*Фридрих Энгельс: "День великого решения, день битвы народов приближается, и победа будет за нами!"*

И самое любимое дитя природы, человек, возвратившись после долгой борьбы в юношеском возрасте и длительных скитаний на чужбине к своей  матери как свободный муж и, защищая ее против призраков побежденных в борьбе врагов, превозмог также свое собственное раздвоение, раскол  в своей собственной груди. После томительно долгой борьбы и стремлений над ним взошел светлый день самосознания. И вот стоит он, свободный  и сильный, уверенный в себе и гордый, ибо он прошел через битву битв, он одержал победу над самим собой и надел себе на голову венец  свободы. Все для него стало явным, и не было такой силы, которая могла бы куда-либо скрыться от него. Только теперь познал он истинную  жизнь. Того, к чему он прежде только смутно стремился, теперь он достигает полностью, по своей свободной воле. То, что, казалось, лежало вне  его, то, что представлялось находящимся в туманной дали, он открывает в себе как свою плоть и кровь. Он не считает слишком дорогой ценой то,  что он заплатил за это лучшей кровью своего сердца, ибо венец стоил этой крови. Долгое время ухаживания для него не прошло даром, ибо  гордая, прекрасная невеста, которую он сейчас ведет к себе в дом, для него только стала тем более дорогой. Сокровище, святыня, которую он  нашел после долгих поисков, стоила многих блужданий. И этим венцом, этой невестой, этой святыней является самосознание человечества – тот  новый Грааль, вокруг трона которого, ликуя, собираются народы и который всех преданных ему делает королями, бросает к их ногам и заставляет  служить их славе все великолепие и всю силу, все величие и все могущество, всю красоту и полноту этого мира. Мы призваны стать рыцарями  этого Грааля, опоясать для него наши чресла мечом и радостно отдать нашу жизнь в последней священной войне, за которой должно последовать  тысячелетнее царство свободы. И такова сила идеи, что всякий, познавший ее, не может перестать прославлять ее и возвещать ее всемогущество,  что он охотно и радостно отвергает все остальное, если она этого требует, что он готов пожертвовать своим телом и жизнью, своим добром и  своей кровью, чтобы только ее, только ее воплотить в жизнь. Кто ее хоть раз созерцал, кому она раз явилась в ночной тиши во всем своем  блеске, тот не может с ней расстаться, он должен следовать за ней, куда бы она ни вела его, - хотя бы даже на смерть. Ибо он знает о ее силе,  знает, что она сильнее всего на небе и на земле, что она победоносно пробивает себе дорогу сквозь ряды всех врагов, загораживающих ей путь.  И эта вера во всемогущество идеи, в победу вечной истины, эта твердая уверенность, что она никогда не поколеблется, никогда не сойдет со  своей дороги, хотя бы весь мир обратился против нее, - вот истинная религия каждого подлинного философа, вот основа подлинной позитивной  философии, философии всемирной истории. Именно она есть высшее откровение, - откровение человека человеку, откровение, в котором всякое  критическое отрицание содержит в себе положительное. Этот натиск и буря народов и героев, - натиск и буря, над которыми в вечном мире витает  идея, чтобы, наконец, спуститься в самую гущу этой борьбы и стать ее самой глубокой, живой, пришедшей к самосознанию душой, - вот источник  всякого спасения и искупления, вот царство, в котором каждый из нас должен бороться и действовать на своем посту. Идея, самосознание  человечества и есть тот чудесный феникс, который устраивает себе костер из драгоценнейшего, что есть в этом мире, и, вновь помолодевший,  опять восстает из пламени, уничтожившего старину.
Понесем же на костер этого феникса все, что нам было дорого, все, что было нами любимо, все, что было свято и возвышенно для нас, прежде  чем мы стали свободными! Пусть не будет для нас любви, выгоды, богатства, которые мы с радостью не принесли бы в жертву идее, - она воздаст  нам сторицей! Будем бороться и проливать свою кровь, будем бестрепетно смотреть врагу в его жестокие глаза и сражаться до последнего вздоха!  Разве вы не видите, как знамена наши развеваются на вершинах гор? Как сверкают мечи наших товарищей, как колышатся перья на их шлемах?  Со всех сторон надвигается их рать, они спешат к нам из долин, они спускаются с гор с песнями при звуках рогов. День великого решения, день  битвы народов приближается, и победа будет за нами!

Фридрих Энгельс "Шеллинг и откровение" (1842)

Комментарии

Mahtalcar аватар

Энгельсу тогда было 20 лет.

Энгельсу тогда было 20 лет. Очень характерна эта восторженная лжерелигия, на место Абсолюта ставящая нечто смертное - хилиастическое "тысячелетнее царство свободы". Запад давно, уже с Иоахима Флорского, если не с Августина, прельстился этим...

В связи с этим напомню

В связи с этим напомню известную статью Натальи Мелентьевой «Социалисты филадельфийского обряда» из «Элементов» - http://elements.lenin.ru/8socialists.htm
Ну а главная заслуга Маркса и Энгельса заключается в том, что они именно рискнули открыто бросить вызов Сатане — глобальному, стирающему всякие различия между нациями, Капиталу. И потому даже их радикальный нигилизм заслуживает самого искреннего уважения. Я сейчас, Максим, заново перечитывал «Манифест Коммунистической партии» и невольно восхищался верностью мыслей, изложенных в нём. Да, резкие выпады против Традиции мне категорически не близки и антипатичны, но беспощадная критика буржуазно-капиталистической цивилизации выше всяких похвал. Ну а если соотносить выводы «Манифеста» с нашими современными реалиями, то совпадение более чем налицо. Маркс и Энгельс и здесь абсолютно правы и даже гениальны. Система со временем научилась разве что весьма изощрённо эксплуатировать, якобы, «социалистические» методы для укрощения всяческого социально-классового протеста, при этом полностью сохраняя свой диктат и все свои омерзительные пороки. 

Mahtalcar аватар

Я далек от того, чтобы

Я далек от того, чтобы недооценивать светлую сторону марксизма. Но это позволяет мне обЪективно и сурово оценивать самих Маркса и Энгельса - в юности, в 1840-е годы, гностиков-сатанистов (юный Маркс писал стихи про сатану, который водит его смычком) и последовательных русофобов. Чтобы понять, каким образом Бог даже это зло заставил служить добру, советую обратить внимание на отношение Маркса и Энгельса к зачинателю национал-коммунизма, археофутуризма и вообще Третьего пути Уильяму Моррису. Они терпели его в своем окружении, но презирали как романтика.

= последовательных русофобов

= последовательных русофобов =

Ой не скажи, Макс. Россия как Империя им и в самом деле была несимпатична (прежде всего из-за подавления революций 1848 года (которые, кстати, были и национальными в том числе) в Европе), но русскую культуру и русский народ они отнюдь не поносили столь уж ретиво (Кара-Мурза, исследовавший сей вопрос, тут несколько "переборщил"). Напротив, отношение к России менялось. Вот тебе цитата из предисловия к русскому изданию "Манифеста Коммунистической партии".

"Перейдем к России! Во время революции 1848 - 1849 гг. не только европейские монархи, но и европейские буржуа видели в русском вмешательстве единственное спасение против пролетариата, который только что начал пробуждаться. Царя провозгласили главой европейской реакции. Теперь он - содержащийся в Гатчине военнопленный революции, и Россия представляет собой передовой отряд революционного движения в Европе.

Задачей "Коммунистического манифеста" было провозгласить неизбежно предстоящую гибель современной буржуазной собственности. Но рядом с быстро развивающейся капиталистической горячкой и только теперь образующейся буржуазной земельной собственностью мы находим в России больше половины земли в общинном владении крестьян. Спрашивается теперь: может ли русская община - эта, правда, сильно уже разрушенная форма первобытного общего владения землей - непосредственно перейти в высшую, коммунистическую форму общего владения? Или, напротив, она должна пережить сначала тот же процесс разложения, который присущ историческому развитию Запада?

Единственно возможный в настоящее время ответ на этот вопрос заключается в следующем. Если русская революция послужит сигналом пролетарской революции на Западе, так что обе они дополнят друг друга, то современная русская общинная собственность на землю может явиться исходным пунктом коммунистического развития.

Карл Маркс, Фридрих Энгельс

Лондон, 21 января 1882 г."

То есть налицо признание ценности традиционной русской крестьянской общины. Но только с учётом всех благих достижений западного прогресса. И с этим невозможно не согласиться. Таким образом марксизм, перенесённый на русскую почву, стал именно уникальным синтезом Архаики и Прогресса. Маркс ближе к концу жизни сам признавал это.  

Ну а "юношеский сатанизм" - это, скорее, форма стихийного бунта Прометея или мятеж Фауста (Гегель то Гёте как раз очень уважал). В XIX веке много кто "баловался" этим. Все были, так или иначе, "мятежники-бунтари-радикалы". :-))))

Mahtalcar аватар

Эту цитату об общине я как

Эту цитату об общине я как раз привожу всегда в доказательство тем, кто пытается противопоставить Ленина Марксу-Энгельсу. Но! Эта цитата лежит в духе народовольцев, т.е. тех же позитивистов, атеистов и врагов России. Напомню, что и в 70-е, и в 80-е годы уже пожилые Маркс и Энгельс продолжали не просто писать статьи против внешней политики России (кстати, и Германии тоже), но и лично помогать наиболее русофобскому и германофобскому крылу британских политиков.

Максим, а ты не можешь

Максим, а ты не можешь припомнить конкретные факты поддержки Марксом определённых британских политических кругов? Понятное дело, что с государственно-политической точки зрения коммунизм как планетарная радикально-социалистическая альтернатива явно стремился разрушить традиционную геополитику и перевести её в совсем иное русло. И, тем не менее, Маркс открыто ведь осуждал британский колониализм и угнетение народов Индостана. А вот надежды на социалистическую пролетарскую революцию в Германии у него были самые искренние. И марксистская оценка Парижской Коммуны, феноменом которой занимались, кстати, и «новые правые», тоже весьма любопытна.
Ну а приведённая мной цитата из Энгельса является превосходной иллюстрацией к культовой, без сомнения, статье Дугина «Метафизика национал-большевизма», где даётся блестящий взгляд «справа» на марксизм и ленинизм.  

"Социалисты-утописты, которых Маркс однозначно включает в число своих предшественников и учителей, являются представителями особого мистического мессианства и глашатаями возвращения "золотого века". Практически, все они — выходцы из эзотерических обществ, в среде которых царил дух радикального мистицизма, эсхатологии и апокалиптических предчувствий. В этом мире перемешались сектантские, оккультные и религиозные мотивы, суть которых сводилась к следующей схеме: "Современный мир безнадежно плох, он потерял свое сакральное измерение. Религиозные институты выродились и утратили благодать (тема общая для крайних протестантских сект, «анабаптистов» и русского раскола). Миром правит зло, материализм, обман, ложь, эгоизм. Но посвященные знают о скором приходе нового золотого века и содействуют этому приходу своими таинственными ритуалами и оккультными действиями."

Социалисты-утописты спроецировали этот общий для западного мессианского эзотеризма мотив на социальную действительность и придали грядущему золотому веку социально-политические черты. Конечно, в этом был момент рационализации эсхатологического мифа, но вместе с тем, сверхъестественный характер грядущего Царствия, Regnum, явно ощущается в их социальных программах и манифестах, где нет-нет да и проскользнет упоминание о грядущих чудесах коммунистического общества (плавание на дельфинах, управление погодой, общность жен, полеты в воздухе людей и т. д.). Совершенно очевидно, что эта линия имеет откровенно традиционный характер, и такой радикальный эсхатологический мистицизм, идею возврата к Истоку, совершенно логично назвать не просто «правым» компонентом, но даже "крайне правым"."

***

"Гностическая линия Маркса и его предшественников была подхвачена русскими большевиками, воспитывавшимися в среде, где против отчужденного, светского, выродившегося монархического режима копились таинственные силы русского сектанства, мистицизма, народного мессианства, тайных обществ и страстных романтических натур русских бунтарей. "Москва — Третий Рим, русский народ — богоносец, нация Всечеловека. Россия призвана спасти мир." Все эти идеи пропитывали русскую жизнь, резонируя с заложенными в марксизме эзотерическими сюжетами. Но в отличие от чисто спиритуальных формулировок, марксизм предлагал экономическую, социальную и политическую стратегию, ясную и конкретную, понятную даже простому человеку и дающую основание для социально-политических шагов. В России восторжествовал именно "правый марксизм", получивший название «большевизма». "