О Салиме и Мелхисекдеке

 

Вопрос о чине Мелхиселека и его традиционном значении, был довольно подробно рассмотрен в лекции В. Карпца "Царь мира". Пора рассмотреть историческую конкретику, касающуюся этого образа.

Теперь, после того как мы рассмотрели концептуальные данные, предоставленные нам Традицией, можно перейти к исторической конкретике времен Мелхиседека. Из Священного Писания известно, что Завет с народами семитского происхождения был заключен Богом через Авраама, их прародителя. Но среди других народов он существовал задолго до времен Авраама. В книге Бытия рассказывается о том, как Аврам, возвращаясь после победы над Кедорлаомером; встретил в числе прочих Мельхиседека, царя Салима, который вынес ему хлеб и вино, и благословил, сказав: «благословен Аврам от Бога Всевышнего, Владыки неба и земли; и благословен Бог Всевышний, Который предал врагов твоих в руки твои (Быт 14:18-20)». После чего Аврам дал Мельхиседеку десятую часть всей военной добычи, а именно такой размер дани был положен иудейским жрецам - левитам в более поздние времена. Причем Аврам отдал десятину «Царю Праведности» до того, как Бог заключил с ним Завет (после чего к его имени был добавлен еще один звук [a]). Дионисий Ареопагит («Об ангелах») определенно ставит Мелхиседека в число служителей Истинного Бога: «Вспомним о Мелхиседеке иерархе, любезнейшем Богу, иерархе не ложных богов, но истинного, Высочайшего Бога. Ибо Богомудрые мужи непросто назвали Мелхиседека только другом Божиим, но и иереем, дабы чрез то прозорливым яснее показать, что Мелхиседек не только сам был обращен к истинному Богу, но и других, как иерарх, руководствовал на путь к истинному и единому Божеству».

По-существу прародитель семитских племен принимает из рук Мехиседека то, что называется ныне «артосом» (от греческого αρτος, «квасной хлеб»), который подается верующим во время пасхального богослужения вместе с освященным елеем (оливковым маслом) и вином. Это событие воспринимается в христианстве как прообраз евхаристического таинства, в котором хлеб и вино прелагаются  к Телу и Крови Христовой. В настоящее время артос вместе с другими приношениями служат неким утешением для тех, кто по каким-либо причинам не может подойти к таинству Причастия.

Мелхиседек, исповедуя «истинного, Высочайшего Бога» принадлежал к той же священной традиции, о которой св. Епифаний Кирпский (V в. по Р.Х.) говорит как об изначальной: «Первозданный Адам… знал Бога Отца и Сына и Святаго Духа, потому что был пророк. /…/ Ни обрезания не имел, ни идолов не чествовал, напротив того обнаруживал в себе черты христианства. Так разуметь должно и об Авеле, и о Сифе... и о Ное, и об Евере, до Авраама. Были же тогда…, благочестие и нечестие, вера и неверие, – вера сохраняла на себе образ христианства, и неверие имело черты нечестия и беззакония, и было противно естественному закону». В Писании город этого древнего иерусалимского правителя, упомянут под кратким названием Салима. В той же форме название города встречается иногда в русской народной поэзии. Например, в духовном стихе «Сон Богородицы» где рассказывается о пророческих снах Пресвятой Девы, в самом его начале упоминается Салим: «Мати-мати, Мать Божия, Мария Пресвятая! / Где ты, мати, ночи ночевала? / «Ночевала я в городе Салиме, / Во Божией во церкви за престолом…».


Некогда, в глубокой древности, Сирия, где находился древний Салим (в котором Мелхиседек был царем и священником), была частью единого культурного круга, включавшего Древнюю Эгеиду, Ближний Восток и Малую Азию. Этот круг представлял собой крайнюю, юго-восточную область расселения носителей мегалитической культуры, пришедших в Средиземноморье из Северной Атлантики.


Название Салима созвучно названию народа, входившего некогда в союз Троянских племен, известного из древнегреческой мифологии, как «солимы» (σολυμοι). Хотя Гомер и называет их народом «славным» и «знаменитым» (Илиада, VI, 184, 204), но, к сожалению, кроме названия о них почти ничего неизвестно. Скудные упоминания античных авторов содержат лишь генеологическую легенду: они считались потомками Ария – Ареса (микенский A-re-me-ne), и первоначально были очень воинственным племенем, а затем превратились в миролюбивых земледельцев. Это впрочем, почти совсем ничего не добавляет к характеристике данного племени, поскольку арийское происхождение и первоначальная воинственность, свойственна многим народам древности. Потомками того же прародителя считали себя германцы (от бога Ирмина), кельты (от первого гаэльского правителя Ирландии – Эремона), индо-иранцы (от бога Арьямана, в имени которого на санскрите звучит идея «дружественности» или «гостеприимства»), армяне (от
сказочного прсонажа – «солнечного ребенка», Арэваманука) – т.е. того же самого персонажа что предстает в русской сказке под именем Еремы.
Немного известно и о локализации царства солимов. Геродот (а вслед за ним и большинство античных авторов) помещает солимов на юго-западе Малой Азии: «Страна, где ныне обитают ликийцы, в древности звалась Милиадой, а жители ее именовались солимами» («История» I, 173). Однако древнейший текст Гомера (Одиссея, V, 283-284), где впервые упомянуты солимы, и где рассказывается о Посейдоне, возвращающемся на Олимп (т.е. в Элладу) из Африки («от эфиопов»), когда он «издалека», «с Солимских гор» заметил переплывающего море Одиссея, позволяет предполагать и другую географическую локализацию этого племени. Упомянутыми там «Солимскими горами» вполне, и с еще большей вероятностью, могут оказаться Ливанские горы Северной Палестины. И в этом случае подтверждается правота тех информаторов, на которых ссылается Тацит, говоря о солимах «которые основали Иеросолиму (Hierosolyma), назвав ее по имени своего племени» («История» V, 2). Кстати говоря, именно в транкрипции «Иеросолимъ» (через [o]) название этого города засвидетельствовано в древнерусской традиции. В данном случае само произношение подчеркивает этимологию: не от непонятного еврейского произношения Йерушалаим, которое пытаются невнятно связать с двойственным числом древнесемитского слова означающего мир («шалем» с окончанием «-аим»), а от греческих Ιερος и Σολυμα – «Великая Солима /город солимов/». В похожей на греческое ιερος форме, слово «великий» мы встречаем и в других европейских языках: ср. немецкое gros, итальянское grande, английское great и т.д. По-видимому, солимы принадлежали к той же языковой группе, что и пеласги, оказавшие существенное влияние на становление древнегреческого языка. И поэтому предположение Тацита, об этимологии
названия Йерушалаима, как искаженного семитского произношения словосочетания «Великая Солима», более чем вероятно.
Если мы примем приведенную выше этимологию, то само название города подскажет нам решение проблемы о двойственности географической локализации солимов, которые связываются как с Малой Азией, так и одновременно и с Ближним Востоком. Определение «великий» представляет собой типичную для индоевропейцев особенность топонимики, которая возникает если и не всегда, то очень часто, при переносе старых исконных названий, на области нового расселения. Причем эта особенность прослеживается на протяжении всей истории: от глубокой древности и вплоть до Нового времени. В качестве иллюстрации можно привести древний Словенск из Ипатьевской летописи и Новгород, называемый в ней «Великим градом»; раннесредневековое определение Русской Земли, в узком значении Среднего Поднепровья, которое позднее превращается в Малороссию, и Великороссию, включающую в себя совсем другие территории; сравнительно небольшую Бретань, расположенную во Франции и Великобританию; Скандинавскую Швецию и Великую Швецию, примерно совпадающую у Снорри
Стрлуссона с Русской равниной и т.д. Все это позволяет, и при отсутствии прямых указаний письменных истоников, сделать предположение о случившемся некогда переселении солимов из Малой Азии на Ближний Восток, и о создании ими на этой новой территории своего более могущественного и обширного государства.
К проблеме, касающейся исконного населения этой «империи» и ее исторической судьбе следует еще вернется ниже. Пока же укажем, что вопрос о царе Салимаа напрмую связян с вопросом о других «внешних мудрецах», которые наряду с солимским царем Мелхиседеком, были причастны к благодати Святаго Духа.


Источник: http://putyamiavstrazii.ru

Комментарии

"В данном случае само

"В данном случае само произношение подчеркивает этимологию: не от непонятного еврейского произношения Йерушалаим, которое пытаются невнятно связать с двойственным числом древнесемитского слова означающего мир («шалем» с окончанием «-аим»), а от греческих Ιερος и Σολυμα – «Великая Солима /город солимов/».
это очень странное утверждение... Название центра древнеиудейской традиции (как и любой другой- первичной) никак не может происходить из чуждого языка. В случае Пятикнижия и Корана- таких слов\заимствований не обнаруживается...
Кроме того,Семитский корень с-л-м имеет принципиальное значение для герменефтики как минимум книг Моисея. Происхождение Иерусалима от древнегреческого- сильно не правдоподобно...
Пойдя по "греческому пути" Вы мало чего объяснили... По симитскому- еврейско\арабскому пути можно (нужно) понять очень много, если не все:
- корень с-л-м в арабском (в т.ч. и доисламском) является основой следующих значений и соответствующих им семействам слов: целый\мирный\здоровый; ведро; укус змеи; лестница (из нагромаждения камней)
(Словарь Боранова, и, напр., Белов А. "Сравнительно-истор. аспект многозначн. в корнесловии араб. яз")

. Лестница имеет прямое отношение к имени Суламита из Песнь Песней, впрочем как и змея (и сосуд для воды)... Кроме того, к Якобу (др.евр. преткновение), который созерцал лестницу во сне, положив голову на камень...
Далее, Сирия изначально называлась Шем. араб. значение слова Дух, обоняние и т.п., а также РОДИНКА.
При частом переходе Ш в С СЕМ-араб. "имя".
Корень с-л-м- основа слова ислам от слова исм-имя (Исмаил- предок арабов).
Шем    евр.  тоже имя: слово используется в строке "Построим себе имя ("ШЕМ") о Вавилонской Башне... Шем имеет и значение Башни. Тут уместна тема места  Принцессы (Бабел на евр.- смешение), охраняемой змеем. МАГДАЛина от туда же...
"Хотя Гомер и называет их народом «славным» и «знаменитым» (Илиада, VI, 184, 204), но, к сожалению, кроме названия о них почти ничего неизвестно. Скудные упоминания античных авторов содержат лишь генеологическую легенду: они считались потомками Ария – Ареса (микенский A-re-me-ne),"
почему не известно?
Персидский Ариман (Темное божество) пишется идентично (на фарси, разумеется) как Армения, столицей которой является Ереван- Эребуни от др.гр. (как индоевроп.) Эреб- Тьма.  Они воевали на стороне Троянцев, которые в свою очередь являются (Приам) предками Марии из Магдалы (см. подробнее у Карпца).
Если все это правильно осмыслить, то выходит, что Салим- нечто связанное с Солнцем, Огнем, Мощью Духа, Тьмой (в персидском миропонимании, а также в еврейском, где Змея была символом тьмы, как и дракон всех Принцесс, черных\темных, но прекрасных), а также со словами Якова -"Страшно место Сие. Это Дом Бога".
Но это страшный дом Бога подчинялся Царю Мелки-Седеку... который был первосвященник Бога Всевышнего- Метатрон...
На земле место ,где этот Великий Дух подчинится Богу Всевышнему и его Первосвященнику (а более он никому не подчиняется) назван Иерусалим .
йод-реш-алиф (- иера) означает СТРЕЛА (а также кАпать, бросать, учить), а салим- целый, завершенный.
Все эти лингвистические трофеи складываются в одно сообщение...
 

λογοζ νοθοζ (h)

Александр Иванов аватар

В данном слкчае важна Священна и стория.

 

 

    Мы вплотную подошли к рассмотрению вопроса о национальном происхождении Девы Марии, который долгое время оставался «закрытым» по вполне понятным причинам. Дело в том, что причисление Совершенного человека к определенному народу может послужить сильным психологическим поводом к переносу качеств этого человека на весь народ, и как следствие вызвать противную христианскому духу гордыню среди представителей этого племени, а в представителях других наций равно нехристианское чувство зависти и непомерной ревности. И насколько бы универсальной и общезначимой ни была историческая и духовная роль этой личности, всегда найдутся те, кто будет пытаться превознести над остальными тот народ, без которого «ничего бы не было». Но кроме этой, так сказать лежащей на поверхности, психологической причины, в ветхозаветные времена  существовали и более глубокие основания, укорененные в самой метафизике. Священномученик Игнатий Богоносец говорит: «От князя века сего сокровенно было девство Марии, Ее рождение, также и смерть Господня: три громкие таинства, которые совершились в тишине Божией». В соответствии с этим мы можем сказать, что и род Пресвятой Девы – это тайна, хранимая до осуществления Спасения мира, как от людей, так и от врага человеческого.

     Следует сказать, что особенности самой постановки этого вопроса существенно разнятся в различных теологических системах. Она значительно усложняется в современной западной церкви, нововведенным догматом о непорочном зачатии Богородицы. Если признать правоту этого утверждения, то сама Дева Мария становится Богочеловеком, дублируя Христа и делая излишним Его рождение. Это безусловно противоречит важнейшим христианским догматам сформулированным отцами Семи Вселенских Соборов, а вопрос о Совершенном человеке переносится на мать Богородицы и ее род, и т.о. отодвигается еще на одно поколение, вводя дополнительные проблемы согласования Священного Писания и устным Преданием церкви. С другой стороны существует ересь монофизитов, где Богочеловек превращается в некое подобие индуистского аватара. Здесь вопрос о национальной происхождении Девы Марии вообще теряет всякий смысл. Ведь если, как они утверждают, человеческая природа Христа была полностью поглощена и нивелирована Его Божеством, то Сын Божий и Его мать не имеют никакой общей части, и вопрос о Совершенном человеке просто снимается в виду ничтожности своего значения.

    Если же мы будем основывать свои размышления на фундаменте православной догматики, где Христос мыслится как совершенный Бого-человек (т.е. как совершенный Бог и совершенный человек во всей его полноте), то будем вынуждены признать, что как и любой человек Он имел не только человеческое тело, но и душу с присущей ей человеческой волей, которые он получил через свою мать – Деву Марию. Также мы должны признать и то, что Богородица не могла быть лишена качества присущего любому человеку, а именно происхождения от вполне определенного племени. Следует однако осознавать, что это «национальное происхождение» в приложении к Богородице все-же имеет некоторые уникальные аспекты: как Совершенный человек, Она преодолевает национальность, становясь уже от самого своего рождения представительницей «рода христианского», т.е. восстановленного изначального народа. Вопрос о «народности», правомерен здесь в той мере, в какой Богородица является наиболее чистой в качественном отношении частью того национального субстрата, к которому принадлежали Ее родители. Поэтому, остерегаясь слов «национальная принадлежность», мы говорим здесь именно «о национальном происхождении».

    Иоанн Дамаскин (VII в. по Р.Х.) в своем «Точном изложении православной веры» (2, XIV) на основании родословных Христа, представленных в Евангелиях от Матфея (1:1-17) и от Луки (3:23-38), где Его род возводится к царю Давиду (по Иосифу Обручнику, мужу Марии), говорит что Богородица происходит от рода царя Давида, поскольку по словам святого: «Надобно знать, что ни у евреев, ни в божественном Писании не было обычая вести родословную женщин; но был закон, чтобы одно колено не брало жен из другого колена (Числ. 36, 7). Иосиф же, происходя из колена Давидова и будучи праведен (об этом в похвалу ему свидетельствует божественное Евангелие), не обручился бы противозаконно со святою Девою, если бы она не происходила из того же самого колена. Поэтому (для евангелистов) было достаточно показать происхождение (одного) Иосифа».188 188 Далее Иоанн Дамаскин поясняет причину противоречия между родословными, представленными у Матфея и у Луки: «Надобно знать еще и то, что был закон, по которому, если муж умирал бездетным, брат его должен был вступить в брак с женою умершего и восставить семя брату своему (Втор. 25, 5). Поэтому то, что рождалось, по естеству принадлежало, конечно, второму, т. е. родившему; по закону же — умершему. Итак, Левий, происшедший из племени Нафана, сына Давидова, родил Мелхия и Панфира. Панфир родил (сына), названного Варпанфиром. Этот Варпанфир родил Иоакима. Иоаким родил Святую Богородицу. Матфан же, (происшедший) из племени Соломона, сына Давидова, имел жену, от которой родил Иакова. После того, как Матфан умер, Мелхий из племени Нафана, сын Левия, брат же Панфира, вступил в брак с женою Матфана, матерью Иакова, и родил от нее Илия. Итак, Иаков и Илий оказались братьями по матери: Иаков из племени Соломона, Илий же из племени Нафана. Илий, происходивший из племени Нафанова, умер бездетным; жену его взял за себя Иаков, брат его, происходивший из племени Соломона и восставил семя брату своему и родил Исида. Итак, Иосиф по естеству есть сын Иакова, из рода Соломонова; а по закону — сын Илия, из рода Нафанова».

     Об этом же говорит и Иоанн Златоуст (IV в. по Р.Х.): «У иудеев не позволялось брать жену не только из другого колена, но и из другого рода или племени. Поэтому, приложим ли мы слова: от дому и отечеству Давидова к Деве, сказанное остается несомненным; приложим ли к Иосифу, сказанное о нем будет относиться и к Деве. Если Иосиф был из дома и отечества Давидова, то взял жену не из иного рода, а из того же, из которого происходил и сам. Но что, скажешь ты, если он нарушил закон? Евангелист предупредил и это возражение, засвидетельствовав, что Иосиф был праведен, так что, зная его добродетель, ты можешь быть уверен и в том, что он не нарушил бы закона». (Толкование на святого евангелиста Матфея, Беседа II).

   В полном согласии с ними и Иероним Стридонтский (IV в. по Р.Х.) в своем толковании на Евангелие от Матфея пишет: «Прилежный читатель станет допытываться и скажет: "Так как Иосиф не был отцом, то какое отношение к Господу имеет порядок родов, доведенный до Иосифа?" Такому мы прежде всего ответим, что обычаю Писаний не свойственно, чтобы в родословие вводился ряд женщин. Затем, Иосиф и Мария были от одного колена, поэтому согласно предписанию закона он должен был принять ее как близкую родственницу и быть записанным вместе с ней в Вифлееме, потому что они были происходящими из одного и того же колена».

    Т.о. утверждение о праведности Иосифа, как о достаточном основании для того, чтобы заключать о происхождении Марии из колена к которому принадлежал царь Давид – это не частное мнение одного человека, но общепринятая точка зрения Святых отцов Православной церкви. Личная святость толкователей Писания и их полное согласие, взятые вместе, говорят о том, что в данном случае мы можем не допускать сомнений в истинности приведенного утверждения.

    В Священном Предании и церковных песнопениях родители Девы Марии зовутся «Святые праведные Богоотцы Иоаким и Анна». Их память в православной церкви  приходится на 9 сентября по старому или 22 сентября по новому стилю.

   В согласии с другими отцами церкви св. Иоанн Дамаскин в трактате «Точное изложение православной веры» о родословии Иоакима говорит следующее: «Итак, Левий, происшедший из племени Нафана, сына Давидова, родил Мелхия и Панфира. Панфир родил (сына), названного Варпанфиром. Этот Варпанфир родил Иоакима. Иоаким родил Святую Богородицу». Т.е. он считает Иоакима потомком царя  Давида, происходящим из Иудина колена.

    Согласно общепринятому Преданию Православной церкви Анна была младшей дочерью священника Матфана. Иногда добавляется, что ее мать Мария также как и Иоаким, происходила из колена Иудина, но это для нас несущественно. У Матфана были еще две дочери – старшая Мария и средняя София (или Совия). Первой вышла замуж старшая дочь и родила Саломию – мать св. апостолов Иоанна и Иакова. Дочерью Софии была Елизавета, которая будучи выдана замуж за священника Захарию стала матерью Иоанна Крестителя. Эти данные предания косвенно подтверждаются Евангелием от Луки (1, 36), где Елизавета, о которой прямо говорится, что она происходит от священнического рода «дщерей Аароновых», зовется «южикой», т.е. родственницей Марии. В рассмотрении нашего вопроса решающее значение имеет то, что Анна по мужской линии принадлежала к священническому роду, и это также можно принимать, как установленный факт, поскольку, исходя из того, что мы уже сказали о ее родственнице Елизавете, он находит подтверждение и в св. Писании и в Предании церкви.

    По аналогии с праведностью Иосифа, который не мог позволить себе взять жену из другого колена, и именно в силу этой своей праведности, мы можем сказать, что точно такие же обязательства праведность накладывала и на Иоакима.

    В современном богословии существует мнение что, смысл запрета на браки между разными коленами, о котором идет речь в Книге Чисел (Чис.36:6-7), подразумевает невозможность перехода земельных наделов  от одного колена к другому.189 189 «Вот что заповедует Господь о дочерях Салпаадовых: они могут быть женами тех, кто понравится глазам их, только должны быть женами в племени колена отца своего, чтобы удел сынов Израилевых не переходил из колена в колено; ибо каждый из сынов Израилевых должен быть привязан к уделу колена отцов своих…» (Чис.36:6-7)./ Об этом, в частности, профессор Лопухин А.П. писал следующее: «Недвижимое имущество считалось неотъемлемою собственностью всего колена, а в своих частях – собственностью племен или семейств в колене. Отсюда право наследства естественно ограничивалось этими общественными единицами, за пределы которых ода не могло переходить. Так как земельные наделы при разделе земли по жребию были розданы "по числу имен" лиц мужского пола и получили их имена, чтобы под этими именами переходить из рода в род, то естественными наследниками этих наделов, по смерти владетеля, являются его сыновья как носители его имени и хранители его рода».190 190 Лопухин А.П., Законодательство Моисея. Суд над Иисусом Христом. Вавилонский царь правды Аммураби / под редакцией и с предисловием профессора В.А. Томсинова. – М., Зерцало, 2005. Если это действительно так, то тогда это ограничение существовало только для такой невесты, которая при отсутствии братьев была наследницей (Чис. 26: 53-56); но и в этом случае оно должно быть актуальным для праведной Анны, поскольку у ее отца Матфана не было сыновей.

    Хотя еще раз подчеркнем, что святые отцы, мнения которых мы привели выше, придерживаются иного мнения и однозначно настаивают на необходимости безусловного выполнения этой заповеди в среде древних изралитян и в их числе иудеев, в том что касается сохранения праведности по Закону. 

    Следует заметить, что св. Григорий Богослов, который был современником св. Иоанна Златоуста, и считал что «…Христос возводится к царям и по матери, и… по мнимому отцу», все же в своем «Родословии Христа» говорит: «Возвещая Богоподобной Марии о рождении Предтечи великого Света, обеих матерей [Марию и Елизавету – А.И.] возвел он [ангел – А.И.] к великому Аарону». При этом он не указывает, через кого именно Дева Мария была причастна к родам Левия и Иуды, однако считает это «двойное» родство вполне вероятным, поскольку, как он говорит далее:  «Колена были [не только] разделены, но и смешивались многократно. Еще в древности дочь великого Аарона ввела в знаменитый свой дом Наассона; а он был шестым от Иуды. После же, когда ассирийским оружием [был] истреблен город, и все потрясено владычеством Вавилонян, не строго уже соблюдалась несмешиваемость колен».191 191 Творенія иже во святыхъ отца нашего Григорія Богослова, Архіепископа Константинопольскаго. Томъ II. — СПб.: Издательство П. П. Сойкина, 1910./ На первый взгляд может показаться, что он входит в противоречие с теми святыми отцами, мнение которых было приведено выше. Однако, если мы внимательно прочтем приведенный отрывок, то сможем легко заметить, что св. Григорий, подобно евангелистам, просто обходит стороной вопрос о родословии богоотцов Иоакима и Анны, и находит обоснование словам ангела в родословной самого Иосифа Обручника, а именно наличия в ней женщин из рода Аарона. При этом он вовсе не утверждает праведности тех, кто не выполнял установления Закона.

    Если сейчас мы соединим оба этих утверждения – праведность Богоотцов и происхождение Анны из рода Левия и Аарона, то придем к выводу о невозможности хотя бы одного из них. Поскольку получается, что Иоаким (на праведности которого настаивает Священное Предание и святые отцы), поступил неправедно и нарушил установления закона, обручась с Анной, поскольку сам он происходил от колена Иуды, а его жена от колена Левия. Оставаясь в рамках ортодоксии, мы не можем поставить под сомнение ни правоту Богодухновенного Евангелия, ни сведения известные из Предания церкви. Т.е мы не можем обвинить Иоакима в неправедности, равно как и не можем приписать его жене Анне другое происхождение.

    Похоже, что и для святых отцов, мнение которых были приведены выше, этого противоречия не существовало, хотя они предпочли не приводить дополнительных пояснений, поскольку было еще не время для разрешения этого противоречия. Что скрыватся в этом «было еще не время» следует еще продумать; но то, что сегодня этот вопрос вновь решительно встает перед нами, говорит о необходимости его разрешения.

     Итак, единственным объяснением того, как Иоаким и Анна могли принадлежать к разным коленам и при этом сохранить свою праведность по закону, может послужить только предоложение о том, что они были прозелитами. Другими словами о том, что не будучи евреями по рождению, они вошли в ветхозаветную традицию Израиля уже будучи в зрелом возрасте, и уже состоя в браке друг с другом, легитимность которого не ставилась под сомнение иудейским законом. Обряд принятия прозелитов, т.н. «гиюр» обязательно включал наречение еврейским именем, а возможно и причисление к коленам Израиля, и как бы усыновление (удочерение) прозелита в полной мере, включая его (ее) принадлежность к народу Израиля. По существу принятие ветхозаветной традиции Израиля – это принятие еврейства, т.е. принятие новой для прозелита национальности в самом прямом смысле. Необходимый для прозелитов «отказ от родителей», о котором нам известно из сообщения Тацита («История» V, 5), закономерно предполагал получение новых инициатических отца и матери, происходящих непосредственно от иудеев или левитов.192 192 «Те, что сами перешли к ним /иудеям – А.И./, тоже соблюдают все эти законы, но считаются принятыми в число иудеев лишь после того, как […] откажутся от родителей, детей и братьев». Цитата по изд.: Корнелий Тацит. Сочинения в двух томах. Том второй. "История". Научно-изд. центр "Ладомир", М., 1993. Правда этот немыслимый по «закону совести» поступок, навряд ли можно приписать праведным родителям Божьей Матери, и возможно, оправданием для них может послужить предположение о том, что решение о вхождении в ветхозаветную традицию Израиля, они приняли будучи уже в преклонном возрасте, не имея живых кровных родственников. Эта обрядовое установление, в обновленном смысле христианского вероучения сохраняется, как традиция крестных отца и матери, воспроизводимая в инициатическом обряде крещения.  

    Насколько известно автору, нет каких-либо надежных свидетельств, которые бы как-либо объясняли появление традиции крестных отца и матери. В лучшем случае приводятся доводы его комплиментарности  православной традиции, непротиворечивости догматам и установлениям, соответствии общему духу Божественного Откровения, зафиксированному в св. Писании и св. Предании церкви. Смысл этого обрядового установления понятен и объяснялся многократно, потому расшифровывать его здесь не имеет смысла, а вот исторические свидетельства, которые фиксировали как-либо установление этого обряда остаются неизвестными. Существует мнение, что таинство крещения было создано по образцу иудейского обряда принятия прозелитов, т.н. гиюра. Основанием для такого утверждения служит допущение о том, что также как евхаристическое таинство – есть исполнение символического смысла, содержащегося в пасхальном иудейском обряде; так и крещение – это исполнение символического ветхозаветного ритуала принятия в прозелиты. И если омовение в микве – это предначертательное изображение окунания в купели христианского таинства; то в соответствие с этим и традиция крестных отца и матери должна иметь некое соответствие в ветхозаветном ритуале. В рамках современного иудаизма крестного отца и мать можно сопоставить с той ортодоксальной еврейской семьей, к которой как-бы подшефный присоединяется гер или гийорет (мужчина или женщина желающие стать иудеями), и где они проводят шабаты  и другие праздники, обучаясь иудейским ритуалам, и которая в некотором смысле является гарантом духовного возрастания прозелита. Сопоставив эту семью с т.н. «кватерами» в обряде обрезания у современных евреев, которые вносят ребенка в помещение где предполагается проведение обряда, и в роли которых выступает подруга жены и ее муж; а также самую почетную должность «сандака», на коленях которого выполняется обрезание младенца, и который чаще является дедом ребенка; можно думать, что шефство над прозелитом – это редуцированная форма прямого усыновления (или удочерения) прозелита, которая ранее существовала как некий институт новых отца и матери.

    Редукция данной традиции, лишение ее обязательного инициатического характера, и приобретение ею сугубо практического смысла обучения ритуалу, легко объяснима историческим развитием самого иудаизма от активного прозелитизма на грани христианской эры, к очень сдержанному отношению в средневековый и современный периоды. Если накануне начала нового летоисчисления, при Хасмонеях, в иудаизм переходили (насильственно) целые народы; то в последующие времена (исключая разве что хазар) – это были единичные случаи. И при этом сами евреи осознавали себя уже не как одно из колен потомков Израиля, т.е. часть народа, некий израильский субэтнос; а как сугубо иудейскую общность и полноценный народ. Но ситуация накануне Первого Пришествия Христова, была еще иной. То, что после переселения изралитян при ассирийском царе Тиглатпаласаре III (к этому мы еще вернемся ниже) некоторые представители «десяти потерянных колен» еще проживали в Палестине во времена Христа,  видно из слов Евангелия о Сретении, когда в храме вместе с Симеоном Богоприимцем «бе Анна пророчица, дщи Фануилева, от колена Асирова» (Лк. 2: 36).

    Если мы попытаемся осмыслить оба этих отличия современного иудаизма от древней традиции ветхозаветного Израиля в свете трансформации обряда принятия прозелитов, то должны будем отметить две особенности современного иудаизма, отличающие его то ветхозаветной традиции Израиля. Во-первых, причисление к отдельным коленам Израиля стало невозможным в силу их исчезновения; а во-вторых, настороженное отношение к герам, и нежелание принятия прозелитов, зафиксированное в словах мидраша Ялкут Шимони («Гер до двадцати четырёх поколений может вернуться к прежнему состоянию») заставило несколько дистанцировать принимающмих иудаизм неевреев и считать их только детьми Авраама, а не Иакова-Израиля, всвязи с чем мужчину называют «такой-то, сын Авраама-авину (нашего праотца)», а женщину – «такая-то, дочь Авраама-авину» (а не «дочь Сары»). И наконец, в третьих универсальное свойство диссолюции сакрального в мире, привело к окончательному забвению священного характера «отцовства» и «материнства» по отношению к герам и превращению традиции крестных отца и матери в сугубо утилитарный инструмент обучения ритуалу.

    В противоположность современному положению дел, недвусмысленное свидетельство о том, что практика принятия прозелитов была широко распространена накануне Пришествия Христова, мы находим, например, у Иосифа Флавия в «Иудейских древностях»: «Затем Гиркан взял идумейские города Адару и Мариссу и, подчинив своей власти всех идумеян, позволил им оставаться в стране, но лишь с условием, чтобы они приняли обрезание и стали жить по законам иудейским. Идумеяне действительно из любви к отчизне приняли обряд обрезания и построили вообще всю свою жизнь по иудейскому образцу. С этого самого времени они совершенно стали иудеями» (13: 9,1). В том же сочинении ниже рассказывается об обращении в иудейскую веру итурейцев: «…[Аристобул] выказывал себя другом греков, но зато он оказал и большие услуги своему отечеству, ведя войну с Итуреей и присоединив значительную часть этой страны к Иудее, причем принудил тех из итурейцев, которые захотели остаться в своей области, принять обрезание и жить по законам иудейским» (13: 11,3). В число прозелитов включались не только представители покоренных народов, но и высокопоставленные фигуры Римской империи: прозелитом был, например, двоюродный брат императора Домициана и его жена, также родственница Домициана.193 193 В тот же год [95 год] вместе со многими другими убил Домитиан и консула Флавия Клемента, хотя тот доводился ему двоюродным [братом] и женат был на его родственнице Флавии Домитилле, – оба были обвинены в безбожии. За это же самое были осуждены и иные многие, уклонившиеся в иудейские правила, и одних казнили смертию, у других же отняли имение («Римская история» LXVII, 14, 1-3).

   То, что Иоаким и Анна были причислены к царскому и священническому коленам Израиля, косвенно может говорить об их царском достоинстве в своем народе, а точнее о принадлежности к царско-священническому роду. Как известно такое средоточие мирской и духовной власти в одном лице свойственно многим народам (но не иудеям!), в том числе и имеющим индоевропейское происхождение, – вспомним хотя бы «царей-волхвов» из христианских преданий.194 194  Сами иудеи также сомневаются в еврейских корнях Христа: Талмуд называет Его Иошуа бен Пандира, т.е. сыном римского легионера по имени (или прозвищу) Пантера. О том же, критикуя христианство, как бы от имени иудея, говорит и Цельс: «Он [Иисус] родился в иудейской деревне от местной женщины, нищей пряхи; уличенная в прелюбодеянии, она была выгнана своим мужем, плотником по ремеслу. Она была уличена в прелюбодеянии и родила от какого-то солдата, по имени Пантера». В признании за Девой Марией иудейских корней просматривается явное желание представить Христа как нелучшего представителя еврейского народа: мол, тот кого вы считаете Сыном Божьим – это всего лишь человек из нашего племени, да и то его нелучший представитель и т.п.

    Согласно местным вариантам Предания родители Богородицы жили в Сепфорисе. Еще в 55 г. до Р.Х. Сепфорис был объявлен столицей Галилейского округа римской провинции Иудея. Позднее уже после смерти Ирода «великого», при подавлении антиримского восстания, город был разрушен, а затем отстроен вновь римский тетрархом Иродом Антипой, который в 3 г. до Р.Х. сделал его столицей подвластной ему Галиллеи. Как показали археологические раскопки, Сепфорис был довольно крупным по тем временам городом, с населением не менее восемнадцати тысяч жителей, который во всей Палестине уступал разве что Иерусалиму. Архитектура города отличалась эллинистическим стилем, и в нем проживали не только евреи, но и многочисленные представители иных народов. На месте дома, где жили Богоотцы, до сих пор сохранились развалины базилики, возведенной во времена крестоносцев. Очень символично то, что римляне со II в. по Р.Х. стали называть этот город Диокесарией (Diocaesarea), что можно истолковать как «Бого-царский» (от греч. Διος, род. п. от имени Зевса, а этимологически «Бога» и лат. caesar, «царь»).195 195 В «Житии святых и праведных Богоотец Иоакима и Анны» утверждается, что Анна была выдана замуж «за Иоакима в страну Галилейскую, в город Назарет». На самом деле разница между этими вариантами предания несущественна, т.к. Назарет находился всего в пяти километрах от Сепфориса.

    Возможно, мы никогда не узнаем в точности национальную принадлежность Богоотцов, но  несколько приблизиться к разрешению этого вопроса все-же возможно, рассмотрев этнический состав населения их родины Галилеи. Поскольку вероятность того, что они являлись не пришельцами, а коренными жителями этой области, достаточно велика, хотя бы уже в силу их нового иудейского родства с потомками самого царя Давида, которому должны были предшествовать долговременные тесные отношения, а возможно и многолетняя дружба.

    В Ветхом Завете Галилея впервые упомянута всвязи с законодательной деятельностью Иисуса Навина (Нав. 20:7; 21:32). Следующее упоминание относится к времени царствования Соломона, который отдал финикийскому царю Хираму двадцать городов в «земле Галилейской», в оплату за поставки кедра и золота для постройки храма (3 Цар. 9:11). Еще раз мы встречаем упоминание Галилеи в описании ассирийского завоевания северных земель Израиля, которое полностью изменило этнический состав этого региона  (4 Цар. 15:29); и, наконец, последний раз о ней упоминает Исайя в связи с обетованием о пришествии Христа (Ис. 9:1-7). Последующие упоминания о Галилее содержатся в неканонических 1, 2 и 3 Книгах Маккавеев, и касаются присоединения Галилеи к царству Хасмонеев.

   Согласно наиболее распространенным версиям название Галилеи происходит от еврейского «глиль» или «галил» –  округ, в смысле страны или местности; или от корня «гола» - удаление, рассеяние. Обе этимологии подтверждаются Ветхим Заветом, а именно в пророчестве Исаий, где эта область упоминается как Глиль ха-Гоим – «Галилея языческая», т.е. «Страна [иных] народов».

    Такое название неслучайно. Действительно этническая история этого региона крайне запутана и сложна. Галилею можно с полным правом назвать «историческим перекрестком», на котором издревле сходились пути  переселенцев из Малой Азии, Египта и Месопотамии, а кроме того она всегда была открыта для мигрантов со стороны моря. Поэтому эта область неоднократно подвергалась захвату народами самых разных рас. Начиная с древнейших семитов: амореев и финикийцев (кон. III – нач. II тыс. до Р.Х.), и чуть позднее хурритов, митаннийских ариев и хеттов (сер. II тыс. до Р.Х.), а затем арамеев, филистимлян и изралитян; Галилея, как и Сирия в целом, являлась объектом притязаний многих империй древности и входила поочередно в состав Египта, Ассирии, Персии, Македонских царств и, наконец, Рима. О том, что даже в V в. по Р.Х. на территории Сирии, кроме арабов (сарацин и набатеев) обитало еще двенадцать народов, упоминает вскользь в своей «Истории»  (II, 23) Павел Орозий.196 196 См. Павел Орозий. История против язычников. Книги I-III. СПб. Алетейя. 2001

   Кажется, невозможно не согласиться с Чемберленом, который тщательно исследовав вопрос этнической принадлежности галилеян, в связи с вопросом происхождения Христа, заявил: «К какой расе Он [Христос – А.И.] принадлежал? Это один из тех вопросов, на которые невозможно найти однозначный ответ. Если начать с рассмотрения стран, лежащих между Финикией и Сирией, которая в своей юго-западной части была обильно насыщена семитской кровью, и кроме того никогда полностью не освобождалась от своего древнего смешано-израильского (но не еврейского) населения, вероятность преимущественно семитского происхождения будет достаточно велика. Но если некто, даже небрежно взглянет на столпотворение рас ассирийской империи, то непременно увидит, что переселенцы со всех частей этой империи, осели в прежнем доме Израиля, и будет сбит с толку этим вопросом. Действительно возможно, что в некоторых из этих групп переселенцев преобладала традиция бракосочетания только между собой, посредством чего племя может поддерживать свою чистоту; однако, она должна была поддерживаться на высоком уровне на протяжении более пятисот лет, что почти невероятно; высокая отзывчивость к еврейскому вероисповеданию постепенно стерла те племенные различия, которые сначала поддерживались религиозной традицией, принесенной из их старых мест. Мы слышим, что греки, которые переселившиеся туда в более позднее время; в большинстве своем принадлежащие к самым бедным классам, немедленно приняли веру «Бога Страны» (God of the Land)! Поэтому только одно утверждение может быть сделано на твердом историческом основании: во всей этой области была только одна единственно чистая раса; раса, которая очень тщательно защищала себя от любого смешения с другими народами – еврейская; в том, что Иисус Христос не принадлежал к ней, можно быть совершенно уверенным. Любое дальнейшее утверждение является гипотетическим».197 197 Houston Stewart Chamberlain's "The Foundations of the 19th Century", 3-rd chapter: The Revelation of Christ, 2nd ed., published by John Lane, The Bodley Head, 1912.

   Говоря о том, что переселенцы из разных областей Ассирийской империи осели в Израиле, Чемберлен имеет ввиду наиболее значимое событие этнической истории Галилеи. Этим событием явился захват северной части Израильского царства ассирийцами в 732 г. до Р.Х. (полностью завоевано Ассирией в 722 г. до Р.Х.). В результате этого завоевания относительно единая в этнокультурном плане территория, принадлежащая десяти коленам Израиля (за исключением колена Иуды и Вениамина) разделяется на Самарию и Галилею.

 Самария – область, прилегающая к бывшей одноименной столице Израиля, заселенная колонистами из Вавилона и Аравии семитского происхождения, которые говорили на ассирийском наречии (арамейском языке), и наряду с ветхозаветным монотеизмом, продолжали сохранять некоторые языческие обычаи. Сообщение об этом мы находим у Иосифа Флавия: «В Самарию и страну Израильскую Салманасар перевел на жительство другие племена, а именно хуфейцев, называвшихся так по области Хуф, имя которой производится от персидской реки того же названия».198 198 См. Иосиф Флавий.  «Иудейские древности» IX, 14, 1.

Что касается Галилеи, то эта северная гористая местность, после выселения изралитян, по-видимому, также была заселена язычниками. О выселении  северных племен Израиля (колен Неффалима и Завулона) сообщает в своих «Иудейских древностях» тот же Иосиф Флавий: «При нем [Факее, сыне Ромелия – А.И.] ассирийский царь Феглафалассар пошел войною на израильтян, подчинил себе всю область галаадскую, а также местности за Иорданом и соседние с ними земли, носящие название Галилеи, Кидисы и Асоры, забрал в плен [всех] жителей и увел их в свое царство».199 199 См. Иосиф Флавий.  «Иудейские древности» IX, 11, 1.

 Эти сведения он по видимому почерпнул из 4 Книги Царств (15:29), где говорится: «Во дни Факея, царя Израильского, пришел Феглаффелласар, царь Ассирийский, и взял Ион, Авел-Беф-Мааху, и Ианох, и Кедес, и Асор, и Галаад, и Галилею, всю землю Неффалимову, и переселил их в Ассирию». Эти данные подтверждаются и в ассирийской летописи Тиглатпаласара III: «Далекую землю Бит-Хурмии … всех ее жителей, с их добром, я увез в Ассирию». Далее Галилея, вместе со всей Палестиной поочередно переходила под власть вавилонян, а затем персов, когда и произошло второе значимое событие в этнической истории Палестины – возвращение иудеев после т.н. «вавилонского пленения» (538 г. до Р.Х.), после чего они, по-видимому, появились и в Галилее, «рассеянные» среди представителей иных народов.

   Позднее, после завоеваний Александра Великого, во время македонского правления, эта область в ходе войн диадохов не менее пяти раз переходила из рук в руки, являясь объектом притязания, с одной стороны управляемой селевкидами Сирии; с другой Египта, принадлежащего потомкам Птолемея.

    Именно к этому историческому отрезку относится важное свидетельство по интересующему нас вопросу. После распада единой империи Александра Великого, Галилея входила в состав провинции Птолемеев, называвшейся «Сирия и Финикия» (Сирофиникия), а позднее стала одним из округов империи Селевкидов, получив название Келесирии.

    В широком смысле Келесирия – это синоним всей Нижней Сирии. Она включала в себя Финикию, земли филистимлян (приморское Пятиградье или собственно Палестину), Самарию, Иудею, Эдом (Идумею), Заиорданье и Галилею. В более узком значении – это северная часть региона, т. е. как раз Галиллея. Наиболее подробное описание ее границ и населения мы можем найти у греко-римского историка Страбона (ок. 64/63 до Р.Х. - ок. 23/24 по Р.Х.):  «Две почти что параллельно возвышающиеся горы – Ливан и Антиливан образуют так называемую – Келесирию. […] Равнину пересекают реки, орошающие благодатную область, дающую всевозможные плоды; самая большая из них – Иордан. На этой равнине есть озеро, где, так же как и на болотах, произрастают пахучий тростник и камыш. Называется озеро Геннисаритида» (XVI, II: 16). И ниже продолжает: «Вся страна, лежащая под Селевкидой и протирающаяся приблизительно в сторону Египта и Аравии, называется Келесирией. Однако в собственном смысле это имя носит только часть ее, ограниченная Ливаном и Антиливаном. Из остальной части [Келесирия] узкая приморская полоса побережья от Орфосии до Пелусия называется Финикией; внутренняя же область под Финикией до области арабов, между Газой и Антиливаном, носит название Иудеи» (XVI, II: 21).

   Как легко заметить, в приведенном отрывке Келесирия – это прежде всего географическое понятие, не связанное непосредственно с каким-либо этносом; но выше у того же автора мы находим свидетельство и об этническом составе населения этого региона. Страбон пишет: «Некоторые делят всю Сирию на страну келесирийцев, сирийцев и финикиан, и утверждают, что с этими племенами смешаны еще четыре – иудеи, идумеи, газеи и азотии; они частью земледельцы, как сирийцы и келесирийцы, а частью занимаются торговлей как финикиане» (XVI, II: 2).200 200 Страбон. География. – Л., Наука. 1964.

Здесь кроме иудеев представлены: смешавшиеся с арабами-набатеями западные семиты – идумеи; жители городов Газы и Азота – эллинизированные потомки народа палустья (филистимлян-пеласгов), принявшие семитское наречие; при этом келесирийцы наряду с арамеями-сирийцами и финикийцами представлены как отдельные народы. Как вполне обособленный народ, представлены они и у Иосифа Флавия в его «Иудейских древностях» (11,8), когда он пишет о временах, предшествовавших вторжению Александра Македонского: «Кроме того, он /Дарий – А.И./ повелел идумеянам, самарянам и келесирийцам вернуть иудеям отнятые у них деревни и вдобавок доставить им еще пятьдесят талантов на сооружение храма».

    Обычно греческое Κο?λη Συρ?α, (в передаче на латинский Coelesyria), считают родственным таким греческим словам как κο?λον, («низина», «вогнутая сторона»), κοιλο-πεδος («глубоко лежащий»), κο?λος («пустой», «полый»),  κοιλ?δης («похожий на пещеру»), κο?λωμα («впадина», «углубление»); и связывают с особенностями географии региона; которые, как показано выше были отмечены уже Страбоном; а именно то, что северная часть этой страны находится в «вогнутой» долине между горными хребтами Ливана и Антиливана. Согласно этой версии название северной части страны в последующем распространилось на всю Нижнюю Сирию и населяющие ее народы. Но даже если такая трактовка верна, то только отчасти, поскольку слово «Келесирия» может оказаться смысловым выпрямлением более древнего топонима, связанного с греческим κο?λη через простое созвучие. Представленные выше свидетельства античных авторов позволяют считать келесирийцев обособленным оседлым этносом, основным занятием которого было земледелие, и который в последующем, накануне Пришествия Христа, был подвергнут активной ассимиляции со стороны «сирийцев» - потомков западно-семитского племени арамеев, а также  других народов северной Палестины, включая и иудеев.

    Среди этнонимов, известных из более ранних исторических источников, мы не находим похожих на название Келесирии. Однако в своей «Истории» (II, 164-166) Геродот  упоминает воинское сословие египтян – т.н. «каласириев», которые служили  первому фараону XXVI Саисской династии Псамметиху I (около 664 – 610 гг. до Р.Х): «Каста воинов делится на так называемых каласириев (καλασ?ριες) и гермотибиев (ερμοτ?βιες), которые живут в следующих округах (весь Египет ведь разделен на округа). Гермотибии живут в округах: Бусирис, Саис, Хеммис, Папремис, на острове по имени Просопитида и в Нафо. Это – округа гермотибиев, численность которых, когда их было больше всего, доходила до 160.000 человек. Никто из них не занимается никаким ремеслом, но только военным делом.  Каласирии же обитают в следующих округах: Фивы, Бубастис, Афтис, Танис, Мендес, Себеннис, Атрибис, Фарбаис, Фмуис, Онуфис, Анисис, Миекфорис. Последний находится на острове против города Бубастиса. Это – округа каласириев, численность которых, когда их было больше всего, доходила до 250.000 человек. Им также не дозволено заниматься никаким ремеслом, но только военным, которому сын учится от отца».

    Области, на которых согласно Геродоту проживали  гермотибии – это земли западной части дельты Нила; а те где поселились каласирии, находились в ее восточной части. Повествование о воинских кастах египтян у Геродота является продолжением рассказа о временах правления  Псамметиха I и его потомков, в котором также встречается упоминание об участках земли, расположенных «друг против друга на обоих берегах Нила». Но на этот раз их упоминание связано не с кастовой, а с этнической принадлежностью их жителей. Это сообщение связано  с  появлением в Египте карийцев: «Через некоторое время, однако, ионян и карийцев, которые занимались морским разбоем, случайно занесло ветрами в Египет. Они высадились на берег в своих медных доспехах, и один египтянин, никогда прежде не видавший людей в медных доспехах, прибыл к Псамметиху в прибрежную низменность с вестью, что медные люди пришли с моря и разоряют поля. Царь же понял, что сбывается прорицание оракула, вступил в дружбу с ионянами и карийцами, и великими посулами ему удалось склонить их поступить к нему на службу наемниками. А когда он склонил их, то со своими египетскими сторонниками и с помощью этих наемников свергнул других царей» («История» II, 152). И ниже добавляет (II, 154): «Ионянам же и карийцам, которые помогли ему [вступить на престол], Псамметих пожаловал участки земли для поселения друг против друга на обоих берегах Нила. […] Ионяне и карийцы долгое время жили в этой области. Она лежит по направлению к морю немного выше города Бубастиса, у так называемого Пелусийского устья Нила. Впоследствии царь Амасис повелел им оставить эту местность и переселил в Мемфис, сделав их телохранителями для защиты от своих же египтян».

    И если сейчас мы попробуем провести параллель между этими сообщениями, то должны будем признать, что текст Геродота позволяет считать, по крайней мере,  какую-то часть  гермотибиев потомками ионян, а  каласириев потомками карийцев.

    Нам не известно точное самоназвание карийцев на их родном языке. На древнегреческом языке встречаются такие определения: καρος, в значении  – «кариец» и «прародитель карийцев - Кар» (во множественном числе: καρες, καρσ?, καρεσσι); καειρα – «происходящая из Карии», «карийская»; καρ?νη – «кариянка». Следует сказать, что все эти определения были унаследованы эллинами от своих ионийских предков, и относятся они к тому периоду, когда карийцы жили еще на юго-западе Малой Азии. Когда же мы говорим о возможности этимологической связи слов καλασ?ριες (каласирии) и κο?λησυρες (келесирийцы), считая тех и других карийцами, то речь идет уже о более позднем времени, когда оба этих названия были заимствованы греками через посредство египтян.  Можно предположить, что обозначение переселившихся в Египет жителей Северной Палестины (пришедших туда из Малой Азии), передаваемое на египетском письме как kr-srj, восходит к самоназванию древнего карийского этноса, и первоначально означало выражение «карийские сирийцы». В силу фонетической близости часто взаимозаменяемых звуков [l] и [r], которые в египетском письме передавались одним знаком  r, мы можем объяснить появление названия «καλασ?ριες» у Геродота.201 201 См. Петровский Н.С. Египетский язык. Л. 1958.

     Некоторые указания о возвращении карийцев в Палестину, мы можем встретить у того же Геродота: они несомненно принимали участие в походе Псаметиха на палестинский город Азот, который он подвергал осаде в течении двадцатидевяти лет («История» II, 157), также как и в морском походе его праправнука Априя на финикийский город Сидон («История» II, 161). Позднее, после падения Персидского царства, пришедшие в Палестину греки, прозвали на собственном языке и саму страну; связав при этом, по созвучию, имя народа и определение κοιλη, благо, тому способствовали и особенности географии ее северной части.

    О том, что в лице галилеян мы встречаем потомков именно индоевропейского населения Ближнего Востока, говорят и данные археологии. Речь идет о памятниках наиболее позднего этапа мегалитической культуры (кон. II – нач. I тыс. до Р.Х.). Дольмены, с характерным навершием в виде рогов, встречаются в Галилее на берегах Генисаретского озера. Считается, что основная масса поздних мегалитических памятников Палестины принадлежит т.н. «народам моря».  Рельефы, изображающие представителей этих племен, представляют нам воинов в рогатых или «пернатых» шлемах с мечом или длинным кинжалом, иногда на колесницах с колесом, имеющим четыре спицы. Изображения их одномачтовых кораблей несут характерную черту в виде штевеня в форме лебедя. Палестинские находки керамики, совпадающие с началом железного века (последняя четверть II тыс. до Р.Х.), обильно представлены также в археологическом материале Кипра и относятся  к позднемикенской культуре (т.н. фаза III C). Позднее традиционная для микенской культуры монохромная керамика с красным или черным орнаментом, заменяется на двуцветную красно-черную, что характеризует переход на новый, синкретический стиль, которому присущи как микенские, так и местные ханаанейские и египетские черты. Эти изменения затрагивают не только форму рисунка, но и его содержание: например, мотив лотоса наряду с типично микенскими ромбовидным и спиралевидным орнаментом. Эти находки обнаруживаются по всей территории Галилеи до Генисаретского озера и существует до XI в. до Р. Х. а в более ограниченном масштабе и позднее. Именно с этим, самым поздним этапом синкретического стиля керамики можно соотнести миграционную волну карийских переселенцев, тесно связанных с Египтом.

    Восприняв местные культурные черты, и возможно арамейское наречие, келесирийцы должны были оставаться все же относительно обособленным народом, вплоть до следующего важного этапа этнической истории Галилеи: наступления эпохи Хасмонеев, восстановивших независимость Иудейского царства.

    Это время после 104 г. до Р.Х., когда Галилея была присоединена  к царству Хасмонеев, сбросивших иго Селевкидов. Так один из князей хасмонейской династии – Симон Тарсис, предложил всем желающим того иудеям (которые вновь появились в Галилее после возвращения из т.н. «вавилонского пленения») выехать со всем своим имуществом в Иудею. В это же время при Хасмонеях активно проводилась линия по ассимиляции коренного населения северных земель, через распространение прозелитизма. Усиление прозелитической деятельности иудеев, накануне пришествия Спасителя, было обусловлено не только чисто политическим стремлением подчинить захваченные племена, но выражала некое общее духовное настроение, ведь пропаганда иудейской веры, по словам Валерия Максима, в 139 г. до Р.Х. затронула и сам Рим. Как уже говорилось, четкого указания на массовое обращение жителей «Галилеи языческой» в иудаизм не сохранилось, однако примерно в то же время, при  Гиркане I были практически поголовно обращены в иудаизм южные соседи иудеев – жители Идумеи, и северные арабские племена итурейцев.  К началу н.э. внезапно исчезают с исторической арены и потомки амореев-хананеян – финикийцы. Ряд исследователей видит причину их внезапного исчезновения также в массовом переходе в иудаизм. И, наконец, сами иудеи проживавшие в Галилее, со временем приобрели некоторые особенности, как в произношении, так и в характере своем, о чем имеются многочисленные свидетельства, в т.ч. и в Евангелиях. Предубеждение против галилейских иудеев, видно например в восклицании Нафанаила: «отъ Назарета можетъ ли что добро быти?» (Ин. 1:46). Различие в произношении, выдали например Петра: «воистинну и ты отъ нихъ еси, ибо беседа твоя яве тя творитъ» (Мф. 26:73). Вследствие особенностей произношения, вызывающих у жителей Иудеи смех, галилеянам не дозволялось читать перед слушателями Священное Писание.

    В 63 г. до Р.Х. Помпей, завоевав  Палестину, отдал власть над ней своим сирийским наместникам, и Галилея оказалась вновь политически обособлена от Иудеи. С 40 г. до Р.Х. Галилея, наряду с другими провинциями Палестины, находилась в подчинении идумея Ирода I, а после его смерти в 4 г. до Р.Х., вместе с Переей перешла его сыну Ироду Антипе, превратившись в римскую тетрархию и вновь получив административную самостоятельность от Иудеи.

    Подтверждением высказанного здесь мнения могут послужить довольно скудные, но от этого не менее важные данные о внешности Христа и Богородицы, запечатленные в предании и в наиболее древних образцах христианской иконографии. Что касается Божьей Матери, то по словам византийского монаха Никифора Каллиста (1256–1335 гг.): «Она была среднего роста, или, как иные говорят, несколько более среднего. Волосы у Нее были золотистые, глаза живые, брови дугообразные, темные, нос прямой, удлиненный, губы цветущие, лицо не круглое и не заостренное, но несколько удлиненное, руки и пальцы длинные».

    В согласии с этим монах Епифаний в своем “Сказании” (начало IX в.) пишет, что Спаситель: «был весьма прекрасен видом (как глаголе пророк Пс. 44:3) “красен добротою паче сынов человеческих”), ростом же... шести полных фут, русые имея волосы и не особенно густые, скорее напоминавшие колосья, брови же черные и не особенно согнутые, очи светлые и блестящие... красноокий, с долгим носом, с русою бородою, имея длинные волосы, ибо никогда бритва не коснулась главы Его, ни рука человечья, кроме Матери Его в детском Его возрасте, с легким склонением выи настолько, чтобы не вполне прямо держаться Ему во весь рост, пшеничного цвета тело, лицо не круглое, но как у Матери Его, слегка суживающееся книзу, слегка покрывающееся румянцем настолько, чтобы выказать благочестивый и разумный нрав и кроткий обычай и во всем безгневную благость, какую описало Слово незадолго в Его Матери, ибо во всем Он Ей уподоблялся и приравнивался».

    Существуют и другие свидетельства, в числе которых письмо предшественника наместника Иудеи Понтия Пилата, проконсула Публия Лентула (Publius Lentulus) к императору Тиберию или Римскому сенату: «Лентул, наместник Иерусалимский, отцам сенаторам и римскому народу. У нас явился и до сих пор жив человек, обладающий великими способностями, по имени Иисус Христос: люди почитают Его Пророком, а ученики называют Сыном Божиим. Он воскрешает мертвых и исцеляет больных. Он человек высокого роста и благородной наружности; вид Его важен и выразителен, так что смотря на Него, нельзя не любить и вместе с тем не бояться Его. Волосы у Него волнистые и кудреватые, немного потемнее и сильно блестящие там, где они спадают на плечи. Нос и рот его совершенны. Он имеет густую коричневатую (каштановую) бороду в цвет Его волос, не длинную, но разделенную надвое. Глаза у Него яркие и как бы имеют различный цвет в различное время».

    Это «Письмо» обнаружилось только в XV веке на Западе и его подложный характер более чем вероятен, однако, несмотря на это можно думать, что его содержание продолжает устойчивую традицию изображения Христа, восходящую к очевидцам Его земной жизни, поскольку совпадает с наиболее древними образцами иконографии.

    Папа Григорий II (669 - 11 февраля 731) написал два послания к императору-иконоборцу Льву III Исаврянину. В первом своем послании он в частности говорит: «В бытность Христа во Иерусалиме, Авгар, тогдашний князь и владыка Едесский, услышав о чудесах Христа, написал к Нему послание, и Христос послал ему собственноручный ответ и святое славное изображение Лица Своего. Пошли за этим Нерукотворенным образом и посмотри. Туда стекаются во множестве народы Востока и приносят молитвы». Этот самый древний православный образ «Спаса Нерукотворного», известен в русской традиции как «Спас на черпии» и «Спас на убрусе». Согласно преданию, Христос, видя неудачные попытки живописца Анании, посланного эдесским царем Авгарем написать Его образ, попросил принести ему воды и полотенце (убрус). Умывшись водою, Он приложил полотенце к своему лицу, после чего на нем отпечатался Его лик. Получив образ, страдавший проказой Авгарь, с верой облобызал его и сделалася здоров. Впоследствии, при язычниках, ниша в городской стене, куда был помещен образ, была замурована глиняной доской (черепицей) и кирпичами. Образ вновь обрели в 545 г., когда во время осады города персами, эдесскому епископу было дано откровение о местонахождении Нерукотворного образа. После того как кирпичная кладка была разобрана, выяснилось что изображение Божественного лика отпечаталось и на керамиде – черепице («чрепие»), которой был закрыт Нерукотворный Образ. Это изображение получило название «Спас на чрепии». В 944 г. его перенесли в Константинополь, в честь чего был установлен особый праздник Перенесения Нерукотворного образа, отмечаемый 16 (29) августа. На наиболее древних списках этого образа Спаситель традиционно изображается с русыми волосами и светлыми глазами неопределенного цвета, тяготеющего к серому.

     Подводя итог можно сказать, что Христос, как и Богородица, обладал внешними чертами, свойственными изначальному расовому типу индо-европейцев: рост выше среднего (шесть футов, т.е. около 180 см.), русые слегка волнистые волосы и, возможно, голубые или серые глаза. Примерно такой же расовый тип (по понятным причинам, за исключением цвета волос и глаз) являет нам знаменитая Туринская плащаница, вывезенная во Францию из Константинополя, после его разграбления крестоносцаи в 1204 году. Уже этого достаточно для констатации того факта, что по меньшей мере, такая внешность не может рассматриваться как характерная для коренных народов Палестины, принадлежащих преимущественно к западно-семитской группе, с изначальным расовым типом, обычным для жителей Средиземноморья, которому свойственен небольшой рост, сильно вьющиеся темные волосы и карие глаза.

    Но какое все это может иметь значение если Богоотцы покинули свой языческий род и, т.о. сам он (этот род), выражаясь словами апостола Павла, будучи «отъ естественныя отсеченъ дивия маслины, и чрез естество прицепился еси къ добрей маслине» (Рим 11:24)? Другими словами, что это меняет, а что оставляет неизменным в тривиальной концепции Священной Истории?

    Согласно распространенной в богословской среде точке зрения,  Закон был призван подготовить человечество к Благодати, пришедшей с Иисусом Христом. Но в таком случае мы вынуждены будем признать, что он не выполнил своего, Богом установленного предназначения – ведь евреи, к которым и был обращен Закон, не приняли Христа. Если мы будем исходить из этой теологической концепции, то будем вынуждены признать несостоятельность Божественного Замысла, что в свою очередь закономерно приводит к отрицанию всемогущества и всеведения Бога Ветхого Завета. Зная об этом, последователи ересиарха Маркиона, а вслед за ними средневековые катары и богумилы решали этот вопрос, в свойственной им доктрине о двух божествах – антагонистах. Небесный Бог спасает преданных себе людей от рабства, сотворенного демиургом материального мира, который (как и Ветхозаветная традиция Израиля) является порождением зла. Но если мы хотим остаться в рамках христианства, настаивающего на абсолютном тождестве Бога Ветхого и Нового Заветов, то нам следует искать этому противоречию другие объяснения.   

    Опираясь на проведенное нами исследование, касающееся происхождения Богородицы, можно сейчас сказать, что Закон и пророки говоря о Христе, одновременно говорили о принятии этого Закона, единственной неповрежденной тварным тлением, «Богородичной ветви» человечества, а именно – родителями Девы Марии Иоакимом и Анной. Ведь они не прередали Деве ни одной наследственной предрасположенности к греху, кроме первородного (sic!), благодаря этому, а еще и тому что сама Дева не имела личного греха, Она и была удостоена как бы некого огненного крещения в сошествии Духа Святого, воспроизведя в себе изначальное состояние тварной природы соединенной с Божеством по Благодати.  И именно для них был послан Закон, а не для иудеев, которые не смогли вместить и сберечь его чистоту, и уклонились от веры, преподанной в Божественном Откровении, в «предание своих отцов». И в этом смысле, как констатация уже свершившегося на Богоотцах события, звучат слова апостола Павла, обращенные им к иудеям: «Ведомо убо да будет вамъ, яко языкомъ послася спасение Божие, сии и услышатъ» (Деян. 28:28). Подтверждением этому служит полное отсутствие какой-либо переемственности между учением пророков и современным иудаизмом, которое находит зримое выражение как в отличии  самого доктриниального учения, так и во внешних обрядовых формах. 

    Отпрыск, принявших иудейскую традицию Богоотцов, и после этого получивших принадлежность к царскому (Иоаким) и священническому (Анна) роду Давида и Аарона, должен был быть признан новым царем и новым священником «по чину Мелхиседека», т.е. того праведного царя Салима, который благословил Авраама, преподнеся ему хлеб и вино. Отсутствие родословия Мелхиседека, которое особо подчеркивается в Священном писании (Евр. 7:1-4), отсылает к идее сотворенного Богом изначального человека и его рода. Само по себе существование изначального человеческого рода предполагает одновременно и существование изначального царского рода, противостоящего перипетиям бушующих волн хаоса человеческой истории. Богоотцы покидают свой народ и свой язык, для того чтобы восстановить престол Мелхиседека, царя «рода христианского», царя восстановленного изначального человечества и первосвященника изначальной веры, в которой нет «ни иудея, ни эллина». Мелхиседек – это тень и прообраз чина Христа – царя и священника по Завету, а не по Закону. И родословие Мелхиседека порыто той же тайной, что и родословие родителей Пресвятой Девы, Иоакима и Анны.202 202 По свидетельству св. Епифания Кирпского «иудеи повторяют, что… так как он был сыном блудницы, то мать его не упоминается, а отец его неизвестен». Кроме вполне понятного уничижительного смысла этого пассажа, имеется скрытый подтекст – то же самое, оказавшись неспособными к признанию факта непорочного зачатия, иудеи говорят о Христе.

    Но сейчас мы, по крайней мере, можем уверенно констатировать их принадлежность к потомству старшего Ноева сына  Иафета. И, сравнивая Иафета и Сима, по отношению к преемственности к чину святых царей, мы можем сопоставить сыновей Ноя с сыновьями Иуды – близнецами Зарой и Фаресом из библейской легенды, которая уже рассмативалась выше (см. гл. 18).  Если мы примем образ Зары, который первым высунул руку из лона матери, за символический образ благочестия и царства Яфетидов; то Фарес занявший место первородного – это символический образ и одновременно прямой предок царей от колена Давидова. Зара уступает Фаресу свое место, также как Иафет Симу, до времени исполнения обетования. И, в отсутствии истинной Традиции у первородной ветви Яфетидов, ее перенимает ветвь первородных среднего Ноева сына. И именно потомкам Сима усыновляется ветвь первородства Яфетидов, которая вместе с отпадением от веры утратила свой чин, но сохранила свою царственную кровь.

    До пришествия во плоти Сына Божьего, Священный род Боготцов сохранялся в тайне от людей и ангелов, среди жестоких языческих народов. Сама возможность реконструкции генеологического древа этой ветви человечества, на первый взгляд выглядит как абсолютно фантастическое предприятие, но памятуя об указанной нами связи идеи первородства с идеей царской власти, мы могли бы несколько приблизиться к разрешению и этого вопроса, проследив исторические пути Священной империи и ее тайного центра.

  

ЧТО скажет Анна  и Джемаль?

 

 

 

Красиво это у Вас получилось:

Красиво это у Вас получилось: АННА и ДЖЕМАЛЬ...

;-)

λογοζ νοθοζ (h)

Александр Иванов аватар

НУ..

 так...

вопрос

Пожалуйста, ответьте на вопрос, который возник по прочтении Вашего чрезвычайно интересного текста.

"В современном богословии существует мнение что, смысл запрета на браки между разными коленами, о котором идет речь в Книге Чисел (Чис.36:6-7), подразумевает невозможность перехода земельных наделов от одного колена к другому."
О том, что колено Левино, из которого происходила мать Пресвятой Богородицы, изначально не входило в число 12-и колен Израилевых и не имело земельного удела можно прочесть в Википедии. Из этого следует, что поднимаемый Вами еврейский закон, запрещающий браки между коленами именно на основании права наследования:
Книга Чисел. Глава 36.
8 и всякая дочь, наследующая удел в коленах сынов Израилевых, должна быть женою кого-нибудь из племени колена отца своего, чтобы сыны Израилевы наследовали каждый удел отцов своих,
9 и чтобы не переходил удел из колена в другое колено; ибо каждое из колен сынов Израилевых должно быть привязано к своему уделу.
на ее колено не распространялся. Таким образом, в браке праведных Богоотец Иоакима и Анны не было ничего не только незаконного, но и необычного, а Ваши слова:
"Если сейчас мы соединим оба этих утверждения – праведность Богоотцов и происхождение Анны из рода Левия и Аарона, то придем к выводу о невозможности хотя бы одного из них"
не имеют оснований.

Б. Константин
Александр Иванов аватар

Честно вам признаюсь.

 Зря я вставку эту сделал про современное богословие и мнение проф. Лопухина А.П. Надо было ограничиться отцами церкви. Обещаю больше не буду :)

Иоанн Дамаскин: «Надобно знать, что ни у евреев, ни в божественном Писании не было обычая вести родословную женщин; но был закон, чтобы одно колено не брало жен из другого колена".

Иоанн Златоуст: «У иудеев не позволялось брать жену не только из другого колена, но и из другого рода или племени". 

Иероним Стридонтский: "Иосиф и Мария были от одного колена, поэтому согласно предписанию закона он должен был принять ее как близкую родственницу и быть записанным вместе с ней в Вифлееме, потому что они были происходящими из одного и того же колена".

Так что-бы там современные богословы, с "протестанским воспитанием" не говорили, а святые отцы, мнения которых мы привели выше, придерживаются иного мнения и однозначно настаивают на необходимости безусловного выполнения этой заповеди в среде древних изралитян и в их числе иудеев, в том что касается сохранения праведности по Закону. И кстати левиты имели земельные наделы. Цитата по Википедии: "Однако левитам были выделены земельные наделы в окрестностях различных городов, при этом каждый город должен был поддерживать своё священство десятинами и пожертвованиями".

спасибо, и еще вопрос

Александр, большое спасибо за комментарий. То есть Вы однозначно считаете, что происхождение Анны из родов Левия и Аарона несовместимо с праведностью Богоотцов (если не принять Вашу гипотезу).

Пожалуйста, сообщите, известны ли Вам однозначно зафиксированные случаи, когда инородцев, перешедших в иудаизм, относили к конкретным коленам Израилевым? И более того, с этого момента всеми считалось, что их генеалогия включает в себя всех соответствующих иудейских предков? Как Вы понимаете, этот вопрос является критически важным в отношении Вашей гипотезы.

Б. Константин
Александр Иванов аватар

Самым важным... тоже спасибо.

Общаясь с иудаистами ("ортодоксами") и христианами (ортодоксами) до конца, до той ястности выяснения вопроса о герах в иудаизме и о их связи с традицией крестных отца и матери я достиг не смог - поэтому то, я говорю (Тацит: "отречься от отца и матери", и новые инициатические отец и мать в иудаизме) - это только предположения. Меня в данном случае интересует вопрос - имеет ли с т.з. ортодоксии это предположение право на существование.... и все. Чаще всего на это я слышу ответ - а что это изменит? Изменит все, при этом ничего не отринув из учения Святых отцов. В данном случае ничего не изменит в том, что приводит в своем высоко-автритетном сочинении "Commonitorium" св. Викентий Лиринский (V в. по Р.Х.), с целью защиты православного вероучения от возможности лжетолкования и следования по «царскому пути здравой веры». Имеются в виду: всеобщность (universitas), древность (antiqitas), согласие (consentio).

Возможно Иоаким и Анна - были единственным и уникальным случаем. Может и нет (а вы реально считаете, что представители современной ереси - "нет ничего подобного Творцу" - будут это афишировать, а не скрывать... простите за конспирологию :))

P.S. Во-первых, я не один. со мной Б. Константин :), во вторых не последний день живем... подумаю еще, может и не один (вдруг кто-то и поможет). Это новый вопрос, вопрос "преспеяния", а в них никогда не надо торопиться, и требовать "всего и сразу".

родословная Спасителя

Ознакомившись с текстами Чемберлена (http://www.hschamberlain.net/grundlagen/division1_chapter3.html), Розанова (http://ei.pravaya.ru/ks/18296), что по сути является пересказом Чемберлена, и Вашим, а также поучаствовав в содержательной дискуссии на эту тему в одном из блогов (http://www.f7x.ru/forum/1/1675?page=2#comment-41138) (использовал в ней ссылки на Ваш текст) я более всего склоняюсь к тому, что вопрос этнического происхождения Христа не стоит вообще поднимать. И на то есть ряд причин.
 
1. Из Символа Веры: «… иже от Отца рожденнаго прежде всех век». То есть рожденного до момента, когда вопрос расы, национальности и пр. вообще имел смысл. Иными словами, Христос не имеет национальной и расовой принадлежности. Просто Сын Человеческий.
 
2. Рождение из рода Авраамова и рода Давидова означает рождение из рода Первосвященника и Царя, и в этом, я полагаю, главный смысл. И все. При этом в родословной Спасителя присутствуют прелюбодеи и иноверцы, семиты и яфетиды, белокурые и курчавые, что не отменяет этот главный смысл. Спаситель действительно выше всего этого. Хорошо сказано об этом у Иоанна Златоуста (цитата с упомянутого форума):
 
«Евангелист Матфей пишет для Евреев, поэтому не считает нужным начинать родословие с Адама; он начинает от Авраама АВРААМ РОДИЛ ИСААКА.Авраам первый получил от Бога обетование, что в его семени БЛАГОСЛОВЯТСЯ ВСЕ НАРОДЫ ЗЕМЛИ (бЫТ.22:18). Евангелист не упоминает о др.детях Авраама, т.к. Евреи произошли не от них, а от Исаака. Поэтому же он не говорит об Исаве, сыне Исаака, а только об Иакове. ИСААК РОДИЛ ИАКОВА; ИАКОВ РОДИЛ ИУДУ И БРАТЬЕВ ЕГО. Из 12 колен сыновей Иакова евангелист назвал только Иуду, потому что из него произошел Христос.А о братьях Иуды упомянул потому что они были родоначальниками избранного Богом народа Еврейского. ИУДА РОДИЛ ФАРЕСА И ЗАРУ ОТ ФАМАРИ. Фамарь была невестка Иуды, вдова, оставшаяся бездетной после браков с двумя его сыновьями (Быт.38.6-18) Желая иметь детей от семени Авраама, она притворилась блудницей, зачала от своего свекра, Иуды, и родила 2 близнецов Фареса и Зару. Упомянув о Фамари, евангелист напоминает о грехе самого Иуды. Иоанн Златоуст "Зачем ты,богодухновенный муж напоминаешь нам историю беззаконного кровосмешения? и отвечает"В родословии воплотившего Бога не только не должно умалчивать, но надо велегласно возвестить об этом, чтобы показать Его ПРОМЫШЛЕНИЕ И МОГУЩЕСТВО. Он пришел не для того, чтобы избегать позора нашего, но чтобы УНИЧТОЖИТЬ этот позор. Христу должно удивляться, не только потому, что Он сделался человеком, но и потому еще, что Он порочных людей удостоил быть Своими соратниками, не стыдясь нимало наших пороков. Он не гнушался ничем нашим, научая этим и нас не стыдиться злонравия предков (или низкого происхождения), но искать только одного -добродетели. Ибо добродетелельный, хотя бы и происходил от иноплеменника, хотя бы и родился от блудницы, не может получить от этого вреда". Этим смиряется и гордость Иудеев. Они хвалились св.происхождением от Авраама, и думали спастись добродетелями предков. Так патриарх Иуда, от кот. и получил имя народ Иудейский, оказывается немалым грешником, ибо Фамарь обличает его в блудодеянии. И Давид от жены прелюбодейной родил Соломона. Если даже эти великие мужи не исполнили закона, то тем более те, кот. ниже их. А если не исполнили, то все согрешили, и пришествие Христа было необходимо" (свт.Иоанн Златоуст).
Евангелист продолжает ФАРЕС РОДИЛ ЕСРОМА; ЕСРОМ РОДИЛ АРАМА; АРАМ РОДИЛ АМИНАДАВА; АМИНАДАВ РОДИЛ НААССОНА; НААССОН РОДИЛ САЛМОНА; САЛМОН РОДИЛ ВООЗА ОТ РАХАВЫ. "Думают, что Рахав та самая блудница, которая приняла у себя и спасла соглядатаев, посланных Иисусом Навином в Иерихон, и за это спаслась от истребления сама после взятия Евреями этого города. Упомянул о ней евангелист в назидание наше: как она была блудница,так и все язычники блудодействовали своими делами.ВООЗ РОДИЛ ОВИДА ОТ РУФИ.Иноплеменница язычница Руфь. Она оставила родную страну и дом отца своего, пошла со св.свекровью из земли Моавитской в Вифлеем, уверовала в Бога истиннаго и удостоилась быть за это праматерью Давида и Самого Иисуса Христа. ОВИД РОДИЛ ИЕССЕЯ; ИЕССЕЙ РОДИЛ ДАВИДА ЦАРЯ; ДАВИД ЦАРЬ РОДИЛ СОЛОМОНА ОТ БЫВШЕЙ ЗА УРИЕЮ. т.е. от жены Урии, военачальника Давида, от Вирсавии (3Цар.11:3-4). Давид прельстился ее красотой и впал с ней в грех прелюбодеяния. Желая покрыть этот грех, он повелел старш.св.военачальнику Иову поставить Урию в самом опасн.месте во вр.сражения и Урия был убит, а Давид женился на Вирсавии. Снова в родословии грешница и тяжкое падение лучшего из предков Христа по плоти-царя-пророка Давида. Воистину СЛАВА ИИСУСА ХРИСТА обнаруживается здесь не через величие, но через низость и греховность Его земных предков.Все они удостоились великой чести быть написанными в числе предков Спасителя мира как не удивляться его крайнему снисхождению. Всех, приходящим к Нему с покаянием, Он с любовью приемлет. Он пришел уничтожить все наших грехи, пришел как Врач, а не СУДИЯ."Невозможно,-говорит свт.Иоанн Златоуст,-совершенно невозможно через добродетели или пороки предков быть честным или безчестным, знаменитым или неизвестным. ...Тот больше и знаменит, кто, родивишись от недобрых родителей, сам стал добрым человеком". СОЛОМОН РОДИЛ РОВОАМА; РОВОАМ РОДИЛ АВИЮ; АВИЯ РОДИЛ АСУ; АСА РОДИЛ ИОСАФАТА; ИОСАФАТ РОДИЛ ИОРАМА; ИОРАМ РОДИЛ ОЗИЮ. ОЗИЯ РОДИЛ ИОФАМА; ИОФАМ РОДИЛ АХАЗА; АХАЗ РОДИЛ ЕЗЕКИЮ; ЕЗЕКИЯ РОДИЛ МАНАССИЮ; МАНАССИЯ РОДИЛ АМОНА; АМОН РОДИЛ ИОСИЮ; ИОСИЯ РОДИЛ ИОАКИМА; ИОАКИМ РОДИЛ ИЕХОНИЮ И БРАТЬЕВ ЕГО, ПЕРЕД ПЕРЕСЕЛЕНИЕМ В ВАВИЛОН. За 600 лет до Р.Х. Евреи до того развратились, что Господь прогневался на них и предал их в руки Навуходоносора, царя Вавилонского. Вавилонский плен продолжался 70 лет. ПО ПЕРЕСЕЛЕНИИ ЖЕ В ВАВИЛОН, ИЕХОНИЯ РОДИЛ САЛАФИИЛЯ. Сам Иехония умер бездетным; так предсказал этому нечестивому царю пророк Иеремия (Иер.22:30) "запишите человека сего лишенным детей..никто уже из племени его не будет сидеть на престоле Давидовом и владычествовать в Иудее". Но у Евреев был такой закон: если кто умирал бездетным, то вдова умершего не должна была выходить замуж за человека чужого;ее должен был взят за себя брат или др.ближ.родственник умершего, и рожденные от этого брака дети считались ПО ЗАКОНУ ДЕТЬМИ того, кто умер бездетным. У них было 2 отца:один по плоти, другой по закону. Братья и ближ.родственники царя Иехонии во вр. взятия Иерусалима были умерщвлены; жену его взял за себя Нирий, потомок царя Давида от сына его Нафана.Вот почему у евангелиста Луки родословие Иисуса Христа от царя Давида до Салафииля идет по др.линии родов,через Нафана и Нирия
.»
 
3. Вопрос этот (и практически любой определенный ответ на него) действительно создает много соблазнов. Об этом и Вы сами говорили. Я сполна ощутил это в форумных дискуссиях. Как ни странно, именно общепринятое суждение о еврействе Христа по плоти является наиболее нейтральным и не создающим искушений, даже в блоге РНЕ (несмотря на то, что эту версию можно обоснованно ставить под сомнение, что продемонстрировали, например, Чемберлен и Вы).
 
4. Насчет той "ереси" и ее носителей. Думаю, что с приближением эсхатологической развязки любые спекуляции на тему нееврейского происхождения Спасителя, и шире - об ущербности библейской, «иудеохристианской» историософии, могут быть использованы для того, чтобы вводить в соблазн и избранных. Примером таких печальных явлений могут служить настроения В. Карпца в последние месяцы.
 
В любом случае Ваше исследование является ценным, несмотря на принципиальную недоказанность главного тезиса, а также приведенные мною здесь пункты 1-4. Поскольку будит мысль и дух. И думать дальше никто нам не может запретить.
 
Искренне,
Б. Константин
Александр Иванов аватар

Константин, во-первых хочу поблагодарить вас искренне.

 Особенно за участие в - (http://www.f7x.ru/forum/1/1675?page=2#comment-41138) Я уже лично устал от этих стандартных обвинений в ереси. Вы заметили - единственный аргумент против по-существу (ну кроме "лекарей" и "супер-собственного" толкования текстов) у противников этой гипотезы (а ведь вы знаете, что это только гипотеза), сводится к тому, что люди ну никак не могут признать, что родство "по Закону" и родство "по крови" для древних означало одно и тоже. Самое-то ведь главное в исполнении пророчества Исайи "Не отойдет скипетр от Иуды... доколе не придет Примиритель". В этом как-раз обоснование родословия и его смысл.

Что касается психологических моментов (национальная гордость, привычка, "нас так учили") - то это все века с XVIII не ранее. А сейчас скажу вам честно и искренне (как-бы высокопарно это не звучало) - пришло время конца 'ex oriente lux'; и нам в его адекватном принятии будут безусловно мешать всякие шовинисты и пр. публика, которая мыслит только категориями отрицания. Нам нужно Новое Начало и мы его найдем!

"Нам нужно Новое Начало и мы

"Нам нужно Новое Начало и мы его найдем!"

-угу, нравится это (оно) кому-нибудь или нет(С)

ЗЫ:С очень вниманием читаю последнюю книгу Дугина. То, что Новое Начало находится в России--- этому много подтверждений (и священных анонсов). Все как и История человеческой цывилизации, например, начинается в месте, именуемом  "Между"\Мезо: Междуречье\"межпоточье".

Россия же соединяет в себе всю возможную и невозможную двойственность.Из Вашего нового блестящего поста сюда же отнесу:        "В том же ключе рассуждает и Василий Великий: «Это была необычная звезда. В самом деле, те [звезды], которые были сотворены изначально, или совершенно неподвижны, или непрестанно движутся. А эта явившаяся [звезда], кажется, обладала одновременно этими обеими особенностями: она и двигалась, и останавливалась."

И слова "мед"(между пчелой и цветком) и "медь" (между проводимостью и мягкостью) сюдаже как и тема (по ту сторону Гвельфов и Гибеллинов) этого Вашего поста...

ЗЫЫ: араб. слово "оба" (двойственное число) "хума" имеет прямое отношение к происхождению слова "химия" (и другого, тоже), т.е. "смесь" в смысле соединения (двух компонентов), что по законам арабской этимологии не противоречит версии происхождения от черного  (кемер\хемер) =  нечто мутное, смешанное (черный цвет= смеси всех цветов) и в таком первичном виде воспринимается как грязь.
Средневековые любомудры в своих работах указывали на особую топику поисков- "ищи его в грязи"... Видимо европейцы интуитивно чуют, где таится для них (='ex oriente lux') опасность(Новое Начало) и всеми силами указывали\стыдили\ высмеивали наши туалеты, с требованиями истребления этой нечеловеческой позорной грязи на сортиры европейского образца ...
У западного обывателя  колорит наших отхожих мест,однозначно, входит в пятерку символов русского, на ряду с медведем, водкой, мужиком в лаптях и т.п.   

Правильно все чуют...

 

λογοζ νοθοζ (h)