Эвола "Недоразумения нового язычества" (1936)

Недавно в Вене в интервью журналисту, которого мы много лет знали в Италии, нам пришлось стать на защиту нашей книги "Языческий империализм", когда этот журналист сказал нам, что наш час настал, по крайней мере, в другой стране. Он, естественно, намекал на Германию - на течения, более или менее подерживаемые национал-социализмом и стремящиеся создать новый религиозный германский и в то же время нехристианский дух. Мы ответили, что, скорее, почти что настало такое время, когда нам придётся объявить себя если не христианами, то по крайней мере католиками.

В действительности это "новое язычество" является большим недоразумением, осветить которое будет весьма интересно из-за самого этого явления, но здесь у нас есть и некоторый личный интерес. Нам действительно нужно было продемонстрировать ценность, которую возобновление некоторых наших великих дохристианских традиций могло бы иметь для восстановления нашей западной цивиилизации в героическом, имперском и в общем "римском" смысле - мы полагали так в 1928 году, когда вышла наша книга "Языческий империализм", мы считаем так и сегодня. Однако наши идеи и то, что сегодня известно в Германии как "новое язычество", не только различны, но и противоположны. Поэтому, учитывая дошедшие до нас слухи, мы заметим, что если верно то, что некоторые наши произведения сейчас находят больший резонанс в Германии, чем в Италии, то настолько же верно и то, что такой резонанс по своей сути относится к консервативной среде старой Германии, но никоим образом не к новым языческим течениям, с которыми у нас по большому счёту нет никакой связи, а также и не к полуофициальному фронту Альфреда Розенберга.

Розенберг проявлял к нам интерес, будучи знаком с нашими идеями лишь понаслышке, и из-за недоразумения с термином "языческий" полагая, что мы находимся на его стороне. Теперь же, ознакомившись с нашей истинной точкой зрения, он, кажется, демонстрирует к нам равнодушие. То, что может происходить в Германии, - это демонстрация деформаций, которые претерпевают многие идеи, способные иметь высшее значение: в них происходят изменения, в результате которых за цель принимаются чисто эмпирические и тенденциозно политические цели.

Но давайте теперь объективно рассмотрим, в чём, собственно, состоит недоразумение северного неоязычества. Мы рассмотрим этот вопрос наиболее безличным способом: мы просим прощения у тех, кто, возможно, предпочёл бы видет, как мы используем лозунги, которые сегодня в этой связи больше используются в нашей среде, но более или менее известны всем.

Первое, что нужно установить, - это то, что выбора термина "языческий" для общего обозначения чуждых христианству мировозрений и традиций весьма неудачен, отчего мы сами сожалеем об использовании этого выражения ранее. Действительно, слово paganus - это по своей сути пренебрежительное, если не оскорбительное слово, использовавшееся в полемике первыми христианскими апологетами. Также "язычество" не только как термин, то есть как слово, а как содержание и концепция, является полемической выдумкой и находит очень слабое соответствие в реальном дохристианском и нехристианском мире, если не принимать во внимание периодов явного упадка. Чтобы утвердить и прославить новую веру, некоторые христианские апологеты стали (зачастую систематически) искажать и обезценивать почти все предшествовавшие доктрины и традиции, которым потом было дано совокупное и пренебрежительное обозначение "язычество".

Итак, мы находимся перед следующим парадоксом: такое "язычество", никогда не существовавшее и полемически произведённое воинствующими апологетами христианства, сегодня существует в первый раз, таким образом являясь угрозой, именно из-за неоязыческих и антихристианских произведений в новой Германии.

Прежде всего: натурализм. Языческое видение жизни игнорирует всякую трансцендентность. Оно остаётся в смешении между духом и природой. Её пределом была бы мистика природных сил (старая история "Леса", противоположного "Храму") и суеверное обожествление народных энергий, вырастающих до идолов. Отсюда, в первую очередь, происходят партикуляризм и политеизм, обсуловленный землёй и кровью. Во-вторых, отсутствует концепция личности и свободы, а присутствует состояние невинности, свойственной просто природным существам, в которых ещё не пробуждено никакого действительно сверхъестественного устремления. В противоположность "языческому" детерминизму и натурализму, христианство приносит мiр надмiрной свободы, то есть благодати и личности; "католический" идеал, то есть, этимологически, универсальный; здоровый дуализм, позволяющий подчинение природы высшему порядку, закону свыше.

Но очевидно, что для этих тенденций католицизм представляет уже "слишком много", и из-за этого они пытаются "преодолеть" его, подобившись раку, - в путанице, отклонениях и подчинении наименее интеллектуальным и наименее управляемым силам нынешнего мiра. Очевидно, что перед лицом таких тенденций безполезно ссылаться на более широкие горизонты, ибо из-за разрушительного переворота точка зрения, которая могла бы быть "сверхтрадиционной", стала попросту антитрадиционной.

Цит. по: Эвола Ю. Империя Солнца / пер. О.Молотова. Тамбов, 2010. С.51-53.

За 75 лет ничего не изменилось!

http://mahtalcar.livejournal.com/34541.html

Комментарии

То что делало "новое

То что делало "новое язычество " симулякром , это то что оно явно шло не от "естества"  , а от организующего и планирующего разума)

От "естества" оно идти не могло , поскольку жизнь изменилась , с тех времен как оно шло " от естества". Мне видится что такая вещь как "сознательная практика язычества " есть нечто неязыческое , так как его практика связанна с тем что является для человека естественным и вписанно в его бессознательное.  В нерефлексивное и дорефлексивное)И в единство человека и Природы.

 Совеременная жизнь (под современностью я понимаю   эпоху  европейской техники)    предельно далека  от тех условий в которых язычество могло бы быть актуальным.  Поэтому  любые попытки практики  язычества в современной культуре следует признать симулякрами.

Осторожно!  возможна провокация!
Mahtalcar аватар

"Былые дни Севера исчезли без

"Былые дни Севера исчезли без следа, и всё, что осталось, дошло до нас через христианство" (с)

Александр Иванов аватар

Нео- началось раньше...

 

Кажется, этот натурализм, в котором Эвола обвиняет северное нео-язычество («Языческое видение жизни игнорирует всякую трансцендентность. Оно остаётся в смешении между духом и природой. Её пределом была бы мистика природных сил (старая история "Леса", противоположного "Храму") и суеверное обожествление народных энергий, вырастающих до идолов».) был свойственен ему и ранее. Вспомнился диалог из «Саги о Ньяле» (CII):

 «[Тангбранду] навстречу выступила Стейнунн… Она пыталась обратить Тангбранда в язычество и долго говорила с ним. Тангбранд молчал, пока она говорила, но потом начал долгую речь и оспорил все, что она сказала.

— Слыхал ли ты, — спросила она, — что Тор вызвал Христа на поединок, но тот не решился биться с Тором?

— Я слыхал, — ответил Тангбранд, — что Тор был бы лишь прахом и пеплом, если бы Бог не захотел, чтобы он жил».

За этой казалось-бы примитивной и на первый взгляд (только на первый!) выдуманной аргументацией (мол, где и когда состоялся поединок Христа с Тором?), скрываются две понятных оппонентам доктрины бого-миро-воззрения. Стейнунн как раз «игнорирует всякую трансцендентность» апеллируя к образу Тора, как архетипу стихийной природной мощи – и это, кстати Тангбранд не оспаривает;  – он указывает лишь на трансцендентное измерение, т.е. собственно на мета-физику, которая присуща христианству и отсутствует в язычестве.

Mahtalcar аватар

В общем-то Эвола всегда

В общем-то Эвола всегда настаивал на "олимпийской", героической, трансцендентной метафизике Неба и Света в противовес хтонической, титанической метафизике Земли. Поэтому он всегда скорее был за христианство, и его колебания были вызваны, как сам он признавал, только совершенно гнусным и отвратительным обликом современной католической церкви.