На недоумения Нищего отвечают Отцы Церкви IV века, Карсавин, Вяч. Иванов и Флоренский

Из жития блаж. Иеронима

В «Жизни Павла Пустынника», написанной блаж. Иеронимом Стридонским в 374 году, есть удивительное место. Св. Антоний Фиваидский, по вдохновению свыше, идет отыскивать этого Павла, еще раньше Антония сделавшегося отшельником в той же пустыне и являвшегося, таким образом, в некотором роде старшим по длительности благочестивого подвига. «Как только занялась заря, почтенный старец, поддерживая посохом свои слабые члены, решает идти в неведомый путь. И уже пылал сожигающим солнцем полдень,.. вдруг увидел он полулошадь и получеловека, существо, у поэтов называемое Гиппокентавром. Увидев его, он спасительным знаменем осенил чело свое. «Эй ты, — сказал он, — в какой стороне обитает раб Божий?». Тот бурчал что-то варварское, скорее выворачивая слова, чем произнося их, и старался выразить ласковый привет щетинистым ртом. Потом протянутой правой рукой указал путь и, проносясь окрыленным бегом в открытых равнинах, скрылся из глаз удивленного отшельника. Не знаем, было ли это наваждение дьявола, чтобы устрашить его, или же пустыня, плодовитая на чудовищ, породила также и этого зверя. И так изумленный Антоний, рассуждая с собой о случившемся, шел дальше. Прошло немного времени, и вот он видит среди каменистого дола небольшого человека с крючковатым носом, с рогами на лбу, с парою козлиных ног. Антоний при этом зрелище, как добрый воин, взял щит веры и броню надежды. Тем не менее упомянутое животное протягивало ему пальмовые плоды на дорогу, как бы в залог мира. Увидев это, Антоний задержал шаг и, спросив, кто он такой, получил ответ: «Я — смертный, один из обитателей пустыни, которых язычество, руководясь многообразным заблуждением, чтит под именем Фавнов, Сатиров и Инкубов. Я исполняю поручение собратий моих. Мы просим тебя, чтобы ты помолился за нас нашему общему Господу, о котором мы знаем, что Он некогда приходил для спасения мира. По всей вселенной прошел слух о Нем». Когда он сказал это, престарелый путник изобильно оросил лицо слезами, которые исторгала радость из его сердца. Он радовался славе Христа и гибели Сатаны» (PL XXII col. 22-23).

Это и есть "вся тварь", которая чаяла Спасения, по ап. Павлу.

Ирландское и английское православие раннего средневековья

В Ирландии друиды просто принимали крещение и сразу становились аббатами и епископами, сохраняя все прежние атрибуты своей власти. В Англии первые монахи просто ставили знак креста на языческих святилищах и начинали молиться в них даже без перестройки. Именно в англосаксонском и кельтском богословии общепризнанными являлись не только ангелы и бесы, но еще целых две категории духов.

Карсавин

Говоря о том, что почти все церковные двунадесятые праздники, начиная с Рождества (25 декабря - ранее день Sol Invictus) и Пасхи (ранее - день мистерий Адониса и проч.), наложились на языческие, и на то, что на иконах Богородицы очень часто изображаются артибуты Исиды, Кибелы, Деметры (седалище, голубку, колосья и проч.), Карсавин поясняет:

"В легенду и культ св. Георгия постепенно проникают элементы легенды бога солнца Митры. Архангел Михаил приобретает черты хтонического бога и тот же Митры и т.д. Изучая распространенный в Италии V-VI вв. культ Пресв. Девы, мы обнаруживаем множество элементов, идущих от культа Афродиты-Венеры и Геры-Юноны. Глядя на Мадонну семи вуалей (чудотворная икона и статуя, найденные в XI в. в Италии завернутыми в семь вуалей. - прим.), мы видим и чувствуем, что перед нами Афродита Эрицинская. Афродита, как и её прародительница финикийская Кифера, была богиней плодородия и, возможно, унаследовала голубку и культ Великой Богини Крита. Кроме того, культ Пресв. Девы дополнили египетская Исида и малоазийская Великая Матерь Кибела.

Все эти факты нисколько не противоречат христианской вере, напротив - заставляют глубже и точнее понять её значение. Христианство не изменило, а претворило иудаизм и язычество, всё то, во что язычники верили бессознательно и ошибочно, в христианской вере стало подлинным и значительным. Христианство не заменило один мир другим, но возродило тот же самый наш мир, преображая его облик. Христиане рождаются из старого человечества и, преображая его в себе, становятся новым человечеством. Не стало ни эллина, ни иудея, но родилась новая христианская культура, а в ней находят себе место и прежний иудей и прежний эллин.

В самом народе происходит этот таинственный процесс. Постепенно, неприметно языческие праздники превращаются в праздники христианские (... - приводятся примеры - Прим.).

Таким образом, христианство крестило не только людей, но и бессознательно почитаемых ими святых; стирая имя языческого бога, оно спасало подлинную, христианскую его природу. Ибо по словам Тертуллиана, "всякая душа по природе христианка". Крестя людей и богов, христианство освящало языческие праздники. А освящая их, Церковь тем самым сохранила и ритм прежней религиозной жизни - чрезвычайно важную часть веры, организующий ее принцип. Всё еще мня себя язычниками, простые люди в глубине сердца превратились в христиан".

Вяч. Иванов

Языков правду, христиане,
Мы чтим: со всей землей она
В новозаветном Иордане
Очищена и крещена.

О Слове Гераклиту голос
Поведал, темному, темно;
И шепчет элевсинский колос:
«Не встанет, не истлев, зерно»

Так говорило Откровенье
Эллады набожным сынам,
И Вера нам благоговенье
Внушает к их рассветным снам.

 

Это стихотворение Иванова наш общий артанский учитель покойный Юрий Стефанов включил в комментарий к Элиаде, где тот говорит о "космическом православии".

А вот что пишет сам Элиаде:

К "космическому христианству"

"Значение и место христианского фольклора в общей истории религий мы рассмотрим лишь в одной из последних глав третьего тома. Сейчас же необходимо обратить внимание на явление, названное нами "универсализацией" смысла христианства, происходящей благодаря непрерывному процессу усвоения дохристианского религиозного наследия и бытованию мифологической образности. Прежде всего, необходимо иметь в виду, что большая часть функционирующих в христианстве образов и символических действий (Древо Жизни, Крест, уподобляемый Древу Жизни, миро, елей, вино, пшеница, появившиеся из крови Спасителя, крещение) суть продолжение и развитие некоторых из символов, зафиксированных в нормативном иудаизме или в апокрифах, созданных в период между двумя Заветами. При этом среди них есть и очень древние символы. (Космическое Дерево, Древо Жизни и др.), существовавшие еще в неолите и обретшие новую ценность на Ближнем Востоке во времена шумерской культуры.

Есть и другая практика – языческого происхождения, заимствованная евреями в греко-римский период (например, ритуальное использование вина или изображение символа Древа Жизни в еврейском искусстве)15. Наконец, немалое число разрабатываемых христианскими авторами мифологических образов, персонажей и тем, которым суждено будет стать в Европе излюбленными элементами религиозного фольклора и популярных книг, имеет своим источником еврейскую апокрифическую литературу. Другими словами, христианское мифологическое мышление заимствует и развивает сценарии и мотивы, принадлежащие космической религиозности, но уже подвергшиеся реинтерпретации в контексте Библии. Христианское богословие и мифология, придавая им собственную ценность, всего лишь продолжала процесс, начавшийся с завоеванием Ханаана (см. §60).

Пользуясь богословским языком, можно сказать, что архаические традиции, включаясь в Христианский сценарий, получали "искупление". В действительности мы имеем здесь феномен гомологизации несходных и многосложных религиозных универсумов. Аналогичный процесс происходит (с конца античности, но особенно в позднем средневековье) при трансформации некоторых богов или мифологических героев в христианских святых. Мы рассмотрим значение культа святых и его пережитков позже (том III, гл. ХХХII). Но один момент в связи с этим культом следует иметь в виду уже сейчас: "христианизация" языческих религиозных традиций, а следовательно, и их сохранение в рамках христианского духовного опыта и мифологии способствуют культурной унификации ойкумены. Один пример: все неисчислимые герои и боги, убивающие дракона, от Греции до Ирландии и от Португалии до Урала, превращаются в одного святого – Святого Георгия. У религиозного универсализма есть одно специфическое призвание преодолевать провинциализм16. Уже в III в. повсюду в Римской империи обнаруживаются тенденции к автаркии и автономности, которые угрожают разрушить единство римского мира17. После падения городской цивилизации процесс гомологизации и унификации дохристианских религиозных традиций неизбежно приобретет значительную роль".

В другой книге (сейчас не найду цитату) Элиаде уточняет, что язычники в разных местах Европы поклонялись богам, называя их разными племенными именами - а после крещения их святыни стали источниками, мощами, иконами, церквями какого-либо одного святого, напр. Георгия или Михаила - тем самым ложное, ошибочное языческое сознание было преодолено, ибо христианство высветило истину: это был именно один святой, которому поклонялись по всей Европе.

Флоренского я уже цитировал, напомню ещё раз. 

«Припомнился тут Оптинский старец Амвросий с его иконой… “Спорительница хлебов”… Что же есть эта Спорительница хлебов, как не видение Богоматери в образе, в канонической форме Матери Хлебов – Деметры?»

Ну и про лешего:

"Для многих ли природа не разлагается на ничем не связанные между собою землю, лес, поле, реку и т. д.? Да и многие ли за деревьями видят лес? Для многих ли “лес” есть не только собирательное существительное и риторическое олицетворение, т. е. чистая фикция, а нечто единое, живое? Вы недоумеваете на мой вопрос? Но ведь реальное единство есть единство самосознания. Итак, спрашиваю, многие ли признают за лесом единство, т. е. живую душу леса как целого, лесного, лесовика, лешего? Согласны ли вы признать русалок и водяных — эти души водной стихии?" (лекция в Московской духовной академии)

Критика биолога Морозова, который хотел изобразить лес как нечто единое, да так и не сумел:

"Эта двусмысленность и недоговоренность морозовских построений и его нерешительность в самом главном были следствием отвлеченности его понятий о лесе и отсутствия у него конкретного образа целого леса. Психологически понятна эта отвлеченность, ибо лес есть форма четырехмерная с сильно выраженною длительностью, а опыт человеческой жизни, и даже поколений, чрезмерно тонок по четвертой координате сравнительно с протяжением леса во времени. Морозов был вынужден наблюдать лишь трехмерное сечение леса и не видел его биографии в целом. Оставался тогда еще путь, но на него почти невозможно вступить ученому нашего времени, утратившему потребные навыки и способности. Это именно – мистическое созерцание того же леса, но в символическом виде особого существа, внешне на лес непохожего, но лес собою являющего, подобно тому как запах может быть ощущением целого цветка, пейзажа или даже человека. Попросту говоря, Морозов не сумел увидеть лес в веках и не захотел или тоже не сумел увидеть его же в мгновение, например, в образе лешего".

Флоренский вообще очень любил говорить о лешем.

Комментарии

Михаил аватар

Я тоже вспомнил эту цитату о

Я тоже вспомнил эту цитату о гиппокентавре.

Кентавр тем не менее не

Кентавр тем не менее не сакрален .

Осторожно!  возможна провокация!
Mahtalcar аватар

Сакральный - значит

Сакральный - значит особенный, отделенный от профанного. Безусловно, кентавр является таковым.

а сатана является "

а сатана является " особенным"? Сакральный -значит священный 

Осторожно!  возможна провокация!
Mahtalcar аватар

конечно. бесы и сатана тоже

конечно. бесы и сатана тоже отделены, сакральны. Вы хоть этимологией слова sacer-то поинтересуйтесь.

  Имеется ввиду священность в

  Имеется ввиду священность в смысле святость , благодатность.

Осторожно!  возможна провокация!

Вы путаете сакральное и

Вы путаете сакральное и сверхьествественное.

Осторожно!  возможна провокация!
Лев Каждан аватар

Нищий а что тебя так

Нищий а что тебя так напрягает в том что Дьявол тоже сакрален?

"Судя по Вашему монологу Левий Вы не признаете зла а также теней.Но позвольте Вас спросить чтобы делало на Земле Ваше добро если бы на ней не было зла?И не хотите ли Вы ободрать с земли все предметы из-за своей глупой фантазии наслаждаться голым светом?"

Это у Булгакова говорит Дьявол.Он очень хорошо доказывает что в сакральном мире нужно все.И зло и тени и дух зла и повелитель теней."-Я к тебе дух зла и повелитель теней.

-А почему Вы не поздоровались?

-А потому что я не хочу чтобы ты здравствовал.

-Но тебе придется с этим смириться."

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Михаил аватар

Дьявол, по своему

Дьявол, по своему обыкновению, лжёт. Потому Воланд и воспроизводит манихейскую доктрину о необходимости зла и злого начала. Поэтому же от Воланда исходит и "евангельский" роман Мастера, с образом Иешуа - пародии на Христа в толстовско-ренановском духе.

Булгаков, сын профессора богословия, похоже, знал о чем (и о ком) пишет.

Христиане же действительно не желают, чтобы дух зла и повелитель теней здравствовал.

Лев Каждан аватар

Но булгаковский Матвей скорее

Но булгаковский Матвей скорее гностик чем христианин.Он же когда распинают Иешуа что кричит Богу-Отцу?"Ты-черный бог".Восприятие Демиурга как черного бога это и есть гностицизм.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Михаил аватар

Сам Булгаков был православным

Сам Булгаков был православным христианином. Но кому он, своей авторской волей, присвоил авторство "романа в романе"?

"Евангельские главы", первая из которых звучит из уст самого Воланда, - это  евангельские события в изложении главного оппонента Благой Вести. То есть это ложь, причем самый качественный вид лжи - ложь, похожая на правду.

Лев Каждан аватар

Речь шла о том что даже если

Речь шла о том что даже если булгаковский Матвей-гностик ненавидящий Бога-Отца-и не хочет чтобы Воланд здравствовал из этого не следует что православные христиане этого тоже не хотят."Тебе придется с этим смириться".Христианство как раз и мирится с тем что здравствует Воланд о том что он должен исчезнуть в Евангелие нигде не сказано.Ведь души грешников куда-то же должны деваться.А значит нужен и адище.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Андрей Чернов аватар

...

А вот Святое Писание не очень-то - к сеирим!

Главный редактор журнала "Палантир", уже Симферополь

Лев Каждан аватар

А кто такие сеирим?

А кто такие сеирим?

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Михаил аватар

Что-то вроде сатиров или

Что-то вроде сатиров или фавнов.

Андрей Чернов аватар

...

Ну да, что-то типа того. В Синодальном переводе, кажется, "лешие" (в другом месте - "лохматые чудища").

Главный редактор журнала "Палантир", уже Симферополь

Карсавин , Флоренский , Иванов или это?

http://www.arthania.ru/comment/reply/3534/63990

Осторожно!  возможна провокация!
Mahtalcar аватар

Это тоже. Никто не отрицает,

Это тоже. Никто не отрицает, что среди природных духов часть со временем приняла сторону зла и бесов. Именно о борьбе с такими духами повествуют жития ап. Иоанна Богослова, св. Киприана (бывшего колдуна) и других. Это не мешает признавать существование и других духов, не вставших на адский путь.

Есть три пути. Те самые три пути, которые были показаны Томасу Лермонту из Эрсилдуна. Путь в рай, путь в ад и путь в Земной Рай фейри. Андрей Чернов считает его разновидностью Ада, я же уже много лет спорю с ним. Это совершенно особая, третья сфера. В рай и ад попадают люди с бессмертной душой. Земной Рай же - сфера для существ, чьи души существуют лишь временно, до Конца света. Все эти лешие, водяные, русалки, эльфы, гномы, саламандры... Чернов верно указывает, что с течением времени этот мир всё более подвергается сатанинским воздействиям: европейские источники средневековья говорят, что эти фейри стали платить дань аду - десятину. Но так было не изначально и не везде.

Почему этот вопрос для людей - не вопрос простого любопытства? Во-первых, потому что имели место случаи браков людей с фейри. Во-вторых, потому что именно из этого мира, из Земного Рая, и происходит сам феномен искусства и эстетики вообще. В редких случаях искусство ведёт напрямую к Богу или к сатане. В очень редких. В целом же искусство есть феномен именно этих существ - бессмертных в пределах существования земли, но смертных в ее Конце. И смертные здесь, но бессмертные в перспективе Страшного Суда люди лишь изредка приобщаются к этой сфере искусства. И тогда в этих людях в гениях искусства - замечается что-то "не от мира сего", что-то "эльфийское" - категорически НЕ ПУТАТЬ со святостью, которая носит совершенно иной характер. Поэзия (в широком смысле, включая все виды искусства вплоть до архитектуры и живописи) есть плод именно элементалов, духов стихий и сил мира.

Кстати, как дзэн-буддизм относится к духам? Ламаизм весь пронизан поклонением им. В хинаяне и махаяне проповедь Будды обращена ко всем мирам, не только к людям. Однако в Японии мы видим враждебное столкновение между буддизмом и синтоитстскими богами.

NB. Флоренский не только хорошо разбирался в леших и русалках. Он еще прекрасно знал и что такое настоящие бесы, насколько они отвратительны и злы. Прекрасно знал. Так вот, однажды он зашел в буддийский храм в Петрограде... и выбежал оттуда, потому что увидел там в алтаре беса.

Лев Каждан аватар

По-моему у Медоварова помимо

По-моему у Медоварова помимо Карсавина Флоренского и Иванова в той же статье речь шла еще и о "Житии Антония Фиваидского".Или он менее авторитетен с церковной точки зрения чем Афанасий Великий?Как видишь Нищий в святоотеческой литературе тоже не было однозначной точки зрения по обсуждаемой проблеме.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Житие не есть   авторитетное

Житие не есть   авторитетное мнение богослова, Отца церкви. 

Кроме того , в тексте приводимого жития есть :"Не знаем, было ли это наваждение дьявола, чтобы устрашить его, или же пустыня, плодовитая на чудовищ, породила также и этого зверя."

 

Священности гиппокентавра и фавна в приводимом тексте  жития не утверждается .

Кентавр трактован именно как "зверь" либо  "наваждение дьявола". Фавн как "животное"

Осторожно!  возможна провокация!
Mahtalcar аватар

Христиане сами разбираются в

Христиане сами разбираются в том, что авторитетно и что нет. Без буддийских подсказок. По учению православной Церкви, Предание равноправно Писанию. А по учению католической, Предание даже выше Писания.

Михаил аватар

А причем здесь священность? В

А причем здесь священность?

В тексте говорится, что это чудище - если не было дьявольским наваждением - то такая же часть Божьего мира, как и пустыня, которая это чудище породила.

Лев Каждан аватар

Важно не это а то что чудище

Важно не это а то что чудище признает Христа.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Михаил аватар

Кстати, если уж мы начали

Кстати, если уж мы начали приравнивать написанные христианами тексты к христианскому Преданию, то можно вспомнить и доброго католика Клайва Льюиса.

У него вообще Христос в образе льва.

Лев Каждан аватар

Пусть и зверь и животное и

Пусть и зверь и животное и наваждение дьявола но заметьте что оно все равно на стороне Христа.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!