Алексей Константинович Толстой . Баллада о Тугарине-змие.

Змей Тугарин

 

1

Над светлым Днепром, средь могучих бояр,
Близ стольного Киева-града,
Пирует Владимир, с ним молод и стар,
И слышен далёко звон кованых чар —
Ой ладо, ой ладушки-ладо!

2

И молвит Владимир: «Что ж нету певцов?
Без них мне и пир не отрада!»
И вот незнакомый из дальних рядов
Певец выступает на княжеский зов —
Ой ладо, ой ладушки-ладо!

3

Глаза словно щели, растянутый рот,
Лицо на лицо не похоже,
И выдались скулы углами вперёд,
И ахнул от ужаса русский народ:
«Ой рожа, ой страшная рожа!»

6

И начал он петь на неведомый лад:
«Владычество смелым награда!
Ты, княже, могуч и казною богат,
И помнит ладьи твои дальний Царьград —
Ой ладо, ой ладушки-ладо!

5

Но род твой не вечно судьбою храним,
Настанет тяжёлое время,
Обнимут твой Киев и пламя и дым,
И внуки твои будут внукам моим
Держать золочёное стремя!»

6

И вспыхнул Владимир при слове таком,
В очах загорелась досада —
Но вдруг засмеялся — и хохот кругом
В рядах прокатился, как по небу гром,—
Ой ладо, ой ладушки-ладо!

7

Смеётся Владимир, и с ним сыновья,
Смеётся, потупясь, княгиня,
Смеются бояре, смеются князья,
Удалый Попович, и старый Илья,
И смелый Никитич Добрыня.

8

Певец продолжает: «Смешна моя весть
И вашему уху обидна?
Кто мог бы из вас оскорбление снесть?
Бесценное русским сокровище честь,
Их клятва: „Да будет мне стыдно!“

9

На вече народном вершится их суд,
Обиды смывает с них поле —
Но дни, погодите, иные придут,
И честь, государи, заменит вам кнут,
А вече — каганская воля!»

10

«Стой!— молвит Илья,— твой хоть голос и чист,
Да песня твоя не пригожа!
Был вор Соловей, как и ты, голосист,
Да я пятернёй приглушил его свист —
С тобой не случилось бы то же!»

11

Певец продолжает: «И время придёт,
Уступит наш хан христианам,
И снова подымется русский народ,
И землю единый из вас соберёт,
Но сам же над ней станет ханом!

12

И в тереме будет сидеть он своём,
Подобен кумиру средь храма,
И будет он спины вам бить батожьём,
А вы ему стукать да стукать челом —
Ой срама, ой горького срама!»

13

«Стой!— молвит Попович,— хоть дюжий твой рост,
Но слушай, поганая рожа:
Зашла раз корова к отцу на погост,
Махнул я её через крышу за хвост —
Тебе не было бы того же!»

14

Hо тот продолжает, осклабивши пасть:
«Обычай вы наш переймёте,
На честь вы поруху научитесь класть,
И вот, наглотавшись татарщины всласть,
Вы Русью её назовёте!

15

И с честной поссоритесь вы стариной,
И, предкам великим на сором,
Не слушая голоса крови родной,
Вы скажете: „Станем к варягам спиной,
Лицом повернёмся к обдорам!“»

16

«Стой!— молвит, поднявшись, Добрыня,— не смей
Пророчить такого нам горя!
Тебя я узнал из негодных речей:
Ты старый Тугарин, поганый тот змей,
Приплывший от Чёрного моря!

17

На крыльях бумажных, ночною порой,
Ты часто вкруг Киева-града
Летал и шипел, но тебя не впервой
Попотчую я калёною стрелой —
Ой ладо, ой ладушки-ладо!»

18

И начал Добрыня натягивать лук,
И вот, на потеху народу,
Струны богатырской послышавши звук,
Во змея певец перекинулся вдруг
И с шипом бросается в воду.

19

«Тьфу, гадина!— молвил Владимир и нос
Зажал от несносного смрада,—
Чего уж он в скаредной песни не нёс,
Но, благо, удрал от Добрынюшки, пёс,—
Ой ладо, ой ладушки-ладо!»

20

А змей, по Днепру расстилаясь, плывёт,
И, смехом преследуя гада,
По нём улюлюкает русский народ:
«Чай, песни теперь уже нам не споёт —
Ой ладо, ой ладушки-ладо!»

21

Смеётся Владимир: «Вишь, выдумал нам
Каким угрожать он позором!
Чтоб мы от Тугарина приняли срам!
Чтоб спины подставили мы батогам!
Чтоб мы повернулись к обдорам!

22

Нет, шутишь! Живёт наша русская Русь!
Татарской нам Руси не надо!
Солгал он, солгал, перелётный он гусь,
За честь нашей родины я не боюсь —
Ой ладо, ой ладушки-ладо!

23

А если б над нею беда и стряслась,
Потомки беду перемогут!
Бывает,— примолвил свет-солнышко-князь,—
Неволя заставит пройти через грязь —
Купаться в ней свиньи лишь могут!

24

Подайте ж мне чару большую мою,
Ту чару, добытую в сече,
Добытую с ханом хозарским в бою,—
За русский обычай до дна её пью,
За древнее русское вече!

25

За вольный, за честный славянский народ!
За колокол пью Новаграда!
И если он даже и в прах упадёт,
Пусть звон его в сердце потомков живёт —
Ой ладо, ой ладушки-ладо!

26

Я пью за варягов, за дедов лихих,
Кем русская сила подъята,
Кем славен наш Киев, кем грек приутих,
За синее море, которое их,
Шумя, принесло от заката!»

27

И выпил Владимир — и разом кругом,
Как плеск лебединого стада,
Как летом из тучи ударивший гром,
Народ отвечает: «За князя мы пьём!
Ой ладо, ой ладушки-ладо!

28

Да правит по-русски он русский народ,
А хана нам даром не надо!
И если настанет година невзгод,
Мы верим, что Русь их победно пройдёт,—
Ой ладо, ой ладушки-ладо!»

29

Пирует Владимир со светлым лицом,
В груди богатырской отрада,
Он верит: победно мы горе пройдём,
И весело слышать ему над Днепром:
«Ой ладо, ой ладушкн-ладо!»

30

Пирует с Владимиром сила бояр,
Пируют посадники града,
Пирует весь Киев, и молод и стар,
И слышен далёко звон кованых чар —
Ой ладо, ой ладушки-ладо!


Комментарии

Mahtalcar аватар

А.К. Толстой -дедушка крокодилизма и Широпаева

 И прямой наставник Вл. Соловьёва.

Карпец уже не раз указывал, что корни крокодилизма лежат в А.К. Толстом.

Разумеется, реальный Владимир Святой, "каган русов", не имеет отношения к стихотворному.

 

Лев Каждан аватар

Толстой и Широпаев:для сравнения

 

           
   
   

     
 

Застыло время - лето ли, зима ли -
Московия, Империя, Союз…
В кремлевских недрах, в тайном каземате
К сырой стене прикован воин Русь.

Он вольным был. Клыкастые дракары
Вел в синь и солнце, стоя у главы.
От Груманта до Кипра и Сахары
Веселый клич гремел: "На вы! На вы!"

Русь оценил Царьграда хлебосольство
И златоглавий самоварный вид.
Он усмехался: "Слишком мало солнца!
Так вот вам солнце - на ворота щит!"

Русь не любил молебны и базары,
Теодицей непроходимый лес.
Склоняли выю греки и хазары
Перед мечом с насечкой черт и рез,

Пока монах один, чернее сажи,
О всепрощеньи что-то бормоча,
Не всыпал яд в языческую чашу…
Отведал Русь - и стаял, как свеча.

Его связали кушаками туго,
Перунов крест сорвали со шнура,
И меч - грозу ублюдочного юга -
Ублюдок сбросил с берега Днепра.

Змея-монах, стращая божьей карой,
Траву усыпал фосфором луны,
И, обезглавив дерзкие дракары,
Их превратил в смиренные челны.

Стелился дым, удушливый и рваный…
Нерусской плотью пахнущая мразь,
Напялив латы с солнцами и львами,
В палатах села, русью нареклась.

Все шире, шире мачеха-Россия,
А батька-Русь закован и заклят…
Но раз в столетье зыркалы косые
Заглядывают в тайный каземат.

И некто вроде чуди или гунна
Клинком кривым касается лица:
"Поставь автограф сокровенной руной,
Чтоб нам твой род поверил до конца,

Чтоб разом гнули серые спинишки,
Не помня Рюген и Эвксинский понт,
Чтоб русских глаз лазоревые вспышки
Не колыхали душный горизонт".

И, не добившись руyы, образина
Уходит прочь. Гремит засова брус.
Там, на свободе - рабская Россия,
А тут, во тьме - солнцелюбивый Русь.

Но, глядя в ночь, он знает: бьется раса
И помнит море, и степную даль.
Спадет, как ржа, Евразии проказа,
Под ней - руси нетронутая сталь.

Сквозь наважденье византийской вязи
Черты и резы различить пора,
Чтоб вышел Русь - освобожденный Разин -
И развернул, как знамя, Солнце-Ра.

Опять к зениту правит сокол-птица,
Летят к морям ковыльные ветра,
И русской расы тайная десница,
Сжимая меч, взрастает из Днепра.

Пленник


 

 

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Лев Каждан аватар

Толстой и Широпаев:для сравнения

 
 
 
 
 

 

 



 
 

 

1
Пылая стремлением к власти,
Ты волны дракарами рушил.
Вот кили исчадий клыкастых
Вползли на пологую сушу.
Сияла студеная воля
В очах беспощадных и синих.
Так Русь - открыватель и воин -
Ступил в березняк и осинник.
Повеяло топким болотом
И помесью пота и гари,
Холопом - потомком холопа
И глазом бессмысленно-карим.
Раб вышел, хребтину склонивши,
Согласный на вечные узы…
Вот так начиналось: склавины
Под властью железного Рyси.
2
О Русь - несгибаемый пастырь,
Блюститель Порядка и Меры.
Не пачкалась русская каста
О месиво чуди и мери.
Твой стяг, как натянутый парус,
Алел неослабно и жестко.
И Бог-златоусец как фаллос
Вставал над колонией плоской.
3
Возросший на протухшем мясе
Кровосмешенья, как пион,
Царьград - плавильщик антирасы,
Златая груда, Вавилон.
Оплот лукавого “спасенья”,
Полусемит и полугрек,
Ты гниль свою струишь на север
По синим жилам наших рек.
Они ползут, твои шпионы,
И долгополы, и черны,
И с тяжким запахом пиона
Мешают запах череды.
Но Север весело и здраво
Взметнет грозою паруса.
И синей сталью Святослава
Блеснет Дуная полоса.
Потомок, бди! Опасность - с юга
Ползет упадничества гнусь.
Чтоб не сбылась “Россия-сука”,
Стоит на страже воин Русь.
4
Но все сильней напор дурмана.
И кто-то шепчет вновь и вновь:
“Забудь купальские туманы,
И солнца жар, и в жилах кровь”.
По малой капельке, по капле
Отрава выпита была.
Мечи, как фаллосы, ослабли
И разлетелись сокола.
И Златоусого, как зверя,
Петлей стащили, изловчась…
Еврей, хазарин, чудь и меря -
Все стали русью в тот же час.
Все исступленнее давленье
Громады Мирового Льда…
Как ночь без края, как затменье
К Руси придвинулась Орда.
5
Упал пораженный Евпатий,
Неся на броне коловрат.
Густые потоки Евразий,
Вскипая, уперлись в закат.
Косясь на глазенки косые,
Москва проползала на пузе
Все ближе и ближе к России,
Все дальше и дальше от Руси.
Купоны украдкою стригла,
Училась копировать хана,
В жару византийского тигля
Растила грядущего хама,
Пока кумачевой лавиной,
Руси выметая останки,
И меря, и чудь, и склавины
Не хлынули с визгом тальянки.
А белое русское имя
Взлетает, паря облаково,
И с розовых отмелей Крыма,
И с бурой травы Куликова.
6
Что делать? Жить ли? Гнить ли?
Кто уцелел, не трусь.
Простер десницу Гитлер -
Проснулся воин Русь.
Потоки кала с юга
Клокочут и шипят.
Но против Кали -юги
Воскресший Коловрат.
Смотри: на этом съезде,
Над заревом знамен,
Полудней перекрестье
Сдвигает ось времен.
Смотри: единство воли
И расовой души.
В СС воскресли вои
Олеговых дружин.
Смотри: народ орлино
Готовится к броску.
Сегодня Русь в Берлине,
С прицелом на Москву.
Зарницы. Лето. Эра
Глобальных перемен.
Склавины, чудь и меря
Бредут понуро в плен.
Пылит багряный зарев,
Мотоциклист безус.
Не любит комиссаров
В реглан одетый Русь.
Пшеничное раздолье.
Река. Ракиты. Гусь.
Навстречу с хлебом-солью
Выходит тоже Русь.
Какое это счастье:
Все мчаться на рассвет
И ставить знаки свастик
На каждый сельсовет!
Но метит, метит осень
Бескрайний Остервег.
Надлом Всемирной Оси.
Мелькает первый снег.
И стынет фронта линия,
Как птица на лету.
И танковые клинья
Вмерзают в пустоту.
И снова Кали-юга
Свое берет, берет.
И стелет каин Жуков
Линолеум штрафрот.
Достал цареву ферязь
Грузин, смеясь в усы…
Склавины, чудь и меря
Вошли в оплот Руси,
И роются оравой
В обугленных костях.
Так череп Святослава
Разглядывал степняк.
Рубахой из сатина
По праздникам тряси…
“За взятие Берлина?”
“За взятие Руси!”
7
Вы нас размочили де юрэ.
Де факто мы живы - любуйся!
Незыблемы Рюрик и Фюрер
В ряду воплощения Руси.
Построилась Русская каста.
Орда из тумана хрипит нам.
Но реет трезубец клыкастый -
Грядет Куликовская битва.
Туман проплывает клоками.
Уродливы контуры быдла.
Полны небеса соколами -
Грядет Куликовская битва.
Ордынцы - чернее проказы.
Мы снега белей и молитвы.
Надвинулась раса на расу -
Грядет Куликовская битва.
Пред нами - просторы победы.
Осталось пути прорубить нам.
Зовут острова и планеты -
Грядет Куликовская битва.
Построим дракар небывалый.
За далями синее видно.
Шелка истомились по шквалу -
Грядет Куликовская битва.
И меря, и чудь, и склавины,
Стальными ветрами, как бритвой,
Разодраны ваши холстины -
Грядет Куликовская битва.
С Отечества сходят туманом
Империи, Царства, Союзы -
Тем злей отражается прана
В щите синеглазого Руси,
Тем ярче трава Арьяварты,
Что так зелена неизбывно…
Грохочут мечи авангарда -
Грядет Куликовская битва.
2000 г.

Русь

© Широпаев А.А.

 

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

 Мне кажется интересным тут

 Мне кажется интересным тут что у А.  К. Толстого   Тугарин , символ Орды ,-змий.  Любопытно , что  такой вроде бы антагонист Широпаева , как  Джемаль, тоже антиевразиец и антиордынец.

Лев Каждан аватар

Тугарин-змий и Ящер-змий.Вот

Тугарин-змий и Ящер-змий.Вот ведь что получается.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Ещё любопытный момент: в

Ещё любопытный момент: в стихах приведенных Кажданом воин- Русь противопоставляется жрецам-монахам.Русь не любил молебны и базары,
Теодицей непроходимый лес.
Склоняли выю греки и хазары
Перед мечом с насечкой черт и рез,  Но дальше нелюбви к теодицей непроходимому лесу дела не идет. А ведь жрецы узурпируют власть узурпируя именно право на рефлексию. По сути   Русь оказался там где он оказался именно из-за "нелюбви к теодицей непроходимому лесу ", именно поэтому не  возникла русская субьектность , то есть керигматичность- единственная форма осознанности доступная   человеку исповедующему авраамические религии .

впрочем язычество так любимое

впрочем язычество так любимое Широпаевым , есть  почти тотальное владычество Змия.

Лев Каждан аватар

Если керигма-это теория а

Если керигма-это теория а структура-практика то у славянских язычников нехватка одного компенсировалась другим.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!

Mahtalcar аватар

Меря

Я никогда не скрывал своего происхождения как от славян-кривичей, так и от чуди и мери. Я живу в финно-угорском краю и другой Руси не знаю. (Бывал в Белой Руси, конечно, но там то же самое, угрюмые болота, только балтские. Для Европы уже в 13-14 вв. "Литва и Русь" были "не-Европой".)

Лев Каждан аватар

У меня из республики

У меня из республики Марий-Эль-предки бабушки.Той самой которая единственная русская во всем роду(остальные предки-сплошь явреи).Но и она наполовину марийка.Вот такая из меня получается русская каста.А край где мы живем и впрямь финно-угорский.Имею в виду Москву.Все этнонимы с окончанием "ва"(в переводе с угрофинских языков оно означает "вода" ведь словом "Москва" изначально называли реку а не город) имеют угрофинское происхождение.

Аллах,Муамар,Ливия ва бас!