позднего названия этих мест — Золотое Кольцо России — то не стоит ли его воспринимать как причудливую игру логосов, помогающую воцариться буквальной истине вопреки хаотическим волнам истории-меона? Ответ на этот вопрос, однако, знает разве что Красное-на-Волге, старинный ювелирный центр на северном экстремуме Артании, куда можно доплыть — из нижней точки круга русских рек, минуя Гусь-Железный и Гусь-Хрустальный, — только в пору весеннего половодья, примерно в апреле.

Олег Фомин,
главный редактор портала "Артания"

Комментарии

А кто такие коричнивые?

А кто такие коричнивые?