Логос и(ли) Хаос (?)

Владимир Карпец

Существует ли русская философия? Каково ее место в истории? Есть ли у нее будущее? Но также и — есть ли у нее прошлое? На эти вопросы — в числе прочих — попытался ответить Александр Дугин в своей только что вышедшей книге "В поисках темного логоса. Философско-богословские очерки" (М, 2012).

Книга охватывает всю историю философии и — сугубо — последние два с половиной тысячелетия.

Не будет преувеличением сказать, что Дугин сегодня — единственный философ в России. Именно философ, а не "специалист в области философии" или "преподаватель философии". Ибо он один способен говорить не только о Плотине, Декарте, Ницше, Хайдеггере, но с ними — с каждым из них и со всеми. Уже раньше он вёл этот разговор в книгах "Пути Абсолюта", "Метафизика Благой Вести", "Философия традиционализма", "Постфилософия", "Мартин Хайдеггер. Философия другого Начала", "Мартин Хайдеггер и возможность русской философии", "Логос и мифос", "Радикальный субъект и его дубль" и других. Новая книга — своего рода итог предыдущих, но также "посыл и скачок" (пользуясь словами Хайдеггера).

Книга Дугина — о Логосе, который автор определяет как "радикальное отличие одного и другого без немедленного воссоединения разделенного". Судьба Логоса — это судьба философии, но не только и не столько ее. Эту судьбу описали в совокупности три "царя философов" (не путать с "царем-философом" в главах о Платоне) — Гераклит, Платон, Ницше, Хайдеггер. "У Гераклита Логос рождается, в Платоне он уже рожден". Ницше констатировал "смерть логоса", Хайдеггер определяет "причину смерти" как "забвение Бытия" и ставит вопрос о "другом Начале". Судьба Логоса — это судьба философии, но не только и не столько ее. Это судьба всего рода людского. Но Дугин — православный христианин, и потому не может говорить о смерти Логоса как такового. Для него речь идет о смерти "западного логоса", тем более, что то же самое писал и Хайдеггер, для которого, правда, кроме Запада и, конкретно, Европы, не существовало иной "философской родины". Дугин усиливает и уточняет Хайдеггера. Иной, "не западный логос" он и называет "темным" — по аналогии с прозванием Гераклита.