Бовдунов о контртрадиционной британской Квинте

Бруно пишет, комментируя свой сонет об Актеоне: «Невозможно видеть Солнце, космического Апполона, абсолютный свет в высшей и завершенной форме. Но все же возможно видеть его тень, его Диану, мир, космос, природу, которая в вещах, которая есть свет в темноте материи… немногие направляются к источнику Дианы. Многие довольствуются тем, что охотятся на диких животных, менее значительных… Актеонов, тех, кто имел счастье встретить обнаженную Диану, и влюбиться в нее в такой степени, чтобы претерпеть трансформацию из охотника в добычу, очень мало…  В любой другой охоте, объектом которой служат отдельные вещи, охотник их схватывает, поглощает в меру своего разума, в то время как превращенный в космический и божественный объект охоты, он открывается такому познанию, которое его поглощает, впитывает, интегрирует в себя. Из обычного, цивилизованного, принадлежащего обществу человека он становится диким как олень и житель пустыни, … живет в горных гротах, которые не принадлежат искусственной памяти». Т.о, происходит выход за переделы мира фантазии, мира воображения, субъект поглощается объектом познания и  больше не видит каждую вещь в отдельности, но становится причастен к их сути, видит мир как единое целое, он видит «Амфитрейю, источник всех чисел, всех видов, любого разума, которая есть монада – настоящая сущность каждой вещи». Но он не может видеть ее в абсолютном ее совершенстве, и потому видит ее производное, другую монаду, Диану[15]. Он впервые познает вещи такими, какие они есть, вне категорий рацио и вне посредничества фантазмов.

Важно отметить, что в этой трансгрессивной операции, в которой адепт становится «мертвым в жизни», то есть преодолевшим уровень человеческого существования, Диана – есть лишь  «мнемоническая статуя», символический объект в пространстве воображения. Никоим  образом все вышесказанное нельзя переносить хотя бы и в символическом смысле на какую-либо земную женщину, ибо есть и другие, совсем не дианические аспекты женственности, увлечение которыми способно привести к совсем иному поглощению (ситуация хорошо описанная в «Ангеле западного окна» Майринка[16]). Итак на материале сонета об Актеоне и комментариев к нему Джордано Бруно Иоан Кулиану  демонстрирует два абсолютно неизвестных современному человечеству метода познания, причем, если о сверимагинативном он еще слышало или читало о нем в книгах оккультистски настроенных беллетристов, например, того же Майринка, то о имагинативном, находящемся в мире воображения – нет.

Лунная Королева

Если ночное измерение Дианы – это Луна, то интересно проследить, как проецируется этот образ на политическую плоскость. Философия, в том числе оккультная, всегда имела политическое измерение, а будучи платоником Бруно, как и многие его современники, высоко ставил роль философа в государстве. Впрочем, даже тот же Майринк уже дает нам ответ, правда он вдохновляется образом другого мага, Джона Ди. В политической сфере, утверждает И.П. Кулиану, проекцией мифа Дианы выступает современница Джордано Бруно Елизавета Английская.  Здесь довольно много совпадений. Во-первых, Елизавета -  «королева-девственница», как и Диана, во-вторых, характер ее правления и преобразований в Англии ее воинственный и жесткий нрав  - под стать античной богине, в третьих, при Елизавете Англия становится великой морской державой, более того происходит колоссальный цивилизационный сдвиг, Англия превращается в талассократию, становится геополитическим антиподом континентальной Европы. В этом смысле символизм или воплощение в исторической фигуре Елизаветы мифа Дианы, сопряженного  у Бруно с фигурой Амфитрейи, подтверждается тем, что в древнегреческой мифологии нимфа Амфитрея приобретает статус богини после того, как становится женой бога океана Посейдона. Более того, фундаментальная бездна между Британией и Европой подчеркивает Джордано Бруно как отмечает И.П. Кулиану, символизмом якобы онтологического различия между представительницами прекрасного пола Британии и континента. Бруно пишет о том, что все существа женского пола на Британских островах суть не женщины, а нимфы[17].

Свои работы, касающиеся мифологической фигуры Дианы, Джордано Бруно создает именно в Англии, когда образ Дианы становится не только мифологическим, но политическим символом. В том семантическом пучке, который связан с герметическим мифом Дианы, историческим развертыванием которого было для Бруно, Джона Ди и для поэтов и окультистов из поэтического школы «Scool of Night» правление Елизаветы Первой, очень важной составляющей нужно считать идею Империи.  Кулиану отмечает: «Бруно фататичный приверженец имперской идеи становится в Лондоне адептом темного культа богини Дианы, который для него впрочем, вскоре приобретает и метафизическое измерение»[18], чего, по мнению Кулиану, не хватало его знакомым и компаньонам по культу сэру Уолтеру Рэйли и ученику Джона Ди Джорджу Чапмэну. Если солнце зачастую выступало символом папства в средневековой Европе, то символом Империи была луна. Впрочем, применительно к британской монархии лунный символизм может иметь куда более зловещее значение, если вспомнить Грасе д-Орсе... 

Чуть ранее прибытия Бруно в Англию была написана работа Джона Ди  «Пределы Британской империи»,  в которой знаменитый ученый, алхимик и герметист предлагал план английской морской экспансии, целью которой выступало достижение мирового господства и создание альтернативного континентальной Европе имперского священного порядка.  План этот, как показала история, Англия постаралась выполнить.

Итак, определенные круги и на континенте и на островах, принадлежавшие к единой трансъевропейской сети, увлекавшиеся оккультизмом и герметической философией, внесли решающий вклад в идеологию и символическое содержание в создание, и развертывание мифа Британской Империи. Стоит ли удивляться, после того, как мы отметили,  какое внимание уделялось в Возрождение сфере воображения, что именно в этом пространстве была проделана основная работа. Миф об особой, противостоящей континентальной христианской (а ведь там была уже Священная Римская Империя, претендовавшая на универсальность, то есть статус единственной в христианском мире) империи, империи лунной богини Дианы со своей метафизикой и конкретным политическим проектом был развернут сначала именно в пространстве воображения и лишь за тем  манифестировался в  грубой материальной реальности. Но что еще более удивительно, этот миф был Британией прожит. Оказалось, что фантазмы, вызванные к жизни гениями Бруно и Ди, имеют первоочередное значение.

Опасное знание

Знание действительно – штука опасная. Опасно знать религиозную и оккультную подоплеку современной цивилизации, роль темных культов и метафизических доктрин и их соотнесение со сферой политического. Не менее опасно движение по магическому пути, намеченному Бруно, по пути познания сущности всех вещей мира через собственную трансформацию, а не оперирование понятиями или образами. Вместо Дианы можно попасть в ничтожащие объятья Кибелы как чуть не случилось с главным героем «Ангела Западного окна» Майринка, потомком и манифестацией елизаветинского мага Джона Ди. Наконец, не опасен ли сам момент, опыт разрыва? И куда все  же дошли адепты британского культа Дианы XVI века?

Кажется, это было так давно, и какое может иметь значение для нас в XXI веке? Но если, как писал Уайтхед «вся наша философия есть лишь заметки на полях Платона», то, по мнению Кулиану, все интеллектуальное содержание модерна в том или ином виде развертывание мысли авторов XVI-XVII веков. В сфере политики, например, к «Великому манипулятору» и идее» Британской и наследовавшей ей Американской империи» стоит добавить идеи немецкого автора XVII века Иоганна Рудольфа Глаубера, призывавшего в целях достижения всеобщего мира в Европе, создать единую немецкую монархию, которая бы военными и технологическими средствами достигла бы мирового господства. Этот замечательный Глаубер первый предлагает применять химическое оружие и более того создавать закрытые группы инженеров и ученых, задачей которых являлось бы постоянное совершенствование вооружений, так чтобы основные сражения велись не на поле боя, а в научных лабораториях[19].

***

Замечательный отрывок из статьи Бовдунова о Кулиану и его исследованиях ренессансной Квинты. Сатанинская лунная империя Дианы - правильнее, контримперия... Два приближенных Елизаветы I - Бруно и Ди... Не приближается ли конец этой системе при Елизавете II? Не замкнулся ли круг? Только что британские военные эксперты заявили, что в случае отделения Шотландии в 2014 г. Англия вовсе откажется от ядерного оружия, ибо ликвидировать его в десятки раз дешевле, чем строить для него новые базы в Англии и перевозить туда из Шотландии. Кажется, старой форме квинтианской контримперии близится крышка...

Комментарии

Лев Каждан аватар

Не забудьте еще о Диане Дэ

Не забудьте еще о Диане Дэ Пуатье-любовнице Генриха Второго и сопернице Екатерины Медичи.Когда Екатерина Медичи организовала Варфоломеевскую Ночь в Англии уже правила Елизавета и протестантизм был господствующей религией.После Варфоломеевской Ночи она готова была обьявить Екатерине войну и высадить на севере Франции английские войска.Диана же мстя Екатерине за былое соперничество с Елизаветой обьединилась.Операцию которая правда так и не состоялась они планировали вместе. 

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!