Катков о нацдемах. 1864 год

В переводице "Московских ведомостей" 10 ноября 1864 г. Катков показывает, что умные враги России понимают бесперспективность прямой войны против неё и потому пытаются взрастить внутри неё идеологию, требующую разделения Российской империи на двадцать государств - пусть в форме Федерации или личной унии.

(Полный текст статьи: http://dugward.ru/library/katkov/katkov_celnost_i_odnorodnost.html)

"Давно уже пущена в ход одна доктрина, нарочно сочиненная для России и принимающая разные оттенки, смотря по той среде, где она обращается. В силу этого учения, прогресс русского государства требует раздробления его области по-национально на многие чуждые друг другу государства, долженствующие тем не менее оставаться в тесной связи между собой. Эта мысль может проникать во всевозможные трущобы; она же, переменив костюм, может занимать место в весьма благоприличном обществе, и люди самых противоположных миров, сами не замечая того, могут через нее подавать друг другу руку, она возбуждает и усиливает все элементы разложения, какие только могут оказаться в составе русского государства, и создает новые. Людям солидным она лукаво шепчет о громадности России, о разноплеменности ее народонаселения, об удобствах управления, будто бы требующего не одной администрации; людям либеральных идей она с лицемерной услужливостью объявляет, что в России невозможно политическое благоустройство иначе как в форме федерации; для молодых, неокрепших или попорченных умов она соединяется со всевозможным вздором, взятым из революционного арсенала.
Припомним, что воззвания к революции, какие появлялись у нас, прежде всего требовали разделения России на многие отдельные государственные центры. Еще в прошлом году, в мае месяце, в то самое время, когда началось в обществе патриотическое движение, появился подметный листок, в котором чья-то искусная рука сумела изложить эту программу так, что в ней нашлось место и для идеи царя, и для самого нелепого революционного сумбура. Первое место в этой программе будущего устройства России занимает, конечно, Польша, сверх того, кроме Финляндии, помнится призывались таким же образом к отдельной жизни Прибалтийский край, Украина, Кавказ. В других программах появлялась еще Сибирь".

Вот так, господа! Не только "украинцы", но и "сибирцы" существовали на польские деньги уже полтора века назад!

" Но достигнуть осуществления этих программ мятежом или революцией было бы трудно. Польский мятеж при всех благоприятных условиях оказался бессильным, революция оказалась фантасмагорией, которая исчезла при первом движении здоровых общественных сил. Осталась надежда воспользоваться нашими собственными недоразумениями и в наших собственных руках повернуть наш прогресс в эту сторону; остается надежда, что мы сами спокойно и под видом прогресса совершим над собой то, что могло бы быть только следствием сокрушительного удара, нанесенного нам извне, или какого-либо страшного взрыва. И вот нам представляют перспективу России, превращенной из одной могущественной нации в собрание многих наций, которые нужно еще для этой цели сделать. Перед нашим воображением развертывают картину многих совершенно отдельных и чуждых друг другу государств под сенью одной державы; нас пленяют изображением этой державы, возносящейся над целым сонмом народов и государств, как бы над особым человечеством.
О тех доводах, которые могут улыбаться умам совершенно незрелым или испорченным, говорить не стоит. Но любопытны те аргументы, которые употребляются для совращения людей солидных, с одной стороны, консервативного, а с другой - либерального образа мыслей.
Россия, - так говорят проповедники новой доктрины, нарочно сочиненной во исполнение будущих судеб нашего отечества, - Россия занимает слишком громадное пространство; она представляет собой целый мир, в котором живет не один какой-нибудь народ, а целых двадцать".

Катков делает выпад против нацдемов: почему столетиями русские не тяготились громадностью, а стремились к ней (причем Киев и Новгород стремились к геополитическому рывку на Восток и Север ничуть не меньше, чем Москва), а теперь появляются лукавые нашептывания?

В заключительной части статьи Катков категорически возражает против учреждения национальных автономий, указывая на слишком малую численность каждого отдельно взятого этноса (разумеется, в начале XXI века в связи с увеличением населения с этим уже можно поспорить). (См. также продолжение катковской статьи уже от 1865 года: http://dugward.ru/library/katkov/katkov_celnost_i_odnorodnost_angl_i_prus.html) Но наибольшее значение имеет и сегодня тот аргумент Каткова, что лингвистическое различие между самыми географически крайними субэтносами русского народа - русинами Карпат и малороссами Галиции и сибиряками и поморами, белорусами и уральскими казаками - несравненно меньше различий между верхними и нижними немцами, северными французами и провансальцами, северными и южными итальянцами. Между малороссом и вологжанином языковое взаимопонимание всегда было возможно, между баварцем и вестфальцем - никогда! Молчим уже о восьми совершенно различных народах с разными языками, которых мы называем общим словом "китайцы" на основании объединяющей их иероглифической письменности....

В общем, широпаевы и лазаренки - всего лишь плагиаторы даже не злосчастного интеллектуального уродца М.О. Меньшикова, а еще более ранних "национал-демократов" середины XIX века. Разница только в том, что сейчас на территории исторической России существует двадцать одно юридически оформленное государство (большинство из них - явные failed state), но расчленители теперьт требуют разделить на двадцать частей уже самый крупный из прежних двадцати огрызков - Российскую Федерацию...