*Ницшеанско-марксистский Новый Рим Степана Одуева и Жана Тириара*

Великий европейский национал-революционер и национал-большевик Жан Франсуа Тириар, мечтавший о грандиозной континентальной имперской  Европе с 400 миллионами жителей и цивилизационно-авангардной Евросоветской Империи L'Empire Euro-Sovietique — от Рейкьявика до  Владивостока, признался в одном из своих интервью (интервьюер — Gene H. Hogberg), что он почитает творчество британского писателя, эссеиста  и журналиста Артура Кёстлера (Arthur Koestler (1905 - 1983)). Кёстлер прошёл большой, сложный и крайне противоречивый, с драматическими  разочарованиями и лихорадочными метаниями, путь от восторженно-романтического сталинского советизма и марксизма до непримиримого  антитоталитаризма, демократизма, либерализма и сионизма. В 1941 году он, ранее покинув коммунистические ряды, опубликовал в  Великобритании знаменитый роман «Слепящая тьма» («Darkness at Noon») с обличениями сталинских репрессий. Но особенно интересны  размышления Кёстлера о природе тоталитаризма и авторские антиутопические зарисовки, которые Тириар как футуролог-утопист воспринял  именно с национал-большевистской и европейско-сталинистской точки зрения, обнаружив в них немало сверхценной образности и материала для  имперско-футуристического конструирования «просвещённого тоталитаризма». Его привлекала идея кёстлеровского «нового гигантского  евразийского отечества» («new gigantic Eurasian fatherland»), простирающегося от Лондона до Урала. Если Кёстлер, либерально-гуманистически  проклиная сталинизм и гитлеризм, писал о некоем сверхгосударстве-монстре, то Тириар, напротив, находил в нём прообраз будущей Европы, но  только без какой-либо комически-гротескной пародийности и всячески приветствуя слияние Западной Европы, свободной от натовской и  американской оккупации, с евразийским национал-большевистским Советским Римом.
Ссылаясь далее на европейский проект Фридриха Ницше, он обращается к взглядам советского профессора, специалиста по истории философии  и доктора философских наук Степана Фёдоровича Одуева, чья книга «Тропами Заратустры (влияние ницшеанства на немецкую буржуазную  философию)», вышедшая в 1971 году, была хорошо известна не только в СССР, но и за рубежом. Тириар более чем позитивно оценивает факт  воздействия философии ницшеанства на марксистских мыслителей, прежде всего советских. Он упоминает специальный симпозиум «Маркс и  Ницше», состоявшийся в ноябре 1968 года в Белграде, в чьей работе участвовал югославский марксист Данко Грлич (Danco Grlic), восторгавшийся  Ницше и бывший коммунистом-ницшеанцем. В тириаровской Евросоветской Империи доведённый до своего логического завершения  диалектический синтез марксизма и ницшеанства становится основополагающим. Маркс и Ницше выступают в нём как ключевые мыслители,  изменяющие ход времени и вовлекающие в него всё обновлённое человечество.
Бунтующий против деградации Запада творец Заратустры использовал свои титанические силы для сокрушения эгоистичных идолов  буржуазно-капиталистической морали, культуры и религии. Новоэллинский нигилист Ницше, подобно кудесникам-скульпторам античности,  высекает из благородного мрамора богоравного Нового Человека Homo Novus. Это же и миссия научного коммунизма Карла Маркса с его  гениальным «прыжком из царства необходимости в царство свободы». И потому их философские системы, даже несмотря на очевидные различия,  всё-таки обнаруживают определённое и где-то даже органичное родство. Ницшеанский Сверхчеловек-Ubermensch и коммунистический идеал  гармоничного развития Личности ни в коем случае не являются противниками-антагонистами, как это порой пытаются представить  догматики-ницшеанцы и догматики-марксисты. Профессор Одуев видит в идеях Ницше ностальгию по имперской мощи Рима, который для многих  других европейских мыслителей, включая и самого Тириара, является образцовой цивилизацией. После падения Рима его реставрация была  смыслом жизни для правителей Европы — от императора-еретика Юлиана Отступника и христианского императора Фридриха II Гогенштауфена и  до французского императора Наполеона Бонапарта и славянофила-большевика Иосифа Сталина. Ницшеанский государственный Идеал — это  именно Империя, подобная Римской Империи и русско-византийскому Третьему Риму, которая должна положить конец всяким  либерально-демократическим заблуждениям и пацифистским слабостям. Ницше считал Россию подлинно современной нацией с колоссальными  перспективами в будущем. Её он противопоставлял западноевропейскому парламентаризму со всеми его глупостями. Мощь России, по его мнению,  всегда будет возрастать, если она будет избавлена от «парламентского идиотизма». Одуев пишет о европейском «национальном неврозе»,  симпатизируя ницшеанскому сарказму и его издевательской критике замшелого провинциализма. Ницше раздражал местечковый национализм и  разделение Европы на малые государства. Он презирал убогий захолустный национализм немцев, которые отказались от политического и  экономического объединения Европы. Ницшеанская Воля к ВластиDer Wille zur Macht — нужна именно для этого — не для  подростково-«аристократического» самолюбования, но для дерзновенного имперского строительства и дальнейшего антропогенеза. И здесь Homo  Novus Ницше идёт рука об руку с Homo Novus Маркса, Ленина, Сталина и, конечно же, Жана Тириара. Если в 1930-х годах один австрийский  фанатик-ефрейтор, впоследствии пустивший себе пулю в лоб, попытался вернуть Сверхчеловека со свастикой, то он же и погубил его из-за своего  типично провинциального и узко-шовинистического мышления. Но если Европу так и не сумел объединить германский дух, прежде всего из-за  непреодолённой приземлённо-бюргерской ограниченности, то есть надежда, что это осуществит Россия, как это предсказывал Ницше. Красная  звезда Евросоветской Империи, цель жизни и революционной борьбы Тириара, станет путеводным светилом для ницшеанских «европейцев  будущего», свободных от националистических неврозов, лубочно-патриотического пафоса, парламентаризма и буржуазного демократизма. Эти  выводы как никогда своевременны и для сегодняшней Европы, где традиционная мораль общества осознанно разрушается и вместо него  создаётся озверелое стадо посредственностей-потребителей. Ницше пророчески предсказал неотвратимое крушение всякой мелкой политики со  всеми её склоками, наивно-плаксивыми «обидами» и прочими предрассудками. Новая каста властителей, объединённая стихией Der Wille zur  Macht и закалившаяся в сражениях между Прошлым и Будущим, обязана выковать наднациональный и универсальный Новый Рим. Новые Люди  Маркса, Новые Люди Ницше и Новые Люди Тириара — это Новые Римляне, призванные для мудрого зодчества и вдохновенного Рождения Нового.

Релевантно:

В. Д. Жукоцкий «Ницшеанство и марксизм: русский синтез» - http://www.nietzsche.ru/around/russia/zykonsky/

Подготовлено Алексеем Ильиновым на основе текста интервью Жана Тириара

Jean Thiriart: Responses To 14 Questions
Submitted By Gene H. Hogberg
English translation by Dr. David Wainwright

Источник: http://home.alphalink.com.au/~radnat/thiriart/index.html