*Археофутуризм Гийома Фая как синтез аполлонизма и дионисийства*

Знаковая и подлинно новаторская работа «Археофутуризм» («L'Archeofuturisme», 1998) выдающегося французского интеллектуала, философа и  некогда ведущего идеолога «новых правых» Гийома Фая (Guillaume Faye) стала, без сомнения, важнейшим вкладом в эволюцию фундаментальных  стратегий Сопротивления мировой энтропии. На её страницах автор очень живо, без какого-либо сухого академизма и морализаторства,  рассуждает о сущности право-левых идей, их неожиданном синтезе и ближайшем грядущем, которое, как это не прискорбно, отнюдь не будет  безмятежно-идеальным, в духе линейно-прогрессивных представлений о нём. Он выдвигает свой проект с претензиями на актуальность —  археофутуризм, понимаемый им как трансавангардное соединение стремительной динамики современности и бессмертной архаики. Фай также  подробно рассматривает такие понятия, как «конвергенция катастроф» и «виталистский конструктивизм», ибо «прекрасное далёко» неизбежно  рождается в муках и новая жизнь издаёт свой первый младенческий крик в безжизненных руинах прошлого. Указывает он и на недостаточность  понятия «консервативная революция», ибо оно, по его мнению, ассоциируется преимущественно с 1920-ми годами и устаревшими идеологемами,  тогда как требования настоящего, далёкого от какой-либо «книжности», кардинально другие. Гийом Фай говорит о необходимости примирения  Эволы и Маринетти, доктора Фауста и юнгеровского Труженика. Мир Будущего, каким он его видит, соединит противоположности и породит, в  итоге, подлинно традиционный, подлинно платоновский и подлинно ницшеанский Порядок.
Футуризм и архаика, основанные на, как будто, антагонистических принципах аполлонизма и дионисийства, взаимно дополняют друг друга.  Аполлонический полюс футуристической утопии рационально понимает и преображает мир, тогда как дионисийство есть мобилизация  романтической эстетики чистой энергии. Дионисийство связано с теллурической архаикой и Архэ, тогда как аполлонизм — это божественная  мудрость и постоянство человеческого порядка. В проектируемое общество грядущего заложено возвращение к традиционным нормам и  решениям, так как футуризм — это тоже архаика, причём весьма могущественная, ибо будущее воплощается в её извечных пределах.   
Археофутуризм, тем не менее, парадоксально отвергает идею прогресса, которую считает фальшивой, ибо натура Хомо Сапиенс с древнейших  времён вряд ли изменилась к лучшему и архаические организации социума доказали свою пригодность и в наше время. С другой стороны, архаика  и революционный техницизм, что удивительно, вполне совместимы, но только тут нужно учитывать несовместимость нынешней эгалитарной  идеологии и, собственно, футуризма с его страстью к обновлению и планетарному переустройству. Футуризм будет более радикальным, если он  станет архаическим, и, в свою очередь, архаика станет радикальной, если она обретёт футуристический динамизм.
Археофутуризму как никогда близко понятие «Umwertung» Фридриха Ницше, которое понимается как «переоценка» или же «новая оценка» в  контексте «сферического» понимания истории. Эгалитарная современность с её восторженно-пафосной верой в прогресс развила линейное  представление о ходе исторического развития. Традиционные общества вне Европы разработали циклическую и фаталистическую модель  истории. Однако сферическое представление об истории существенно отличается от линейной концепции. Согласно нему, ницшеанское «вечное  возвращение» есть «возвращение того же самого», но никак не «то же самое», ибо «шар-сфера» не есть нечто стационарное, но так или иначе  находящееся в движении. С точки зрения археофутуризма запланированный заранее циклический возврат к прошлому невозможен, однако  архаичные социальные конфигурации можно возродить в новом контексте. То есть благословенная старина реально может вернуться, но только в  другом историческом обличье.
Археофутуризм отличается от традиционализма иным, гораздо более благожелательным и аналитическим, отношением к технике и техницизму.  Техника не есть нечто абсолютно «демоническое», поскольку её истоки обнаруживаются в самом европейском этнокультурном наследии, прежде  всего эллинском. 
Археофутуризм есть метаморфическое видение мира. Будущее, в котором проявляется Архэ, не отрицает Традицию и историческую память  народа, но через метаморфозы придаёт им новые силы и возрождает их. Античный гребной корабль из дерева, если взглянуть на него с данной  точки зрения, трансформируется в атомную подводную лодку с ракетами с ядерными боеголовками и сложнейшей компьютерной начинкой.
Археофутуризм есть мысль о порядке, ибо именно порядок способен как-то укротить взбесившуюся индивидуалистическую этику  постмодернистской современности с её отсутствием дисциплины и с идиотически-хаотической эстетикой (например, каковой является т.н.  «современное искусство»).
Мудрец Платон утверждает, что порядок не является некой несправедливостью, ибо всякая мысль порядка всегда революционна, а революция  есть возвращение к правосудию порядка.

Подготовлено Алексеем Ильиновым по материалам книги Гийома Фая «L'Archeofuturisme»