К спору о евразийстве и русскости. 100-летию Льва Гумилева посвящается

Максим Медоваров

Вводное пояснение: Вчерашнее 100-летие Гумилева сайт ЕСМ отметил статьей Дугина, мой ЖЖ - перепостом, а Артания - никак.

Поскольку возник спор о евразийстве и русскости, я посвящаю свой комментарий к нему памяти Гумилева.

Итак, Михаил утверждает, что евразийство - русский проект, другие народы бывшего СССР также входят в него, а другие страны - уже нет.

Каждан считает, что евразийство - это союз стран Третьего мира и России как одной из них, через запятую.

Напомню. что евразийцы всех трех поколений полагали, что без России евразийского континентального могущества не будет.

Но какую Россию они имели в виду?

Ответим сначала на вопрос, было ли евразийвское единство до восхождения России и вообще до славян.

Да. Евразиец второго поколения Г.В. Вернадский показал, что сама география вынуждает евразийский территории то распадаться, то вновь объединяться. Россия была лишь последним объединителем. Предыдущих объединителей как раз и изучали Гумилев и Вернадский.

Я пойду еще шлубже и укажу, что евразийское единство было уже во времена палеолита.

На исходе палеолита территории будущей Российской империи объединяли американоидные племена, которые потом ушли в Америку и там стали носителями евразийского духа на новых бескрайних просторах. Это - индейцы.

В мезолите и раннем охотничьем неолите большую часть евразийских пространств занимали урало-лапоноидные племена, чьи языки исчезли уже к историческому периоду. Но их кровь и сейчас течет в жилах русских и уралоязычных народов.

Бронзовый век - эпоха объединения Евразии уже кочевниками-индоевропейцами, земледельцами и скотоводами. Европеоидная раса. Языки - исчезнувших групп, занимавших промежуточное положение между индоранской и балтославянской. Высший всплеск - героический воинский век сейминско-турбинской культуры, произведшей технологическую революцию и воспетую Шпенглером.

Железный век - вся Евразия подвластна ираноязычным индоевропейцам. Скифы, сарматы. саки. массагеты, согды ("юэчжи"). Золотой век. под обаянием которого до сих пор находятся некоторые русские, хм, патриоты.

Далее - недолговечный Тюркский каганат.

Столь же недолговечная Монгольская империя.

И впервые в истории чисто земледельческое объединение Евразии - Россия.

Между этими периодами - эпохи раздробленности.

Вопрос: может ли оказаться так, что новое объединение Евразии придет не со стороны русских?

Я утверждаю, что нет.

Во-первых, только русские в большом количестве расселены вдоль всего евразийского пространства. Кроме них, это только крошечные по численности ненцы и эвенки. А прочное объединение дает только народ, расселенный по всей ширине Евразии. Тюркюты и монголы не были такими народами. А русские стали такими, потому эпоха российского объединения Евразии длилась 400 лет и отчасти длится до сих пор.

Во-вторых, в силу своего реально срединного положения только русские могут быть медиатором между другимии народами. Невозможно надеяться на то, что якуты и армяне, латыши и таджики объединятся без русских.

В-третьих, в отличие от монголов и тюркютов и, вероятно, скифо-саков и сеймино-турбинцев, русская культура и ментальность обладает небывалыми в истории свойствами. Она может перенимть и перерабатывать почти всё у любых других культур, практически не имея никакого своего субстрата. Русская культура - это зеркало. Кривое зеркало. если угодно. Перерабатывающее на свой лад то, что увидит у других. Другие культуры - предметы. Русская - только зеркало. Потому русская история делится на периоды преимущественного отражения готской, скандинавской, византийской, монгольской, западной, еврейской. кавказской культур. Правда, есть еще одна культура, которая тоже является зеркалом и отражает соседей - это Иран. Но русское зеркало даже еще более лишено своего субстрата, чем иранское. Тем не менее, во всём мире нет нам ближе души, чем иранская. Но и она - всё же не тождественна нашей.

Потому, в отличие от предметов, каждый из которых имееть свою цель в самом себе, русская душа имеет цель в этих чужих предметах, а не в самой себе. Русский всегда выбирает миссию и живет только миссией. Эта миссия может быть поистине благой и конструктивной: так строилась Великороссия-Московия, так строилась Российская империя, так строился поздний Советский союз, так строится дугинский проект Евразийского союза. Но эта миссия может быть пошлой и деструктивной, когда изхвращенный русский человек становится фанатиком омерзительных идей либерализма и вырожденчества - это вся революционная интеллигенция до 1917 года, это современные фанатики-упыри Запада, включая и широпаевых, это, наконец, малороссы, белорусы и русские сектанты. Они являют собой печальный пример того, как попавший под влияние тлетворных идеалов русский человек становится гадкой кариткутрой и в своём рвении превосходит даже иноземные оригиналы. Малороссы становятся самыми ярыми папистами, молокане и скопцы самыми ярыми модернистами, интеллигенты требуют больше "прав и свобод", чем любые западные либералы, "русские националисты" готовы душу и тело положить за химеру "белой расы". Они выбирают ложный предмет для отражения в себе - в зеркале - и гиперболизируют его.

Положительный же русский человек выбирает в качестве предмета, который он хочет отразить, благие образцы: византийский, германо-римский, монгольский. И отражая их, также гиперболизирует их, так что русская Империя превосходит те образцы, которые она отражала. Превосходит во много раз. Исправляя их недостатки. Так уж устроено русское кривое зеркало, которое всё кривое делает прямым. Понятны слова Розанова, что немецкий Ницше был ненастоящий, а К. Леонтьев - это настоящий Ницше, исправленный, тот Ницше, каким не смог стать бледный оригинальный Ницше. И так - везде и во всём.

Такое чудо - кривое зеркало, исправляющее эмпирические явления и возводящее их к извечному архетипу, платоновскому оригиналу, которым являются русские - может быть только делом рук Бога. Да без Его промысла и невероятно представить. что окраинная ветвь славян - бездарного. в общем-то, народа - смогла подчинить шестую часть суши - центральную в судьбах мира часть.

В этом смысле современный евразийский проект - русский. Русские - тот цемент. без которого его не будет. даже если заселить всю Москву, Рязань и Тверь узбеками и грузинами.

Но здание строится всё-таки не из цемента. а из кирпичей. Кирпичи - это другие народы Евразии. Их культуры - те предметы. которые русское зеркало отражает и возводит к их небесному архетипу.

Рядом должны быть и другие здания - европейское, балканское, арабское, африканское. иранское. дальневосточное, индийское, американское. В этом смысле - да, областью интересов русского евразийского проекта является весь мир, и раны Гондураса, Эфиопии или Мьянмы - это наши русские раны и наша боль.

"Россия слишком величественна для того, чтобы проводить национальную политику. Её политика может быть только всемирной". Так сказал поздний Чаадаев, которого В.И, Мильдон справедливо назвал первым русским протоевразийцем, взросшим в эпоху идеалов Павла I и Священного Союза - золотой век с евразийской точки зрения. И в этой фразе - вся квинтэссенция евразийства.