Ещё о Царстве, Церкви и Поэзии

Натолкнулся на малоизвестную и только недавно изданную по-русски статью Г.В. Флоровского "Владимир Соловьёв и Данте: проблема христианской империи" (её можно найти в конце вот этой книги: http://www.iarex.ru/books/book53.pdf). Естественно, я не люблю Флоровского и ожидал встретить какое-нибудь либерально-консервативное разглагольствование. Однако, вопреки ожиданию, Флоровский в данном случае просто добросовестно свёл материал из зарубежного дантоведения и указал на заимствования у Соловьёва из Тютчева и Данте, собственную же идеологию Флоровский в данном случае не продвигал. В итоге имеем крайне ценный материал.

(Помимо всего прочего, меня особенно порадовало, что среди английских и французскиз трудов о Данте Флоровский цитирует работу Чарльза Уильямса 1943 года, о которой я ранее не слышал. Вы представляете, что это значит? Какой это сильный козырь в пользу традиционализма Уильямса!)

Прочитав статью, я обратил внимание на деталь, которая осталась незамеченной ни Флоровским, ни всеми остальными соловьёвоведами. Хотя на фоне сравнения концепции Данте со схемой Соловьёва, казалось бы, эта деталь должна была бы сразу броситься в глаза. И эта деталь, как мне представляется, во многом снимает вопрос и о противоречии между Империей и Церковью, и о противоречии между Церковью и Искусством.

В самом деле, Царство, Церковь и Искусство представляют собой три традиционных служения. Царское, священническое, пророческое (пророческий дар представлен как поэзия по преимуществу, с этим никто не будет спорить!). Они являются земным отображением Лиц Пресвятой Троицы - Отца, Сына и Св. Духа соответственно. Но если в Св. Троице никаких "противоречий" быть не может, ибо у трёх Ипостасей одна Природа, то в земном отображении неизбежны противоречия между Империй, Церковью и Поэзией. Чем их меньше, тем лучше, тем полнее отображение Небесного Оригинала. Но тут-то и подстерегает нас опасность, из которой с честью вышел поэт-традиционалист Данте, но которая стала гибельной ловушкой для неуравновешенного Соловьёва.

Соловьёв, как следует из статьи Флоровского, признавал тезис Данте, что Церковь (даже его любимая католическая Церковь) не должна вершить мирские дела и мешать в этом Царству. Но Соловьёв боялся додумать мысль до конца. Тогда бы он пришёл, как и Данте, к тому пониманию идеала симфонии, который в I тыс. от Р.Х. господствовал и на Западе, и на Востоке. А именно: Император есть Отец, папа и патриарх как первосвященники выполняют роль Сына. Империя первична, Церковь совечна ей, но всё же рождается от неё. Это понимание зафиксировано в речах всех римских пап вплоть до каролингской узурпации, а с другой стороны, в новеллах Юстиниана. Как показал один из умнейших представителей сегодняшнего духовенства диакон Владимир (Василик), симфония по Юстиниану означает первенство Империи во всех управленческих делах, а потому (говорит Василик) петровский Синод ближе к идеалу симфонии, чем никоновский клерикализм. Таким образом, папство, восставшее в IX в. против Империи (вспомним наглое письмо папы Николая I византийскому императору), вело себя как взбунтовавшийся ребёнок-узурпатор. Начиная с XI в., вернуть идеал симфонии на Западе пытались гибеллины. Поэтому Эвола был прав, и защитником Традиции в те века было именно гибеллинство (характерна, между прочим, евразийская ориентация гибеллинов - на Византию, Русь, а затем и на монголов). Каковы бы ни были личные пороки тех или иных немецких императоров. Уже после краха Гогенштауфенов последним певцом православного, традиционного идеала симфонии властей был гибеллин Данте, что и подтверждается цитатами в статье Флоровского. Тем самым нынешние поборники клерикализма могут быть смело названы латинянами и гвельфами и обвинены в ереси.

Ну а что же с искусством и поэзией, в частности, т.е. с дарами Св. Духа? Католическая узурпация прав Империи в IX в. шла рука об руку с утверждением еретического догмата filioque. Правы те богословы, которые указывают, что и сейчас атеистическое и рационалистическое мышление европейцев сохраняет свою связь с первым рационалистическим грехом - филиокве. И мы видим, что желая подчинить Империю папству, католики пожелали подчинить папству ещё и Поэзию. Отсюда вечные мучения католических писателей (а также и православных писателей, уже впитавших латинскую культуру) на тему "не грешу ли я своим творчеством". Потому что в их перспективе Св. Дух исходит от Сына, более того, они кощунственно называют его "Даром Отца и Сына мiру", т.е. искусство оказывается исходящим не от Империи, а от Церкви, точнее - от епископата и папства. Вот и вся разгадка. Данте это понял и своим примером показал, как можно одновременно быть и слугой Империи, и христианином, и поэтом - но при этом врагом папского клерикализма. Это понял и Тютчев. Соловьёв этого не понял и безнадёжно запутался. Скользкая дорожка филиокве привела его к западничеству и даже оголтелой либерастии. Статьи Соловьёва 1883 - 1887 гг. читать достаточно противно, а статьи 1888 - 1892 гг. - и вовсе невозможно без рвотного рефлекса. В более поздние годы он всё же возвратился к определённому балансу и вновь стал писать статьи в защиту Империи. Но это уже не могло исправить ситуацию.

Filioque изуродовало всю западную мысль, даже самую традиционалистскую. Схемы французских средневековвых алхимиков невозможно представить без треугольника вершиной вниз, символизирующего исхождение Духа от Отца и Сына, т.е. сама герметика стала филиоквистской. В XX в. разочаровашийся в католицизме Дриё ла Рошель, рассуждая о христианстве, опять пишет о Духе как исходящем от Сына и как о Даре мiру. Это явный пример, но и неявно на всех западных консерваторах и традиционалистах тяготела тяжёлая привычка к филиоквистскому мышлению. Поэтому все они пытались обратиться вспять, к времена как минимум Данте, к временам до Ворождения (прерафаэлиты, между прочим; Рёскин не случайно поставил вопрос о христианском искусстве в отрыве как от либерализма Нового времени, так и от папства, и несмотря на активное издания Рёскина на русском языке в последние годы, его заслуги ещё явно недооценены).

Подрубая гнилой корень филиокве, мы тем самым открываем возможность стать на правильные отношения и Империи с Церковью, и Поэзии с Церковью. Ну а что Св. Дух исходит от Отца и поэтому Поэзия не может не славить Империю - здесь сомнений и разногласий нет уже ни у кого...

Комментарии

насколько смею судить,

насколько смею судить, весьма основательная статья; не претендуя на серьёзный отзыв, только один момент:

Поэтому все они пытались обратиться вспять, к временам как минимум Данте, к временам до Ворождения (прерафаэлиты, между прочим; Рёскин не случайно поставил вопрос о христианском искусстве в отрыве как от либерализма Нового времени так и от папства

прерафаэлитство – это слишком мало (не читал- имею ввиду картины). Путь в рамках выбранного метода был правильным, но продвижение слишком робким. Не значит, что вовсе  без успеха, и тем не менее их язык оставался эклектичным, во многом определялся влиянием Возрождения – пусть и раннего. Именно ПЫТАЛИСЬ. Более аутентичным было бы премазаччитство . Для тех, кто шёл в том направлении, вопрос встал бы более фундаментально: Пизанелло (чьё поколение в Италии было последним), поздняя готика vs Донателло, Брунеллески, Мазаччо. само понятие прерафаэлитства слишком обусловленное

«В декабре 1439 года [Пизанелло] принял участие в войне против Венецианской республики
Вскоре после освобождения Вероны власти Венеции запретили находиться художнику на её территории, а в 1442 году заочно приговорили к конфискации имущества и лишению языка «за клевету на республику и произнесение порочащих правительство слов».

еще бы. 

Mahtalcar аватар

Да, конечно. Хотя именно

Да, конечно. Хотя именно Рёскин как теоретик прерафаэлизма был более последователен в этом направлении. Некоторые его суждения о мировоззренческом надломе XIII - XIV вв. тождественны геноновским. При этом Рёскин оставался христианином, но не хотел признавать примат папы.

"Чем их меньше, тем лучше,

"Чем их меньше, тем лучше, тем полнее отображение Небесного Оригинала. "

это про царя Давыда, что ли?)))

"Схемы французских средневековвых алхимиков невозможно представить без треугольника вершиной вниз, символизирующего исхождение Духа от Отца и Сына, т.е. сама герметика стала филиоквистской."

Максим, почему Вы так читаете этот символ в алхимии? Дайте ссылку- вообще-то - это символ Чаши, которая как раз готова воспринять нечто... И даже если говорить о неком направлении сверху вниз (и такое не исключено), то эта наконечник стрелы=молнии. Если помните- ее никогда не рисуют не зиг-загом. И если верхнюю часть опустить и соединить со стрелой- получаем тот самый символ...

Не знаю как это можно связать с папежской филиокве...

λογοζ νοθοζ (h)

один из умнейших

один из умнейших представителей сегодняшнего духовенства диакон Владимир (Василик)

может, Вы согласитесь упомянуть кого-то ещё, кроме этого клирика, в качестве таких представителей? было бы очень любопытно

Mahtalcar аватар

Ну весьма осторожно могу

Ну весьма осторожно могу назвать о. Сергий Карамышева и о. Кирилла Сахарова. Хотя, конечно, в каждой епархии найдётся без труда по два-три таких иерея.