Еще раз о Баташеве

Увидел здесь: http://www.ruthenia.ru/folklore/neckludov27.htm .

"В начале 1920-х годов в нескольких номерах касимовской газеты «Красный Восход» печатался очерк журналистки Л.П. Чекиной «Орлиное гнездо»; в 1923 г. он вышел и отдельной брошюрой. В 1927 г. появилась рецензия на этот очерк, автор которой скрылся под псевдонимом «исследователь». В 2003 г. и то, и другое было переиздано в Шацке (без указания имени автора на обложке и титуле).

В очерке рассказывается о касимовском помещике Андрее Родионовиче Баташеве, выбившемся из тульских купцов и через покровительство Потемкина ставшем хозяином огромного имения. Он прославился своим богатством, самовластностью, разгульным образом жизни и невероятной жестокостью; народная молва уподобляет его, «масона-безбожника», самому сатане [Чекина 2003, с. 8, 9, 14; далее в скобках — ссылки на этот источник].

Его «усадьба-крепость, обнесенная сплошной каменной стеной 2-саженной высоты с башнями, могущая выдержать настоящую осаду», там, «в каменной, наполовину осыпавшейся стене и сейчас видны маленькие “бойницы” для пищалей». У него даже был свой «собственный егерский полк . людей в полторы тысячи» (это согласно каким-то архивным данным) [с. 5, 18]. Более того, под землей он одновременно «другие хоромы строит», о характере которых напуганные рабочие хранят молчание.

От рабочего, проболтавшегося любимой девушке, за что оба поплатились жизнью (так страшно, что «волос дыбом становился»), в округе идет «глухая молва о том, что «в подземных хоромах устроен монетный двор, где день и ночь “работаются червонцы”» [с. 8, 11]. Когда же над ним нависает подозрение в изготовлении фальшивых денег, все занимавшиеся этим 300 человек рабочих оказываются погребенными заживо в таинственных подземельях [с. 16-17].

С отрядом своих приспешников он разбойничает на дорогах. Он дважды женится (при живой жене!), сначала . на понравившейся ему дочери соседа, мелкопоместного дворянина (в архивах сохранилось подробнейшее описание свадьбы); эта женитьба якобы на год усмирила свирепства и разгульную жизнь барина, а затем . на петербургской вдове-генеральше, оказавшейся, напротив, ему достойной парой [с. 12-16].

Автор очерка, и сам поучаствовавший в формировании излагаемого им предания, подтверждает (со слов последней владелицы Баташева) наличие потайных ходов «не только под землей, но и в стенах дома… К сожалению, последняя Баташева “побоялась” проникнуть в подземелье и велела снова заложить стену».

«В громадном леднике… я сама видела верх огромной чугунной двери аршина на 2 ниже уровня земли. Живший у последних Баташевых лет 30 кучер рассказывал мне, что лет за 5 до своей смерти, Эмман[уил] Ив[анович] Баташев (внук Андрея Родионовича) не велел набивать заново ледник… взял с собой управляющего и его . кучера Григория и велел кузнецам сбить замки, с фонарями спустился в громадную яму ледника и проник за чугунную дверь, не отпиравшуюся почти 200 лет. За дверью оказался высокий и широкий коридор, выложенный серым камнем, который привел их ко второй такой же двери с железными засовами, но уже без замков и только, что кучер хотел отпереть их, как “на барина напал страх” . он бросился бегом назад, велел сейчас же снова запереть на замки “страшную дверь”, а ключи забросить в озеро. Он никому не сказал “причины своего внезапного страха”, но мне кажется, что его напугала возможность встретить за дверью скелеты 300 рабочих, которых замуровал под землей его дед…».

И сейчас «на уровне земли видны круглые окна с чугунными решетками, в которые виден верх громадного каменного столба, с приделанными  к нему громадными кольцами и ключами. Что находится в низу этого подземелья и где ход в него . никто не знает, но, несомненно, это был или “застенок”, или подземная тюрьма, где томились жертвы беспощадного владыки» [с. 19-20].

Итак, источниками Л.П. Чекиной, по ее собственному признанию, были устные рассказы местных жителей (кроме каких-то точно не обозначенных «архивов», содержавших, вполне возможно, записи все тех же устных рассказов). «Большая половина моих сведений о “грозном барине” взята мной (помимо архива) из рассказов 90-летней старухи, родной дед которой служил “казачком” у Андрея Родионовича и был очевидцем всего происходившего в эту мрачную эпоху. Некоторые рассказы этой старухи были настолько красочны, что я записывала их дословно, в какой форме передаю и здесь. Вот что говорила она со слов деда об угловой правой башне парка». Далее . рассказ о «бездонном колодце» под этой башней, пол над которым раздвигался с помощью специального механизма и неугодный гость, предварительно напоенный допьяна, проваливался в гибельное подземелье [с. 18]."

 

А вот и сам Андрей Родионович:

Картинка 2 из 10

Вполне гламурный персонаж. Совсем не тот карабас-барабас, которого представляешь себе, слушая замечательное произведение Фомина.

Комментарии

admin аватар

Ты пойми, что портрет писали

Ты пойми, что портрет писали в столице. Самому же Баташову ничто не мешало быть карабасом-барабасом и гламурным единовременно. Столичный дресс-код в те времена был еще более строгим, чем сейчас. Пушкин разделил Баташова на Дубровского и Троекурова. Сам же Баташов интересней и сложнее.

Администратор портала "АРТАНИЯ"