*Кастильские Хунты Испанского Действия (Juntas Castellanas de Actuacion Hispanica)*

Начальные наброски и обсуждения будущих Кастильских Хунт Испанского Действия (Juntas Castellanas de Actuacion Hispanica) датируются первыми месяцами 1931 года в Вальядолиде. Онесимо Редондо Ортега, задумавший создать новое политическое сообщество, дискутирует с молодёжью из «Католического Действия» (Accion Catolica) и прочими заинтересованными лицами. У него появились как сторонники, так и оппоненты. Постепенно он полностью дистанцировался от «Католического Действия», куда вступил ранее, и её чересчур буржуазно-либеральной идеологии. 14 апреля того же года, в день учреждения Второй Республики в Испании, Редондо, виртуозно сымпровизировав, произнёс пламенную речь перед публикой.  Его ораторские и лидерские способности были высоко оценены.   
8 августа 1931 года братья Онесимо и Андрес Редондо и братья Хесус и Франсиско Эрсилья (Jesus y Francisco Ercilla) собрались в доме, с балкона которого открывался чудесный вид на Кампо-Гранде. Онесимо официально предложил создать Кастильские Хунты (Juntas Castellanas) и ещё Кастильскую Академию (Academia Castellana) для региональных исследований. Его инициатива была с энтузиазмом поддержана собравшимися.
Вскоре появляется хорошо продуманный устав организации с шестнадцатью базовыми пунктами. В нём Испания провозглашалась «единой и имперской» - Una e Imperial, особо говорилось о почитании национальных традиций и утверждении расового единения испанцев и родственных иберийских наций. Государство объявлялось высшим гарантом справедливости и оно должно было предотвратить хищническую эксплуатацию человека человеком. Антагонизм классов решительно отвергался и вместо него предлагался адекватный, преодолевающий общественные разногласия, синдикалистский корпоративизм, находящийся под государственной защитой. В число приоритетных задач входило также укрепление автономии муниципалитетов. Основной фундаментальной триадой программы Кастильских Хунт Испанского Действия стали Нация, Социальная Справедливость и Католицизм.
Вокруг Онесимо Редондо мало-помалу сложился круг из тридцати-сорока преданных единомышленников. Это были молодые люди без гроша кармане, но зато неисправимые романтики и идеалисты. Все вместе они бродили по городу и устраивали собрания на открытом воздухе, ощущая себя чем-то большим и значимым, нежели просто группой амбициозной идейной молодёжи.
Чуть раньше начинает издаваться газета «Libertad» («Свобода»), где появляются памфлеты и статьи Онесимо, направленные против капитализма, марксизма, атеизма и буржуазного духа. 
В ноябре 1931 года произошло исключительно важное и поворотное событие — Кастильские Хунты присоединились к Рамиро Ледесма Рамосу, главному редактору журнала «La Conquista del Estado» («Завоевание государства»), революционеру и национал-синдикалисту. Хесус Эрсилья, друг и компаньон Онесимо, в поисках заработка переехал из Вальядолида в Мадрид, где и посетил его. После этого дружеского визита отношения между Рамиро Ледесмой и Редондо стали налаживаться, ибо в их взглядах и политических устремлениях было много общего. В октябре они, наконец, лично встретились друг с другом в Мадриде. По словам Хуана Апарисио (Juan Aparicio), сотрудника Рамиро Ледесмы, Онесимо очень хотел наладить контакты с руководителями национальных синдикатов, поскольку он, как юрист, сам имел прямое отношение к кастильскому синдикату сборщиков сахарной свеклы. Он рассказывал Рамиро о Кастилии, её трудностях и надеждах на лучшее.
Окончательное объединение соратников в Хунты Национал-Синдикалистского Наступления (Juntas de Ofensiva Nacional Sindicalistas (J.O.N.S.)) произошло в ноябре без каких-либо оговорок и колебаний. Символами нового революционного содружества стали стрелы (flechas) и ярмо (yugo), бывшие олицетворением грозной эпохи испанских христианских монархов Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского. Эту идею, что примечательно, предложил Хуан Апарисио, секретарь «Завоевания государства». 30 ноября сложился триумвират лидеров J.O.N.S., представленный Рамиро Ледесма Рамосом, Онесимо Редондо и Франсиско Хименесом (Francisco Jimenez), сменённого позднее Антонио Бермудесом Каньете (Antonio Bermudez Canete). Ну а 4 января 1932 года на страницах «Libertad» появляется заявление, что только единая Фаланга спасёт испанцев от «советского варварства». Так началась славная и трагическая история хонсизма (Jonsismo)революционного национал-синдикализма.

Подготовлено Алексеем Ильиновым