Элементы

В продолжение  обсуждения  книги  А.Г. Дугина  "В поисках  темного  Логоса".

АННА

Новая метафизика московской школы в лице  четырёх мыслителей всегда разрабатывали только одну тему(топос). В оптике Александра Дугина - это РС и ЧПТ.

В оптике Гейдара Джемаля - точка абсолютной оппозиции

и политическая теология абсолютного финализма.

Евгений Всеволодович Головин занимался Дионисом и режимом Воды

Юрий Витальевич Мамлеев- это шатуны и их последняя доктрина.

Осмысление этой "одной темы"\топоса возможно лишь при условии интегрального прочтения  трудов южинских философов.

Так же как и в случае элементов (или четверицы М.Х.), каждая философская "линия" имплицитно содержит в себе и остальные три, являясь лишь в очевидном мажором.

Можно лишь предположить, что ЕВГ философствует водой, АГД- огнём, ГДД- воздухом и ЮВМ- землёй...

А это значит, что пятый элемент---Русская Вещь-Эрайгнис должна случиться.

Человек открытый
Евгений Всеволодович полагал  философию как  Делание, и  только то, что причастно ему, то имеет отношение и к философии. Его по-преимуществу интересовали два элемента- земля и вода.

Земля и её экзистенциалы- это статика, закрытость и гравитация.

Гравитация – лежит в основе Делания, а значит и в  основе философии. Как старообрядцы утверждали , что «вся наша вера в антихристе» и бежали от  мира князя, так и неофит философии отчаянно сражается с гравитацией, стремясь выскочить из её цепких объятий, напряжённо поверяя всего себя малейшим намёком на её воздействие.   Гравитация есть  то, что всё стремится  определить, догматизировать, озаконить, т.е.- закрыть. Гравитация- это главное оружие режима Земли. Её министерство обороны и «ядерный чемоданчик».

Гравитация- это главный экзамен на статус PhD, это то, что следует преодолеть... Так завещал нам великий Евгений Всеволодович Головин.

Открытость всецело принадлежит воде и её режиму. Открыто ли яйцо мира сверху или снизу- не важно. Важно, что яйцо открыто. И какие воды в него изливаются- наднебесные или под небесные- не имеет значения: до разделения небесной твердью (евр. ракия) они были одной водой…  Только вода способна проходить сквозь сушу и твердь, подтачивать камни и обходить (или сносить) преграды. Алхимики утверждают, что «наше масло» проникает сквозь ладонь и выступает на её тыльной стороне…  Это масло- всё та же философская вода.

…«человек как сущее и более ничто»- есть частное. Всё закрытое есть частное… Земля сама по себе- это сама частность.

Лишь как носитель Da-seinа, точки абсолютной оппозиции- человек открыт режиму воды. Именно  в режиме воды человек утверждает открытую герметику, открытый платонизм, являясь философом по преимуществу.

Философское делание начинается с открытия закрытого. С вторжения, удара в Землю, раскалывания, создающего искомую   «скважину между мирами».   В скважину хлынули первые воды, заполняя пустотные поры земли. Это начало, вход в иной режим, режим открытости, т.е. Воды. Об этом – библейский сюжет о посохе Моисея и алхимический сюжет  о Царе, которого лечили от водянки.

Переключению режимов  посвящено всё интеллектуальное наследие Евгения Всеволодовича (подробно- в главе о философии Головина в новой монографии Дугина).

Переключение режима- трудная и травматическая операция предупреждают все адепты. А удержаться и освоиться  в нём- смертельный риск.

Гравитация преследует, примешиваясь к  каждой капле воды…  Но воля к освоению нового  режима- есть чистый посыл Земли и гравитация. Вода противится воле как стержню.  Вода- это пластика и прозрачность. Любое напряжение и затемнение могут привести в воде к плачевному исходу."Вернись под мой кров,-шепчет земля, протягивая к нам свою гравитационную руку.  "Там ужас и мрак, там ты погибнешь,"- многолико и многоголосно  убеждает она неофита... И в убедительности ей нельзя отказать.

Вот тут главное не последовать импульсу  Орфея- не обернуться назад, не посмотреть на удаляющейся берег, на неё...

...неофит на какое-то время должен стать маниакально-одержимым подозрением о  повсеместном преследовании гравитацией... Особенно в те минуты, когда наступает некое облегчение, понимание воды, когда появляется первая улыбка...

Например, волевое преодоление чудовищного гребня  волны не возможно: «пройти» его можно лишь  нырнув в глубину, в толще которой тихо и  спокойно. Там в глубине нет страшной пены, камней и скорости, там безопасно, гравитация на время отпускает  и можно плыть  дальше.   В ситуации волевого преодоления мы бы имели только разбившийся о берег (действие гравитации!) труп.

Что касается затемнения, то в воде однозначно  нельзя закрывать глаза. А это значит, что напряжённое  внимание для воды- императив. Если в режиме Земли человек привык к тому, что на многое он их закрывает, зная о каких-то константах, обобщениях и стабильности, то в воде всё это отменяется-  там никакой стабильности и постоянства нет и в помине… Всё меняется непредсказуемо и перманентно. Это тяжело, но … освоиться придётся.

Если философское плавание началось- с первых дней необходимо учитывать все качества (характеристики, от слова- характер) воды, постепенно аккумулируя их в себя… Сопротивление воде,  напряжение- интрига, приёмы и смертельные стрелы гравитации.  В философском море  надо отдаться воде… тогда неофит  постепенно из земного мира перейдёт в водный и его покровительство… станет сам водой, достигнув чаемой открытости…  И там в воде он и обнаружит множество рыб, царство по имени «ихтиос» и Диониса.         

«Будьте как дети»,- говорит Исус...  

Дети пребывают исключительно в режиме воды. Поэтому дети спят и видят сны, которым верят, ими грезят наяву, воображают, сочиняют, врут… и играют в своём неомрачённом догматами мире…

 «Мы из того же вещества, из которого сотворены и сны»,- говорит Шекспир. Сновидец- это водоплавающий  человек. Человек создан с примесью воды, поэтому свинец возможно пресущетвить в золото…

Глиняная кукла трескается, химическая стеклянница взрывается и навигация терпит фиаско лишь от того, что воды была в  дефиците- химический огонь применён не верно, иссушив землю- глину…

Все химические реакции идут исключительно в водном растворе!

Сны, воображение, грёза, рефлексивно очищенные от гравитации-первые «шаги» философского плавания… в нежно-молочном  морском  «штиле».  Коагула.

Далее философская пища требует от неофита применения окрепших зубов и челюстей… Погода на море стремительно портится, меняясь в сторону нарастания бури, шквала ветров и многобального шторма…

Это и есть начало освоения Воды- сольвэ, а значит "время нигредо".

По мере удаления от режима  Земли- гравитация увеличивает свой яд и изощрённость.   Тут важно не потерять ту самую волшебную нить Ариадны (неофиту, даже, если он не заметил, она изначально вложена в руку). Потерявший её, не вспомнивший о ней- однозначно утонет.

В момент нарастания непогоды,  под действием гравитации философ может уповать только… на воду… Стремясь освоить правила «нахождения на воде», понять логику и устройства воды, её структуру  и физику… философ начинает медленно, но верно исчезать из поля смертоносной гравитации.  Совершённый побег- необратим. Наша земля расколота, в глиняную куклу хлынула вода, поэтому у философа больше нет суши, а значит и почвы под ногами: он должен привыкнуть, что под ним- бездна… и опереться там не на что… Но при прохождении обучения водой адепт и сам становится водой (…воду сделать телом, а тело- водой…), осваивая все её качества и свойства, поэтому вопрос об опоре- растворяется…

Чудовищная тьма нигредо- это война неофита с гравитацией. Дугин пишет, что ада нет, его конституирует пробуждённое сознание. Всё, что в омрачённом режиме Земли современного мира   имело смысл и казалось притягательным- в один миг приобретает непереносимые чёрные окрасы и дышать в таком открывшемся мире становится нечем… Значит... ныряем.

Тут необходимо указать на гендерные особенности: истинные Женщины от рождения- отменные пловчихи. Однако – они и столь и отменные трусихи… Истинные Мужчины, за очень редким исключением, рождаются без этой способности и сами по себе плавать не умеют, но их героический дух творит чудеса… Стартовые особенности существенно разнятся. Стоит подумать о побеге вдвоём???

...Как только гравитация будет преодолена- неофит обнаружит себя философом в белоснежном одеянии...  

Произведена безотзывная операция, обратная «дарвинской эволюции»: морской стегацефал выбрался на сушу и стал её осваивать, породив земноводных, пресмыкающихся, птиц и млекопитающих …

Философ же стремится обратно, к воде.

Страшно ли это? Можно ли в режиме воды жить  в земных пейзажах?

 Можно и нужно,- говорят Мастера.

 Только вода способна прибывать  на земле в трёх физических состояниях: твёрдом, жидком и газообразном, а также иметь свойства огня- гореть. Металлы, освоив водный режим - не менее пластичны, чем вода, но переходить в атомарность они не способны.

Т.о. философ в земном оформлении получает совсем иные качества, приобретая важнейшую для философии оптику. Оптику воды, а значит- открытости к  апофатике, к чуду возвращения на  Родину...