*Испанская Фаланга и т.н. "фашистский стиль"*

Некоторые исследователи Испанской Фаланги отмечают, что Хосе Антонио Примо де Ривера осознавал необходимость эволюции созданного им движения и потому его раннее «заигрывание» с итальянским фашизмом и преклонение перед Дуче — это не более чем поверхностное и поэтико-романтическое увлечение героическим «фашистским стилем». Когда в октябре 1933 года Хосе Антонио встречался с Бенито Муссолини, то знаменитый «римский салют» воспринимался им поначалу как «фашистский», но уже в 1936 году это было приветствие революционных национал-синдикалистов без прежней привязки к фашизму. Апелляция к фашистской эстетике имела, впрочем, и вполне конкретные цели, а именно завоевание симпатий консервативных испанцев, которым где-то был симпатичен итальянский государственный строй, и ещё, несомненно, привлечение в ряды сторонников деятельных, бескорыстных и отважных молодых людей. Тут явно можно предположить, что пресловутый «фашизм» Фаланги — это даже не пара- или псевдо-фашизм, но нечто вроде PR-хода или эстетско-художественная игра. Сам Хосе Антонио признавал, что пламенный «фашистский» порыв может быть где-то и полезен для Фаланги, но не более того. В воспоминаниях соратников порой он предстаёт едва ли не как антифашистский предводитель — caudillo antifascista, который презирал и ненавидел гитлеровский нацизм. В подобном критицизме, кстати, заключается одна из основных причин долговременности фалангизма, дожившего и до наших дней, ибо Фаланга всегда искала свой собственный путь и трезво оценивала те или иные идейно-политические «соблазны» без какого-либо идолопоклонничества и раболепия.     

Подготовлено Алексеем Ильиновым