"И вочеловечшася..."

Учитель Мирчи Элиаде о празднике Рождества

Нае Ионеску

Так свидетельствуем мы, христиане, о том, что Божий Сын сошел на землю, воплотился от Марии Девы и стал человеком. Потому что это его снисхождение подразумевает в то же время и наше спасение. Вспоминание в эти праздничные дни, о том, что Господь Бог наш Исус Христос родился человеком, может являться поводом, для того, чтобы поразмыслить над тем, что есть наше спасение через Мессию.

Все же было бы слишком бедным наше Рождество, если бы мы его праздновали в его сладко-благовонной, но бесплодной атмосфере, атмосфере обычаев, и не попытались бы преодолеть, по меньшей мере, в этих обстоятельствах узкий круг реальности, обращаясь к более глубоким ее аспектам.

Рождение Христа указывает исторический момент, когда Бог стал человеком. Но это появление Христа, объявленное ветхим Законом в десятках и сотнях знамений является фундаментальным фактом настоящей антропологии как понимания человека. Почему мы так старательно забываем подумать об этом?

Греческое сознание полагало, что человек и Бог отличаются друг от друга в их внутреннем и пространственном оформлении. Они отличались друг от друга и должны были оставаться такими. Да и иудейский мир Ветхого Завета не думал о Боге и человеке иначе.

Конечно, человек был создан по образу и подобию Божьему, но первородный грех знаменовал окончательное падение, изгнание человека из рая было равно изменению его сущности, изменению, которое бы мог аннулировать пресловутый Мессия на белом коне. Но формулировка Каббалы о преодолении трагического положения человека через Адама Кадмона преобразовала все в нечто вроде пантеизма, откуда, по меньшей мере, также не было выхода, как и в неизменимой картине мира Ветхого Завета.

Только воплощение Христа разорвало цепи этого векового мрачного рабства, поскольку Бог во второй своей ипостаси стал человеком, воплотился среди людей и прожил их жизнь в вечной и абсолютной форме. Христос - новый Адам.

Так установилась естественная связь между Богом и человеком, и человек снова поднялся до осознания своей божественной сущности. В веках торжества христианской правды это осознание жило, согласно словам Апостола Павла, который знал, что человек будет судить ангелов (1Кор.6,3). Человек выше ангелов в иерархии истинного мира, великий факт, ставший возможным через воплощение Христа.

Как далеко мы теперь от этих вещей, которые нас все же очень сильно интересуют. По правде, мы еще находимся под гипнозом "Великого поворота" Возрождения, которое, поставив человека в центр Вселенной, "возвратило ему автономию, вернуло древнее его достоинство, которого его лишило христианство". Но так ли было? Является ли на самом деле современная ментальность плюсом в обновлении человека?

В целом, новый мир пытался интегрировать существующую реальность в единственный процесс, движение по единственной линии. Так был включен и человек в природный порядок вещей. Ему было уделено в этом новом порядке выдающееся место, но он был лишен всех атрибутов божественности. В том же, что эти атрибуты существуют, не возникает никаких сомнений. Но этот эволюционизм научного характера не смог преодолеть трудности, возникшие из-за принятия новой точки зрения, иначе как через обожествление конкретной реальности, в которую был низведен человек. Оттого все метафизические системы мира после Возрождения по большей части пантеистические.

Без сомнения - это половинчатое решение, но доказывающее необходимость говорить с Богом в той плоскости, в которой находится человек. В течение всего этого периода духовной нищеты одной мистике удавалось сохранить антропологию, полагая ее солнечным пиком метафизики, мистике христианской и не только.

Ведь только одно это направление умело понимать и оценивать человека с космической точки зрения, в то время как философия находила радость в том, что верила, что смогла найти ключ к абсолютному пониманию, так как ей удалось интегрировать антропологию в область природных явлений.

Но традиция мистической мысли исчезала, по мере того как исчезала религиозная составляющая культуры. Человек погружался все больше и больше в мир вещей, теряя контакт с божественным, к которому все таки был приобщен по своей сущности, - в той степени в которой для религиозного сознания ангел стал идеалом совершенствования, был забыт элементарный факт, что в последовательной христианской космологии ангел и человек движутся разными путями. Первый, является не чем иным как идеально вознесенной вещью, второй - ступенью на пути к Богу.

Подумаем об этом сегодня, когда будем слышать древний тропарь: "Рождество твое, Христе Боже наш, возсия мирови свет разума.". Возможно, по меньшей мере, надежда на возвращение потерянного достоинства человеческого как утешение спустится на нас.

 

Журнал "Кувынтуль"(Слово) 1927г.

Перевод Александра Бовдунова.

http://rossia3.ru/ideolog/nashi/ivochelov