Николай Миронов: Еду-еду-еду летела летела летела я бежал спешил домой

«Девушки поют». «АУКЦЫОН», Марк РИБО, Джон МЕДЕСКИ, Фрэнк ЛОНДОН. «Геометрия», 2007.
 
    Музыка в подлинном смысле слова переродилась в невесть что. Не говоря о Поэзии. Но как при любой степени запущенности власти есть партизаны, так есть таланты и гении в любой культурной ситуации.
    В среде «общественности» ныне бытуют плачевные и сиюминутные вкусы. Эксперты продажны либо профанны. Но среди людей, отдающих себе отчет о подлинном положении дел, существует однозначное понимание: каким-то чудом Россия обладает своей собственной великой русской группой, рок-группой на все времена — «АукцЫон». С ее странным и непонятным рок-н-ролльным (роковым, роковым) посылом. И с ее лидером — Лёней Фёдоровым, Леонидом Валентиновичем, Лёнькой... Не будем разбираться, как и почему так произошло; не будем спорить (понятно, рок-н-ролл — это, казалось бы, не Мусоргский, не Вагнер…); просто эта группа только что записала и выпустила новый альбом, первый за более чем десятилетие.
    «АукцЫон» в плачевном, прискорбном и сермяжном пантеоне «русского рока» ярко выделяется по двум параметрам. 1) Он совершенно нелогичен, непонятен и необъясним во всех своих проявлениях. 2) Он не записывает слабых песен. Оба тезиса любой может проверить. Если вы не знаете, о чем речь, — послушайте: либо возненавидите, либо полюбите. Равнодушных нет и не будет. Но оно есть.
    Новый альбом записан в Нью-Йорке, причем с подачи тамошних музыкантов. Саксофонист Лондон услышал «АукцЫон» на одном из фестивалей и предложил Лёне записаться с теми музыкантами, которых он сам выберет. Фёдоров выбрал: гитарист-виртуоз Рибо, играюший с Томом Уэйтсом; клавишник Медески, один из важнейших на сегодня джазовых музыкантов… Называется «Девушки поют» — и вот тут уже продолжается наша, чисто русская история. «АукцЫон», как всегда, снайперски попадает во время, в смыслы, в людей — как из высокоточного орудия. Возможно, оттого, что с начала 90-х не Лёня Фёдоров пишет «музыку на стихи» Озерского и Гаркуши, а Дима Озерский догоняет, улавливает, соизмеряет и вписывает русские слова в музыку Лёни, которую тот отвоевывает в его присутствии на кухне с гитарой наперевес…
    «Всё пропукал профукал / Теперь гуляй сокол / Да радуйся громче, сука — / Никого не осталось около»… Безжалостно и в точку… какую-то. Кто проживал русскую историю какого угодно периода (предположим, 90-е), у того не будет лишних вопросов, про что, про кого это. И вопросов о финале: «Плакал / Плакал / На кол!» Но это финал только первой песни. Между ней и финальной — вся… всё… все… Нет, непонятно что. И вовсе неоднозначно. Сами скажете. Возненавидите, оспорите, прославите, проклянёте, возлюбите. Это русская жизнь. Это Русская Вещь. Никакие великие американцы или евреи, будь то музыканты или кто еще, не смогли этому помочь или помешать. Сие непонятно, но неоспоримо.
    «Девушки поют» — ну как это может быть плохо?!
 
Николай Миронов
 
 

Комментарии

какой отличный сайт!

спасибо!

Не за что.

Не за что.