*Дорога домой через Испанию*

По эмигрантским источникам, около 40 офицеров (по советским - от нескольких сот до тысячи русских эмигрантов) сражались и на стороне Республики. Они воевали в канадском батальоне имени Маккензи-Палино, балканском батальоне имени Димитрова, батальоне имени Домбровского, франко-бельгийской бригаде. Шесть украинцев сражались в «Чапаев-батальоне».
В декабре 1936 года в операции за Теруэльский выступ пехотная часть 13-й интербригады понесла огромные потери. В ее составе сражалась рота бывших белогвардейцев, которая была почти полностью уничтожена.
Во многих республиканских частях русские эмигранты занимали командные должности. Командиром роты в батальоне имени Домбровского был поручик И. И. Остапченко, командовал артиллерией Арагонского фронта полковник белой армии В. К. Глиноецкий, комендантом штаба 14-й интербригады был петлюровский офицер капитан Кореневский. Капитаном республиканской армии был и сын Б. В. Савинкова - Лев Савинков. Интересно, что в его судьбе и продвижении по службе принимал активное участие майор госбезопасности Г. С. Сыроежкин, бывший в Испании старшим советником XIV партизанского корпуса. В 1920-е годы Сыроежкин был одной из центральных фигур в операции «Синдикат-2», нацеленной на уничтожение подпольной белоэмигрантской организации «Союз защиты Родины и свободы» и арест ее лидера Б. В. Савинкова.
Участник событий А. И. Родимцев в своих воспоминаниях отмечает, что в учебном центре по формированию интербригад обучалось множество русских, украинцев и белорусов. Особенно много, по словам Родимцева, было выходцев из Западной Украины. Их численность достигала тысячи человек. Многие из них владели испанским языком и работали переводчиками. Из украинцев-добровольцев была сформирована даже отдельная рота имени Тараса Шевченко.
Переброску в Испанию русских добровольцев из Франции, Чехословакии, Болгарии и Югославии совместно с испанцами организовывали советские разведорганы. Первичным отбором кандидатов занимались «Союзы за возвращение на родину», являвшиеся официально зарегистрированными общественными организациями. Активной участницей движения за возвращение на родину была В. А. Гучкова-Трэйл - дочь А. И. Гучкова, бывшего военного и морского министра Временного правительства. В 1932 году она стала сотрудничать с ГПУ и в 1936 году входила в спецорганизацию по вербовке добровольцев в Испанию.
О встрече с белоэмигрантами в республиканской армии пишет в своих воспоминаниях А. А. Ветров, впоследствии генерал-лейтенант.
«После недавних боев на нашем участке фронта установилась тишина. Вдруг послышалось далекое пение. Слаженная группа голосов выводила мелодию русской песни «Во кузнице молодые кузнецы». Услышать пение на передовой - не совсем обычное явление. Но еще более удивительно было то, что пели в горах Испании старинную русскую песню. Я пошел на голоса. В убежище около печурки сидели пожилые воины. «Салуд, камарадас!» - поздоровался я. «Салют!» - ответил кто-то. «Хорошо поете», - сказал я, присаживаясь. «Кем будете? Что делаете здесь?» - спросил меня боец во французской каске. Я не мог рассказать об участии в войне советских добровольцев и придумал историю о «мексиканском» гражданстве. «Мексиканские танкисты на советских танках?» - удивился солдат, но от дальнейших вопросов воздержался. Во время беседы я узнал, что нахожусь в подразделении интербригады, составленном из русских эмигрантов, большинство которых в свое время служили рядовыми либо младшими офицерами русской армии. На вопрос, что заставило их, далеко не молодых и многое испытавших людей, взяться за оружие, я услышал: «Мы, члены парижского «Союза возвращения на родину», присоединились к антифашистской борьбе, потому что ненавидим фашизм, а также потому, что желаем в борьбе с общим врагом заслужить право называться советскими гражданами и возвратиться на землю наших предков».

По материалам сайта http://www.spain.kp.ru