Галлюцинация и ее структуры (к деконструкции Конца Света)

Александр Дугин

Тезисы лекции №1. Новый Университет-3

Часть I. Галлюцинация как семантический концепт. Поле смыслов.

1. Современное психиатрическое определение. A hallucination, in the broadest sense of the word, is a perception in the absence of a stimulus. In a stricter sense, hallucinations are defined as perceptions in a conscious and awake state in the absence of external stimuli which have qualities of real perception, in that they are vivid, substantial, and located in external objective space.

(The latter definition distinguishes hallucinations from the related phenomena of dreaming, which does not involve wakefulness; illusion, which involves distorted or misinterpreted real perception; imagery, which does not mimic real perception and is under voluntary control; and pseudohallucination, which does not mimic real perception, but is not under voluntary control. Hallucinations also differ from "delusional perceptions", in which a correctly sensed and interpreted stimulus (i.e. a real perception) is given some additional (and typically bizarre) significance. Hallucinations can occur in any sensory modality — visual, auditory, olfactory, gustatory, tactile, proprioceptive, equilibrioceptive, nociceptive, thermoceptive and chronoceptive.)

Для нас важно, что это перцепция без стимула. Галлюцинативное - значит безсубстанциональное.

2. Этимология «галлюцинации». c.1600, "deceive," from L. alucinatus, later hallucinatus, pp. of alucinari "wander (in the mind), dream; talk unreasonably, ramble in thought," probably from Gk. alyein, Attic halyein "be distraught," probably related to alaomai "wander about" [Barnhart, Klein]. The Latin ending probably was influenced by vaticinari "to prophecy," also "to rave." Sense of "to have illusions" is from 1650s. Occasionally used 19c. in transitive senses, "to cause hallucination." Allucinare, halein. Vaticinare.

«Блуждать». Errare, откуда error.

3. Важно, что семантической осью является «блуждание».

4. В русском «блуждание» дает «блуд» и «блядь». Блядь – это заблудшая женщина, заблудившаяся женщина, блуждающая женщина.

5. В арабском в главной суре «Альхамду лилляхи раббиль 'алямин» в конце есть термин «даллина», «те, которые сбились». «Веди нас прямым путем, на котором Благодать Твоя, не путем тех, на ком гнев Твой, ни тех, которые сбились». То есть не веди нас путем «блуждания», «путем галлюцинации».

6. Прямой путь противопоставляется «блуждающему пути». Но тут интересна переоценка Хайдеггера, который критикует «Прямой путь». Что такое «Holzwege»? Это как раз тропы, которые никуда не ведут… По лесу человек Хайдеггера, мыслитель и поэт не идет куда-то, к цели, но именно блуждает, гуляет…

Часть II. Субъект галлюцинации в монотеизме (этимология «творения»)

1. В психиатрии нет сомнений по поводу субъекта галлюцинации. Топика Модерна понятна: есть объект (реальность), есть субъект, тот, кто объект воспринимает. Если субъект воспринимает реальность правильно, это не галлюцинация. Если неправильно, то галлюцинация. Но слово «галлюцинация» появилось до Модерна. И смысл его более тонкий.

2. В Премодерне галлюцинация это или нет, зависело не только от человека, но и от Бога. То, что относится – возносится к Богу, то получает от Бога, через его Творение, реальность. То, что не делает этого, уже находится в поле галлюцинации. Отсюда «проведи нас прямым путем», а не «путем галлюцинации». То есть галлюцинация есть свойство тех, кто воспринимает мир в отрыве от Бога. В этом смысле Модерн есть поле галлюцинации. То есть субъектом галлюцинации человек становится всякий раз, когда остается с самим собой. Человек без Бога есть человек галлюцинирующий. То, с чем он имеет дело, является не реальностью, а именно галлюцинацией, так как реальность есть то, что создается Богом и ровно в той мере, в какой это именно им творится.

3. Интересна семантическая идея «творения» в русском языке. Это охотнически-скотоводческий термин, который означает «загон внутрь». То есть «затворить» - первичнее, чем «сотворить» или «творить». Отсюда «творение» как «заключение в», «запор». Творя мир, Творец затворяет его в форме, в упорядоченном строе. Этот строй, эта форма, этот «загон» и есть реальный, то есть сотворенный мир (в монотеистическом Премодерне). Более древнее, однако, «съплескание» (съплєскани?).

4. Галлюцинация это, в таком случае, бегство из загона, переливание через край, трансгрессия творения и обрушение в хаос. Зверь становится диким, он больше не скот. Скот становится зверем. Это и есть поле галлюцинации – трансгрессия границ стойла.

5. В греческом демиургия - это уже ремесленный термин.

6. А вот в латинском «De l’indo-européen commun *ker- [1] (« croitre ») qui donne aussi Ceres (« déesse des moissons »), cresco (« croitre »), en grec ancien kouros, koré (« jeune homme, jeune fille [adolescent : personne qui grandit] »). Значение также «называть». Сельскохозяйственные истоки.
 

Часть III. Майя, homo illudens

1. Религиозные философии задумывались над природой Творения. На высшем горизонте стояла проблема бытия Единого и его отношения к Познанию и к множественности мира.

 

2. В диалоге «Парменид» Платон формулирует проблему в ее центральности: Единое не может быть, так как есть - это атрибут; Единое же без атрибутов, поэтому оно не есть и не познаваемо. Это первая гипотеза (гипотезы выделены Сирианом в Афинской школе неоплатонизма). Истинно только Единое. Все остальное уже не совсем истинно, а точнее истинно по причастию к Единому, то есть генадически. «Hen» - единое, «henade» - «причастное к единому».

3. В индуизме это составляет сущность Адвайта-ведантизма (Ади Шанкара). Высший Принцип (Брахман) не познаваем. Он открывает себя через самосокрытие (как Хен, «Единое» неоплатоников). Творя мир, Брахман прячет себя. Поэтому бытие, и тем более мир, это не он сам. Но только он истинен (реален), соответственно, не-он, мир, основанный на двойственности, нереален. Это Майя – мощь, сила и иллюзия одновременно. В другом случае говорится о lila, космической игре.

4. Иллюзия – это in-lusio, то есть «игра» с частицей in- (prefix 2) в значении «в», «на». Иллюзия – пребывание в состоянии игры, в игре, внутри игры. «Игра как символ мира» Ойгена Финка. Гераклит: «время/вечность – эон – ребенок, играющий в кости. Тройной корень α??ν πα?ς ?στι πα?ζων, πεσσε?ων? παιδ?ς ? βασιλη?η.

5. Смысл игры, иллюзии в том, что любая данность не есть Принцип, Брахма, Единое. То есть все, что есть, есть не что иное, нежели галлюцинация. Мир – это поле блуждания. Holzwege. И не может быть ничем иным, и ни при каких обстоятельствах.

6. В Адвайте или в неоплатонизме, однако, смещается субъект иллюзии. Это более не человек-субъект, галлюцинирующий (случайно как в Модерне и в психиатрии или систематически, как в монотеизме) относительно объекта, но мир и есть галлюцинация, причем без автора. Сам Принцип не заблуждается относительно мира. Но он потенцирует галлюцинацию как единственное наличие, отсутствуя в ней, поскольку не может присутствовать, будучи реальным в иллюзорном. Галлюцинация становится без-авторской. Галлюцинацией просто.

7. Человек в этом случае становится существом галлюцинирующим. Он создается как наблюдатель галлюцинации и ее ось. Его природа есть галлюцинация, он не просто созерцает ее, но он есть она в ее наиболее концентрированной форме. Человек есть обманутое и обманываемое существо. Человек блуждает, то есть бродит и бредит. Он есть поэтому странник, путник по преимуществу. Он есть сновидец и грезовидец. Tout est imagine. Littre le dit qui ne se trompe jamais. Человек есть существо спящее.

8. В шиваизме и Тантре существуют разные взгляды на природу Майи, иллюзии/игры/галлюцинации. Двойственный взгляд и недвойственный. Есть абхеда-майя или даже адвайта-майя. Это значит, что Майя не есть Брахма (как считает строго школа бхеда-майи или двайта-майи), но и не есть не-Брахма. То есть все, что дано, это майя, а то, что вне ее, не есть нечто иное, но сопоставимое. Тут, признают сами адвайтисты, действие ума завершается. Начинается действие безумия, то есть вступает в дело «догматическая иррациональность» (Ж.Парвулеско)

9. Как называется это у неоплатоников (Прокл)? "Эпиболэ" переводят как «интуиция» или «интеллектуальная интуиция». В этой операции обе фундаментальные линии неоплатонического познания – проодос и эпистрофэ - сливаются в нерасторжимом синтезе. То есть исхождение (из Единого) и возвращение (к Нему) мыслятся недуально. Эпиболэ составляет недуальную сущность космической галлюцинации.

Часть 4. Политический тантризм и онтология мандалы

1. Недуальный подход к природе галлюцинации характерен для некоторых направлений шиваизма и особенно для Тантр. Тантрики игнорируют запреты, институционализируют практики трансгрессии как раз потому, что недуальность отождествляет разрешенное и запрещенное, правильное и неправильное, так как все есть НЕДУАЛЬНАЯ ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ, и не то, и не это. Панчамакара (доктрина о пяти М, разрешающая и предписывающая то, что запрещено в классическом индуизме) - пример такой недуальности.

2. Крайние формы эта традиция приобрела у капаликов и агхори, которые проецировали этот принцип недуальности на крайние формы поведения.

3. Шиваизм и Тантра - это параллельный срез индуистского общества. Не только индуистского, но и буддистского, и даже, в Китае, конфуцианского (Чань-буддизм в союзе с Даосизмом). Эксклюзивистским, и поэтому дуальным иерархиям, тайно добавляется инклюзивистская адвайта-галлюциногенность Тантр.

4. Показательно, что индусы о себе говорят: «На публике мы вайшнавы, в семье шайвы, в тайне шакты». Почти то же самое о китайцах: «На публике конфуцианцы, в приватном контексте даосы».

5. Отступление о двайта-ведантизме. Двайта-ведантизм не аналог иранского дуализма, но принцип: личного Бога, невозможности человека стать Принципом (две радикально инаковые природы), и даже - предопределение. То есть мы имеем не дуализм, а монотеизм. Вайшнавы преимущественно двайта-ведантисты. Поэтому-то «на публике вайшнавы».

6. У Тантры есть политическое измерение. Оно связано с королевским посвящением в Тантру, осуществляемым тантрическими брахманами (дивья и вирья каулы). Тантрический император (Чакравартин) отличается от раджей-кшатриев качественно. Власть тантрического императора недуальна. Он и есть и не есть сам Брахман. Его джива есть Ишвара. Для него мантра «тат твам аси» буквальна. ОН замыкает Принцип и Майю и становится Чакравартином, воплощением короля шамбалы. Правителем Калачакры.

7. Вместо государства политический тантризм оперирует с концептом Мандалы . Мандала (колам) есть фигура недуальности, где в центре Шива и Шакти, а вокруг - мир. Мир - это Шакти, Майя, Дурга, Парвати, Кали. Ее мощь абсолютна, она все пронизывает. Она мыслится недуально. Это иллюзия - часто кровавая и страшная, но она же и пробуждение. Кали любит играть. Ее излюбленной игрой является область политики. Посвящение в тантрического императора (Чакраварти) есть создание Мандалы. Утверждение реальной карты иллюзорного мира, или, что одно и то же, учреждение онтологической силовой иллюзии как растворителя тяжелого реального мира. Именно поэтому Гераклит говорил в отрывке об игре и времени «παιδ?ς ? βασιλη?η». «Играющему ребенку – царство».

8. Тантрическая мандала фундаментальнее и чем реальная политика, и чем абстрактная религия. Это поле игры, живая субстанция Шакти, недуальная иллюзия, осмысленная как таковая. Есть онтология Мандалы, как истинный смысл инициатической политики.

9. В буддизме Тибета с этим связан ритуал Калачакры – тантрический и имперский одновременно (Далай-лама является господином Мандалы и воплощением Чакравартина). Кукай, основатель Шингон, принес политический тантризм и в императорский ритуал Японии.

10. Тантрики представляют собой тайное общество священной Галлюцинации. Если они посвящают властителей в политическую тантру, они лояльны такой политической системе. Если нет, то они становятся основой радикальной политической альтернативы, то есть остовом «имманентной революции».

11. Показательно, что тантризм (в том числе и политический) не ограничен зоной распространения «хиндутвы» (то есть Индией, Непалом и т.д.). Он захватывает весь ареал распространения буддизма, и Китай. Более того, он проникает в исмаилизм (по крайней мере, в Индии). Следует выяснить, нет ли здесь пересечений с некоторыми суфийскими тарикатами (например, Маламатья) и даже традициями православного юродства (о политической функции юродивых и о легендах о «тайных святых» следует провести более подробное специальное исследование). Кроме того, юродство подчас свойственно правителям – от Гелиогабала и Калигулы до Ивана Грозного или Сталина.

Часть 5. Конец Света и конец иллюзии

1. Генон в «Царстве количества и знаках времени» писал, что «конец света есть не что иное как конец иллюзии». Это значит, что свет (мир) есть иллюзия. Это мы уже разобрали. Но это значит, что иллюзия может кончиться.

2. Однако пара иллюзия-неиллюзия, необходимая, чтобы иллюзия могла уступить место не-иллюзии, требует двайты, то есть дуализма. Дуализма, допускающего, что может существовать мир, который был бы не иллюзорным. Иллюзия закончится, мол, и начнется не-иллюзия. Вот с этим проблемы, по крайней мере, проблемы в оптике адвайты.

3. Все что будет существовать, будет иллюзией. Человек и мир могут быть только фигурами игры. Время - либо заблуждение, блуждание, если угодно, блуд или Holzwege, либо его нет вообще. Конец света должен стать концом времени (как у нас, христиан), либо ничего не кончится. Мир, сон, обман и галлюцинация – это строго одно и то же. Все юги суть Кали-юга, все юги – игры Калы, Времени. Кали-юга не имеет начала онтологически, она имеет начало гносеологически.

4. Кали-юга начинается тогда, когда мы замечаем, что что-то не так. То есть когда мы гносеологически взрослеем и начинаем догадываться, что вокруг что-то не то… Кали-юга - это все также юга, что и раньше, только вспоротая подозрением, потревоженная страшной догадкой… Мир становится адом, близится к концу, когда мы начинаем догадываться о его галлюцинативной природе, когда галлюцинация становится отрефлектированной, обнаруженной. Мир близится к концу и обретает черты ада, когда мы пробуждаемся ото сна, то есть когда мы начинаем воспринимать галлюцинацию как галлюцинацию. Поэтому мы интуитивно и называем конец времен Апокалипсисом, то есть «откровением», «обнаружением». Мир закончится тогда, когда мы прекратим бредить, блуждать, бродить.

5. Переставая быть обманутыми, мы перестаем быть людьми. Мы понимаем, что наша человечность – игра, равно как игра – мир.

6. Конец света, понятый недуально, таким образом, есть момент пробуждения и реализации Высшего Тождества.

7. Как только мы постигаем, что галлюцинация это галлюцинация, она рассеивается. Поля для игры больше нет. Осознавая, что мы бредим, мы не станем бредить дальше.

8. Это и есть момент появления Царя Мира, обнаружение тантрической Мандалы, развертывание эсхатологической империи конца, которая есть внутри нас. Царь Мира – гость изнутри.

Часть 6. Недуальная галлюцинация и Новая Метафизика

1. Последнее: природа галлюцинации в Новой Метафизике.

2. Новая Метафизика имеет заостренно эсхатологический смысл. Ее интересует как раз момент Конца Света. Новая Метафизика развертывается вокруг точки Конца как наиболее семантически нагруженного момента сакральной истории и кульминации космического цикла. То, что происходит в Конец Света, и то, чем является Конец Света, столь же важно (если не важнее!), чем его Творение и вся мировая история. Только сейчас драма бытия получает свое разрешение.

3. Но Новая Метафизика трактует Конец Света, его символизм, его феноменологию и его семантику в особом ключе, несколько отличающемся как от классических религий, так и от традиционализма Р.Генона, хотя оперирует с терминологиями и концептами и тех и других.

4. В центре Новой Метафизики стоит фигура Радикального Субъекта. Сколько о нем ни говори, всякий раз охватывает дрожь… Как РС относится к галлюцинации-Космосу и сомнительной (в адвайтистской логике) перспективе ее конца?

5. Тезисно:

РС знает об иллюзорности иллюзии и галлюцинативности галлюцинации изначально, всегда;

РС не обманывается и не заблуждается, он не блуждает;

РС находится в центре политической Мандалы даже тогда, когда кажется, что он находится на периферии или вообще скрывается из виду;

РС не ждет Конца Света как конца иллюзии, так как понимает, что без иллюзии ничего не будет, а он не уверен, что это цель – устроить оперативно Махапралайю и окунуться (поскорее) в ночь Брахмы;

Ведь РС внутренне понимает, что как бы то ни было, «Тайное Сокровище» всегда может снова захотеть стать познанным;

Поэтому Он всегда здесь, чтобы познать это «Тайное Сокровище», но и для того чтобы быть Другим по отношению к Нему;

В Конце Времен РС чувствует себя «веселее», чем когда-то и где-то еще;

РС знает не только об иллюзорности иллюзии, но и о ее недуальной природе, то есть о ее специфической абсолютности;

Осознавая галлюцинативность галлюцинации, РС не бежит от нее и не стремится ее развеять, Он признает ее, оставаясь там же, где Он есть;

Более того Он делает еще один шаг в сторону имманентного, вниз по лестнице, приведшей вниз (Ему интересно – что там?).

6. Для РС мир конечен, но галлюцинация бесконечна. Это создает некоторую проблему. РС оказывается играющим в игре, в которой отсутствует игрок.

7. Где-то в этой трехмерной (фрактальной) плоскости лежит развитие нашего предложения «помыслить Постмодерн недуально»…

Комментарии

Андрей Чернов аватар

...

Гельевич - красавец и основательнейший молодец. Как, прочем, и почти всегда... (фота же в сответствующем месте, надо поалагать, должна пониматься как Наш Платон    ;)    - ну то такое... , главное, шоб не б-г...    ;)   ).

И тут хочу вспомнить несколько параллелей, связанных с предстваленными тезисами. Только начать надо с того, что все это дело не совсем "безсубстанциональное", а напротив (ведь "substantia" - это "сущность", а не "вещество", и тут как раз-таки не имеется в виду никакой материальный стимул). Далее - про "блуждать" и все такое - ср. с "блудни", "блуждающие огни" и др. - одна из форм манифестации существ, именуемых в западной традиции "фейри"; сюда же - "синец", откуда общеизвестная "синька" (в Сети про такого рода галюны была нехилая статейка некого наркологического санитара - в названии чего-то там о бородатой фее, опять же; = бородатым богиням Древнего мира); ну а сам перевод "фейри" как раз и включает весь спектр, связанный с "блудом", и не только в современном сленге - ибо сюда относятся и западноевропейские "сук-/инкубы", и восточные "дэвы", и совсем старые "алу/галу" (потомство Лилит), и сами родители нифилимов (кои хоть и были Бна Элохим, но поименно - все те же девы: Ашмадэва и ко; вот и "lila" - хоть и игра, но не факт, что космическая, а не таковая меж инкубониусом и его "гопи"). Откуда, собственно, и диапазон - "серые ангелы"/"темные"... (кому. собственно, всегда и вменялось вызывать разные вещи от простых "глюков", до весьма серьезных - см. этимологию сих "бродяг"). Так что, "охотнически-скотоводческий термин" тоже очень метко использован. Ибо то - "разумные животные", "духовные звери" и т.п., как именует сих "товарищей" все та же Традиция (= текущие, утерявшие образ Божий; и ясно почему сии скоты - все-таки дикие звери). И полюбляемый учеными мужами "трикстер" тоже исходит отсюда, ибо он есть не просто "обманщик", но сам "обман" (= "галюнам" и "блужданиям"). Ну и "Майя", конечно же, тоже (ср. с "манами", откуда "мании"); + Mundus - с 4-мя сторонами о 3-х этажах (отделенных от Небес Истинных твердью-мехицей-etc., откуда иногда побивают падучими звездами названных "товарищей"), т.е. все та же элементальщина-хтоника (так что, ясно почему в Конце рухнет иллюзия мира сего, вместе с его/ее патроном и поддержателями - и сия "пелена" уже приподнималась, ...когда замолкали оракулы, была повержена тётька с косой и разверзлись врата адовы). Ну а "тропы, которые никуда не ведут" - это те самые Пустые ямы, что уж наполнены человеками (так что, сроки скоро исполнятся). И т.д., и т.п. (у нас имеется большая работа "История Гамельнского крысолова и его волшебной флейты (с пространным мифологическим и лингвистическим экскурсом)" + мои комменты к известной книжке Р.Кирка/Э.Ланга и главам У.Сайкса и Ф.И.Буслаева, где все это конкретно раскатано..., может когда-никогда и выложу     ;)      ).

Главный редактор журнала "Палантир", уже Симферополь